Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Агарис


Агарис

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

1. Название эпизода:
Сговор
2. Время действия:
Несколько дней до дня святого Фабиана
3. Место действия:
Агарис. Трактир "Оранжевая луна", дом Жаймиоля.
4. Участники:
Альдо Ракан, Енниоль (НПС), Жаймиоль (НПС), Мэллит
5. Краткое описание:
Гоганы заинтересованы в том, чтобы помочь Альдо Ракану взойти на талигский престол. Они преследуют свои цели, однако не намерены раскрывать их перед потомком  свергнутой династии. Высшие чины  гоганской общины встречаются с Альдо для того, чтобы убедить его в своей помощи.

увеличить

0

2

Внезапное приглашение от гоганов, признаться честно, несколько огорошило Альдо. Не то чтобы он никак не соприкасался с этим народом (увы, в их с Матильдой и Робером положении с ростовщиками приходится частенько иметь дело), но личная встреча, да еще и обставленная с такой таинственностью... Рыжие обещались говорить о вещах серьезных и важных, но молодой человек ловил себя на том, что пошел бы, даже пригласи они его потравить байки. С появлением Робера, который очень быстро стал лучшим другом Альдо, жизнь в Агарисе приобрела хоть какие-то новые краски, но Эпине, понятное дело, не мог находиться при нем сутки напролет, да и не стал бы, гордец этакий. При бабке тоже долго не просидишь, чай, не малец уже. Матильда, конечно, умница, не чета другим своим ровесницам, и с ней Альдо был всегда готов провести время. Но вокруг бабушки постоянно вились все эти прихлебатели, а их он уже давно на дух не переносил.
Вот и выходило, что встретиться с гоганами так и так стоит. Хоть какое-то разнообразие, пусть маленькое, но приключение. А то скука смертная в этом Агарисе.
В обозначенное время Альдо явился в указанное место и присел за столик (какой именно, тоже было оговорено заранее).
Даже если все это окажется "пшиком" - не страшно. Хоть вина выпью хорошего, монеты в кармане пока есть. А можно какого-нибудь пострела за пару медяков пойти отыскать Робера и гульнуть. Надо бедняге хоть иногда развлекаться, а то он скоро от вареной моркови с ума сойдет.
Альдо усмехнулся собственным мыслям.

0

3

"Оранжевая луна" была, наверное, самым известным из трактиров Агариса, которые принадлежали  племени рыжих "куниц". Здесь всегда, даже в запретные дни и часы поста можно было отведать "нечистивых" кур и выпить довольно неплохого вина. Поэтому тут всегда было много посетителей. И не только заморских матросов и купцов, ради которых, по идее, и  готовились все яства. Агарисцы тоже были не против полакомиться "нечистивой" пищей, посему захаживали в гоганские  трактиры. Вот и сегодня в "Оранжевой луне" собрались с несколько десятков  человек. Впрочем, никто не обращал внимания на соседей, посему   появления в зале молодого человека со светло-русыми волосами и серо-голубыми глазами не заетили. По крайней мере те - кто не ожидал его прихода намеренно.
Полог в дальнем конце  трактира, отделяющий «Оранжевую луну» от дома достославного Жаймиоля чуть шевельнулся, отодвигаясь немного. В получившейся щели мелькнул пронзительный цепкий взгляд, окинувший зал трактира. Остановился на сидящем за столиком одиноком молодом мужчине. Затем полог вернулся на свое место.
Невысокий пухлый юноша подошел к столику, где сидел потомок изгнанного королевского рода. Юноше велели провести сидящего именно за этим столиком русоволосого мужчину к достославным. Сказали только, что этот русоволосый – один из блистательных детей Кабиоховых. Больше ничего. Даже имени. Гоган низко поклонился, сложив руки вместе и лучезарно улыбаясь.
- Да простит блистательный ничтожного за то, что осмелился потревожить Блистательного просят пройти для встречи с достославными. Путь Блистательный последует за мной..

0

4

- Если так пойдет и дальше, скоро я, пожалуй, ослепну от этакого блеска. - Усмехнулся Альдо, впрочем, вполне беззлобно. Он прекрасно знал, что у гоганов такие цветистые обращения в порядке вещей. И все же от всех этих эпитетов порядком подташнивало - прихлебатели, крутящиеся вокруг Матильды, тоже ими бросались слишком часто. Но если для рыжих это было просто фигурой речи, то слова всевозможных хогбердов ну просто сочились наглейшей ложью.
Даже думать об этих слизняках было тошно, так что Альдо встряхнулся и, с улыбкой кивнув молодому гогану, проследовал за ним во внутренние покои дома. Это было довольно занятно, никогда еще молодому человеку не доводилось видеть общину "куниц" изнутри. Он с интересом осматривался, пока они наконец не добрались до нужной комнаты. Альдо еще раз вежливо кивнул, но сам разговор начинать не спешил. В конце концов, позвали его гоганы, пусть уж теперь выкладывают, что им потребовалось от наследника пусть и королевского, но довольно-таки поистаскавшегося рода.

+1

5

Длинные коридоры, по которым юный гоган вел  Блистательного, освещались жаровнями на больших треногах. Чем больше  удалялся путь от «Оранжевой луны», и чем больше приближался он к своему завершению, тем меньше становилось жаровен.  Несколько поворотов, каждый из которых был завешен тяжелыми цветными портьерами, и вот уже через некоторое время юноша отодвинул очередную портьеру, открывающую вход  в большую круглую комнату. Посредине помещения была расположена довольно большая, тускло поблескивающая золотом, пирамида, на которую падали отблески лампад. Окон в помещении не было, только  отверстия в потолке.
Провожатый низко поклонился, прикладывая руки к груди.
- Ничтожный смиренно просит Блистательного пройти и подождать. Достославные вскоре почтят Чертог Четырех и Одного своим присутствием, а ничтожному не позволено тут находиться.
Юноша попятился, пропуская Альдо вперед.
Комната была пуста, а все четыре двери, ведущие в нее, плотно прикрыты. Однако полог у одной из дверей был чуть приподнят.

0

6

Альдо не жалел, о том, что пришел к гоганам. Даже если разговор выйдет ни о чем, все равно будет что рассказать Роберу и Матильде. Настолько далеко в жилые дома гоганов врядли кто из агарисцев заходил. И обращения эти пышные очень веселили.
Да уж, нашли блистательного. Было бы чем. В нашем положении разве что задницей из протертых штанов посверкаешь. С другой стороны, тем интереснее, зачем я понадобился таким богатеям.
Чтобы как-то скоротать ожидание, Альдо прошелся по комнате, приблизился к стоящей в центре комнаты пирамиды.
Похоже на настоящее золото. Если да, то немало его здесь извели. Говорю же, богатеи. Интересно, для чего эта штука вообще нужна? Для простого украшения дома - слишком уж громоздкая. Может, гоганы ей молятся? Почему бы и нет, пирамиду из чистого золота, в отличие от Создателя, хоть пощупать можно, да и в трудный час даже маленький ее кусочек, если надо будет, поможет куда лучше обращений к небесам.
Ухмыльнувшись собственным мыслям, молодой человек не сдержался - огляделся по сторонам и, убедившись, что никто еще не пришел, слегка коснулся одной из граней пирамиды ладонью.

0

7

Когда ладонь принца-изгнанника коснулась гладкой блестящей поверхности, в уши его тотчас словно ударило все усиливающимся гулом, как будто на него надвигалась морская волна или целый табун бешено мчащихся морисков. Перед внутренним взором поплыл туман, пересекаемый резкими вспышками, словно блеск молний.

Взгляд человека в старинном лиловом костюме придворного полон негодования. Обращен он к темноволосому мужчине, стоящему у окна. Тот оборачивается, встряхивает головой. Белозубо  сверкает дерзкая усмешка.  Не добрая.
Эктор Придд, а это, несомненно, он говорит что-то горячо и возмущенно. Выхватывает меч...

- Первородный не должен касаться Ары. – В негромком голосе, раздавшемся со стороны, звучит одновременно почтительность, властность и ужас. Необычная смесь. Плеча Альдо касается и тут же отдергивается худая смуглая рука. Видение стремительно исчезает так, словно его и не было вовсе.

Отредактировано Закатная тварь (2011-10-11 23:57:23)

0

8

Да уж, определенно, эта встреча запомнится ему надолго! До сего момента Альдо ни разу в жизни не сталкивался с необъяснимым. Это оказалось вовсе даже и не страшно, напротив, весьма занимательно. Хоть потом от обилия ярких картин, звуков и ощущений слегка кружилась голова.
Удивительно! Неужели, прикасаясь к этой пирамиде, можно видеть прошлое? Или это не прошлое, а просто иллюзии... Магия? Кошки его знают. Ученые мужи наверняка смогли бы это как-то объяснить. Хорошо, что я - не ученый муж. Желаю хоть иногда верить в чудеса.
Первородный не должен касаться ары.
Легкое прикосновение - и видение рассеялось. Альдо обернулся к пришедшему гогану и обезоруживающе улыбнулся.
Красивая вещь - не смог сдержаться. Поверьте, ничего дурного в виду не имел.
На ней же не написано "не трогать".
- Ну, что же, уважаемый, вот он я, Альдо Ракан, как и просили. Признаюсь честно, не терпится узнать, в чем причина Вашего внезапного интереса к моей персоне.

0

9

Первородный был нетерпелив, что часто свойственно юности. Он хотел жить и править, он хотел получить то, что ему положено по праву рождения. И он получит это...
- Моя радость безмерна. -  Енниоль говорил негромко и четко. Зачем повышать голос или тратить свои силы на это, если и так знаешь, что слушать будут. Это выгодно обоим участникам разговора. - Да расточатся горести нашего гостя и приумножатся радости. Нижайше прошу блистательного и великолепного присоединиться к нашей трапезе. Лишь удовлетворив тело, можно подняться к высотам мысли. - Обычай гоганов заповедовал им сначала накормить странника, ублажить гостя и лишь потом говорить и спрашивать. А этот разговор был настолько важным, что нарушать правила было нельзя. Тем более, слушать всегда проще на полный желудок, чем на пустой.

0

10

Ошивающаяся вокруг Матильды шваль тоже любила цветистые фразы и громкие эпитеты, но если из их уст слышать такое было мерзко, то прихотливый слог гоганов не раздражал. Возможно, потому что рыжие не выделывались, а всегда так разговаривали. Что поделать, у каждого народа свои причуды. Даже забавно, похоже на речь героев старых сказок.
- Мудро сказано! Можно и подкрепиться, почему бы нет.
Альдо последовал за гоганом, не забывая глядеть по сторонам. Не успел прийти - а уже начались чудеса. Интересно, что начнется после ужина?
Молодой человек подозревал, что напрямую про странную золотую пирамиду ему могут и не рассказать, но все же не спросить не мог.
- Вы, может, подумаете, что я голову на солнце перегрел, но все-таки спрошу. Когда я дотронулся до этой... ары, вроде Вы так ее назвали, со мной случилось что-то вроде видения. Сна наяву. Увидел человека, который умер задолго до моего рождения, но сразу его узнал. Вы можете объяснить, что со мной произошло?

0

11

В самом центре помещения, куда препроводили принца-изгнанника,  уже был накрыт стол. Пожалуй,  даже лучшие блюда из кухни достославного Жаймиоля  не шли ни в какое сравнение с теми яствами, коими этот самый стол  был уставлен.  И за ним уже восседали четверо гоганов, чей преклонный возраст можно было определить не только по  лицам, украшенных морщинами, но и по седине, пробивающейся в рыжих бородах. Приведший Альдо в комнату Енниоль занял свое место и указал молодому человеку на место напротив себя. Если  Достославный из достославных и был обеспокоен словами принца, то это никак не отразилось ни на его лице, ни на жестах, ни на голосе.
- Сын отца моего просит Первородного опуститься в кресло, ибо  правнук Кабиохов уже стар и не привык смотреть снизу вверх. Я прошу Блистательного отведать четырежды от четырех блюд, дабы узреть, что Первородный доверяет гостеприимству  пригласивших его в сей дом.  У  правнуков Кабиоховых, так же, как и у Людей чести, к коим принадлежит Блистательный Альдо, есть свои законы. Почитание их есть спасение и сила рода правнуков Кабиоховых.
Так же, как и все прежние слова, краткая речь была торжественна и произнесена негромко, но внушительно. После последних слов Енниоль замолчал, лишь поглаживая бороду. Молчанием своим он показывал твердость в намерениях следовать обычаям и не говорить о делах прежде, чем гость насытится.

0

12

Как хорошо, что у изгнанников умение держать лицо в любой ситуации воспитывается с младых ногтей! Иначе бы Альдо уже ломанулся к столу, расталкивая ближайших рыжих, и вовсю трапезничал, да так, что за ушами трещало бы. Такие яства он в последний раз видел...
Да никогда я ничего подобного не видел, если задуматься. И уж точно не ел.
Тем не менее, Альдо лишь благосклонно кивнул своему спутнику, мол, хорошо, в чужом доме надо следовать традициям хозяев, и опустился на указанное место.
Так, молчать, как чурбан, пожалуй, не стоит. Надо сказать что-нибудь подходящее.
В длинных словоплетениях гоганов молодой человек быстро терял нить смысла, а может, ее там и вовсе не было. Но произнести что-нибудь соответствующее хотя бы по форме, определенно, стоило.
- Хм. - Начал Альдо не очень многозначительно, но язык у него был подвешен все же отменно. - Приходя в дом, следуй правилам его хозяев, и я буду рад показать свое доверие и расположение к Вам. Благодарю за угощение.
Четырежды от четырех? Ха, да легко! Вот только Альдо все сильнее жалел, что пошел без Эпине. Бедняга Робер упустил шанс в кои-то веки наесться от пуза.

0

13

Трапеза проходила в молчании, которое можно было б назвать гробовым, если бы с улицы  не доносились приглушенные звуки, да не слышалось бы потрескивание углей в жаровнях.
Первородный был немногословен, но хорошо воспитан. Он не стал смеяться над обычаем правнуков Кабиоховых, но последовал им. Это было добрым знаком, и Енниоль отметил это наклоном головы. Но таким же молчаливым, как  все свои  предыдущие и последующие действия, сопровождающие то, что казалось своего рода священнодействием, коим был прием пищи.
После того, как все воздали должное  стоящим на столе блюдам, Енниоль  его сородичи молча поднялись с кресел. Теперь пришло время бесед. То не тут. Достославный из достославных ополоснул руки в, поднесенной слугой,  миске алатского фарфора, наполненной розовой водой, вытер пальцы о неподрублненный холст полотенца, взяв его  у того же слуги. Обождал, пока то же сделают остальные, включая гостя. Затем так же молча, с легким наклоном головы, попросил жестом вернуться в Чертог Четырех и Одного.
- Первородный говорил о своем видении. – Заговорил Енниоль, когда все шестеро снова переступили порог Чертога.  – Я прошу Блистательного Альдо поведать правнукам Кабиоховым  о том, что он видел, как можно подробнее. Возможно – это окажется очень важным для того – о чем пойдет разговор впоследствии. Блистательный Альдо может спокойно довериться правнукам Кабиоховым, не держа на сердце опасение, что ему не поверят. То, что расскажет сын твоего отца внуку моего деда, не выйдет из стен Чертога; так же, как и все сказанное, услышанное и происходящее.
Последние слова были сказаны весьма многозначительно. Обещание молчать самим и предупреждение Первородному, чтобы тот так же  не говорил ни слова тому, кому знать ничего не положено.

0

14

На аппетит Альдо никогда не жаловался, так что трапеза прошла как нельзя лучше, оставив молодого человека в самом что ни на есть довольном и благостном расположении духа.
А может, гоганы и правы, что не говорят о делах, пока не наедятся от пуза. На голодный желудок можно таких дел наворотить, страшно представить... а тут все сытые, добрые, беседа сама спорится...
Повторив все вслед за хозяевами дома, принц последовал за ними. Вскоре они снова оказались в той самой комнате с золотой пирамидой. Наконец-то начинался серьезный разговор.
- Можете быть спокойны, тайное останется тайным.
Ну, Роберу-то я, конечно, расскажу, но он-то могила. А так рыжие и правда могут быть спокойны, если я начну на каждом углу разглагольствовать про то, как трогал гору золота и мне от этого были видения - как пить дать посчитают сумасшедшим.
Собравшись с мыслями, Альдо начал:
- Сначала я услышал шум. Как от надвигающейся бури. Потом увидел туман, а в нем словно вспышки молний. Затем туман расступился, и я словно бы оказался в каком-то другом помещении. Я увидел человека в старинном лиловом костюме, такое в Талигойе носили, но очень много лет назад. Неподалеку у окна стоит черноволосый мужчина. Эти двое разговаривают, я не могу разобрать слов, только их тон. Человек в лиловом говорит резко, возмущенно, и я узнаю его. Это Эктор Придд, тот самый, что погиб от руки Рамиро-Предателя. Черноволосый усмехается, и Придд выхватывает меч... А после пришли Вы. Это все.
Принц снова с любопытством взглянул на ару.
- Так вы объясните, что это за пирамида?

0

15

Енниоль слушал внимательно, однако лоб перерезала хмурая морщина, а смуглые тонкие пальцы вновь прошлись по бороде. Первородный говорил о днях, давно прошедших, но это могло оказаться крайне важным для дня нынешнего и будущего. Однако очень странно было то, что Блистательный Альдо не увидел своего предка. Было ли это случайностью либо определенным знаком – гоганн не знал. Это внушало тревогу, хотя на непроницаемом лице не отразилось не единой эмоции, которая могла бы дать хоть малейший повод для беспокойства другим.
- Ара, это сердце веры правнуков Кабиоховых. Она хранит в себе многое из того, что было забыто Детьми Его. – Произнесено это было веско и значимо. Так говорят о самой большой святыне. – Сын моего отца говорит внуку  твоего деда – Блистательный Альдо увидел то, что было предназначено его взгляду, но то, что было увидено, Первородный должен понять сам. Это может стать путем к престолу либо шагом в пропасть.
Начало разговора было положено. Теперь многое зависело от самого Первородного. Зацепится ли он за единственную, якобы случайно оброненную, фразу, станет ли бороться? Или предпочтет остаться несведущим и продолжит влачить жалкое существование, что было уделом не одного поколения его предков? Судя по донесениям, которые доставляли Енниолю, рассчитывать на горячий нрав и воспитание, которое получил Альдо Ракан, было можно. Поскольку даже в том болоте, что представляла сейчас собой жизнь Первородного, несмотря на  его окружение, можно было взрастить достойного правителя.

0

16

Альдо слушал, впитывая каждое слово. Пока, увы, он понимал далеко не все, и дело было даже не в многословии и прихотливых фразах гоганна. Все-таки не каждый день ты сталкиваешься с чем-то настолько из ряда вон выходящим. Если на чистоту, то до сегодняшнего дня молодой человек еще никогда ничего подобного не испытывал. Не то чтобы он не верил в волшебство и прочие потусторонние  вещи. Он скорее воспринимал их как нечто, что вроде как и есть, но он с этим никогда не столкнется. Как оказалось, зря.
Но волшебство ли это? Может, дело в каких-нибудь травах, которые они здесь жгут, и от этого случаются видения?
Поразмыслив, Альдо отбросил это версию. Во-первых, гоганны бы тогда тоже попали под действие этих гипотетических трав. Во-вторых, он чувствовал себя абсолютно нормально. Ну и в-третьих, видение ведь появилось, только когда он коснулся ары, и исчезло, как только он убрал руку.
Молодой человек давал себе слово во что бы то ни стало держать лицо, но после слов о престоле и пропасти не смог полностью сдержаться, слегка приподнял бровь.
Не слишком ли они сгущают краски? О какой пропасти идет речь? Что же до престола, я всегда считал, что они добываются армиями и золотом, а не видениями.
Так или иначе, бросать авантюры Альдо не собирался. Пока для него все происходящее было интересным приключением.
- Я хочу понять. - Значительно ответил он. - Но для этого мне надо узнать и увидеть больше.

0

17

- Молодости свойственно торопить время по причине своей нетерпеливости и желания жить быстрее. И, лишь, прожив жизнь, понимаешь, что часто бывал неправ либо, что торопиться не было смысла. – Слова Енниоля падали весомо, как круглые градины, бьющие листву. Достославный из Достославных не имел желания и не видел смысла говорить скорее. То, что ждало так долго, не дОлжно было быть сказано и услышано в спешке.  То, что гоган желал поведать внуку Кабиохову, следовало осмыслить неторопливо. – Но сейчас Блистательный Альдо прав в свое спешке. Шар Судеб уже стронулся с места и начал свой путь, на котором не станет щадить никого. Желает ли Первородный прежде увидеть то, что было и то, что прольет бОльший свет на прошлое или услышать слова сына моего отца, кои объяснят будущее?
Остальные гоганы стояли молча, однако, повинуясь еле заметному наклону головы Енниоля, один из них громко хлопнул в ладоши.
Тут же, словно они только и ждали этого сигнала за ближайшей дверью, в зал вошли три человека. Две очень крупные, хотя и молодые  женщины ввели под руки третью. Она выделялась среди них, как полевой цветок среди клубней картофеля, словно  крохотная пойманная птичка между домашней откормленной птицы. Какое-то время  девушка оставалась скрытой под тонким полупрозрачным покрывалом, накинутым на ее голову, а затем одна из тучных женщин аккуратно сняла покрывало, являя  присутствующим лицо приведенной.
- Первородный Альдо уже коснулся  ары, и правнуки Кабиоховы молят Его, чтобы торопливый поступок Блистательного не стал причиной грядущих бед. – В голосе Енниоля не было ни укора ни угрозы. – Однако если Первородный пожелал увидеть большее, он обязан быть убережен. Дочь достославного Жаймиоля станет Залогом для  Блистательного, что бы он не увидел и как бы ни поступил. Готов ли сын твоего отца принять кровную жертву названной Мэллит?

0

18

Защищенная часть дома достославного Жаймиоля, казалось, замерла. Абсолютную тишину нарушало лишь тихое шарканье мягких подошв сафьяновых туфель по полу, выложенному черно-желтой плиткой. Сестры крепко держали Мэллит под руки, словно боялись, что она вырвется и убежит. Девушка знала - именно так следует вести ставшую Залогом, как бы показывая, что со стороны гоганов в знак искренности намерений перед благородным Гостем приносится жертва. Ибо ставшая Залогом уже никогда не сможет быть женой и продолжательницей рода правнуков Кабиоховых. Родственники Мэллит, узнав о роли, на которую ее избрал достославный Енниоль, плакали – они не теряли надежды со временем все же пристроить младшую дочь. Сама же юная гоганни восприняла это известие на удивление спокойно. В душе она понимала, что после этого дня ее жизнь изменится, Мэллит уже не будет прежней… Никогда. Это пугало, но и радовало. Слегка задыхаясь, девушка на мгновение прикрыла глаза – белое покрывало, которым ее накрыли, хоть и было легким, но дыхание затрудняло. Шаг, еще шаг…Они уже рядом с Чертогом Одного и Четверых. Дорогу сюда Мэллит знала прекрасно. Гоганни ввели свою младшую сестру в помещение, занавес за ними тут же закрылся, отрезая Мэллит от прежней жизни. В нос ударил терпкий, сладковатый аромат благовоний. В Чертоге воздух был тяжелым – то ли из-за курильниц, то ли из-за разбуженной достославным Енниолем древней магии. Кто-то из сестер снял с Мэллит покрывало. Но рассмотреть людей, находившихся в Чертоге, гоганни не успела. Она почувствовала, что взгляды присутствующих обращены на нее, и, покраснев, опустила глаза, моля Кабиоха о том, чтобы ритуал поскорее свершился.

0

19

Альдо открыл было рот, чтобы попросить рассказать для начала о прошлом (а то всегда неприятно, если в процессе важного дела выясняются какие-то важные детали, которые уже поздно исправлять, но осекся, когда в комнату вошли две толстухи.
Неужели все гоганские женщины такие? Тогда не удивлен, почему они стараются их никому не показывать.
Впрочем, в следующий миг он убедился в собственной неправоте. Между коровами стояла ну словно косуля. Худенькая девочка, несомненно, была гоганни, но на сородичей походила разве что цветом глаз, волос и скромностью. Особого впечатления она на Альдо не произвела, ну да, миленькая, но молодому человеку всегда нравились дамы пофигуристее (разумеется, не настолько, как присутствующие в комнате).  Но слова старика его насторожили. Быть равнодушным - не значит желать кому-то смерти или боли.
- Залогом? Поясните-ка, пожалуй.
Они что, предлагают мне взять в плен их родственницу, чтобы я не сомневался в их искренности?
- И что Вы подразумеваете под кровной жертвой?

0

20

- Залогом? Поясните-ка, пожалуй.
На пару мгновений в Чертоге воцарилась тишина. Мэллит, понимая, что что-то пошло не так, забыв смущение, подняла глаза и с интересом воззрилась на незнакомца, допущенного в их святилище. Он не просто отличался от мужчин племени гоганов, он был другим. Гоганские юноши почти все были невысокими, пухлыми, рыжеволосыми, с карими глазами. Альдо (она слышала, что именно так называл его Енниоль) был высок, статен и отлично сложен. Его волосы словно вызолотило солнце, а глаза имели цвет неба в летний полдень. Удивительная красота, но какая-то чужая. Мэллит поймала себя на том, что совершенно неприлично пялится на мужчину, но снова краснеть и смущаться было сейчас выше ее сил. Она хотела видеть того, чьим Залогом ей предстоит стать, если, конечно, Блистательный не откажется.
- И что Вы подразумеваете под кровной жертвой?
Юная гоганни открыла рот и тут же закрыла – права говорить ей никто не давал. Объяснять такие вещи – дело Достославного из Достославных. Почувствовав, что кто-то из сестер подталкивает ее в сторону Енниоля, Мэллит, наконец, отвлеклась от созерцания сказочного принца, и шагнула ближе к аре, покорно ожидая своей участи.

Отредактировано Мэллит (2011-11-03 15:03:28)

0

21

Енниоль  даже не обратил внимания на приведенную в зал девушку. Ему и без того было ведомо – что должно было произойти, согласись Превородный продолжить разговор. А согласия названной Мэллит, само собой, никто не спрашивал. Залог не имеет своей жизни, поскольку жизнь Залога отдана. Как и судьба решена.
- Названая Мэллит станет Залогом жизни и безопасности Первородного Альдо, приняв на себя любой удар, который будет предназначен Блистательному. Кровная же жертва станет связью между Блистательным и ничтожной.
Голос Енниоля был ровен и безразличен. Словно он каждый день  приносил дочерей своего племени в жертву судьбе.  И снова повторил тем же размеренным тоном.
- Готов ли Первородный Альдо принять жертву названной Мэллит?Таков обычай. Ответ нужно слышать, ответ должен быть четким и однозначным. От этого зависит очень много. Зависит не только жизнь Первородного Альдо, названной Мэллит, всего племени гоганов.  От этого зависит судьба всех внуков и правнуков Кабиоховых. Но пока что говорить об этом нельзя. Поскольку решение должно прийти само, а не быть вырвано. Только тогда оно будет искренним.
Потрескивают огоньки масляных лампад, за стенами дома  кипит жизнь города Агариса, жизнь королевства Талиг и жизнь всей Кэртаны. И никто, кроме нескольких гоганов не ведает, что, возможно, именно сейчас решается – прокатится ли Шар судеб своим безжалостным и равнодушным путем, или удастся остановить его.

0

22

Только теперь к Альдо начало приходить ощущение серьезности происходящего. Гоганы выглядели торжественно и даже мрачновато, все эти разговоры о крови и залоге явно не были пустыми словами. Молодой человек призадумался.
Судя по их словам, убивать ее они не собираются. Уже хорошо, я сюда пришел не для того, чтобы у меня на глазах девчонкам глотки резали. Но что значит "принять на себя удар"?
Очень не хватало Робера. Друг всегда давал дельные советы. Но не явится же он сюда по мановению руки, а значит, надо решать самому. Альдо посмотрел на Мэллит пристальнее.
С другой стороны, ну зачем она мне нужна? Вообще не в моем вкусе. И не тащить же ее в свой дом, тогда от вопросов Матильды не отделаешься.
И все же, уходить от гоганов не солоно хлебавши, прикоснувшись к чуду, но ничего толком не узнав, тоже не хотелось. В конце концов молодой человек все-таки принял решение и слегка встряхнул волосами. Он так всегда делал, решая что-то важное.
Я согласен. Но для начала хоть расскажите, как должен проходить этот... мм... ритуал?
Если скажут, что я сейчас должен ей отрубить пальцы или что-то в этом роде - встану, опрокину стол и уйду к тварям закатным. Всему есть границы.

0

23

Енниоль кивнул, слегка улыбнувшись Первородному, слова его были закономерны для продолжения поступков его. И правнук Кабиохов прекрасно понимал это.
- Желание Первородного первоочередно для правнуковых Кабиоховых, - гоган слегка поклонился и подошел к Мэллит. Он властным жестом заставил девушку опуститься на колене, как того требовал ритуал. Ему поднесли кинжал и Енниоль принял его. Гоганская магия требовала сосредоточенности, но прежде нужно было все же рассказать ритуал Первородному.
Кровь Первородного и ничтожной будет соединены вместе, как того требует ритуал. Первородный должен убедиться в том, что лезвие чисто от скверны, поэтому, первые капли крови будут принадлежать ничтожной. Кровь правнучки Кабиоховой станет нашим залогом, а кровь блистательного Альдо — его ответом. - Енниоль взял кинжал в руку и уколол в небольшую ложбинку между грудями. После он положил кинжал на поднос и отошел в сторону, ожидая пока Мэллит возьмет поднос в свои руки и подойдет к мужчине.
Теперь, кровь первородного должна ответить за его слова. Прошу тебя проделай тоже, что сделал я, - Енниоль сложил руки в замок, ожидая действий изгнанного принца. Достославный надеялся, что сестры Залога все объяснили ей. И то, что она должна подойти с подносом к Первородному, и то, что после того, как принц уколет себя и положит кинжал на поднос, она должна отереть кровь с его груди полотенцем, и самое главное, что после ничтожная должна подойти к аре и вонзить кинжал в золотой монолит. Енниоль ожидал, спокойно наблюдая за действиями гогани и Первородного.

0

24

Слушая диалог Достославного из Достославных и Первородного, Мэллит обреченно смотрела на золотую ару и думала о том, что если они сейчас проговорят еще хотя бы пять минут, она упадет в обморок от духоты и приторных ароматов благовоний. И сделка окажется без Залога. Или Енниолю придется выбрать на эту роль кого-то из ее сестер. Не успела Мэллит вспомнить о своих родственницах, как одна из них подтолкнула девушку к Достославному из Достославных. Ритуал, наконец-то начался. Но легче юной гоганни от этого не стало. Енниоль сделал едва уловимый знак рукой, и Мэллит опустилась на колени перед ним, внимательно следя за малейшим изменением на лице гогана. А он все говорил и говорил, объясняя Альдо Ракану суть ритуала.
Бог-Родитель, как же тут душно!
На лбу у Мэллит выступили бисеринки пота. Девушка знала – что будет дальше, но все равно боялась чего-нибудь пропустить или перепутать. Сестры успели объяснить ей, что пролитая в Чертоге кровь свяжет ее с принимающим Залог Четырьмя Цепями и Четырьмя Клятвами. И Мэллит не покидало ощущение - сейчас происходит нечто важное, и это  навсегда изменит ее спокойную, размеренную жизнь.
- Кровь правнучки Кабиоховой станет нашим залогом, а кровь блистательного Альдо - его ответом.
Не медля больше ни минуты, Енниоль сжал кинжал в руке и решительным жестом кольнул гоганни в область сердца. Девушка прикусила губу - боль остается болью даже во время древних священных ритуалов. Из небольшой на вид ранки тут же начала сочиться кровь. Но Мэллит не попыталась остановить ее. В этот момент гоганни вообще словно видела себя со стороны. С отрешенным видом она легко поднялась с колен, взяла поднос с кинжалом, на котором еще алела ее собственная кровь, и подошла к Первородному. Настала его очередь приносить клятву.

Отредактировано Мэллит (2011-11-18 01:36:20)

0

25

Альдо видел, что девушка страдает от жары, и в тот же момент сам понял, насколько ему душно. Он снял и положил на пол колет. Ритуал тем временем начался. Осознание реальности происходящего снова отступило. Зайдя в дом гоганов, молодой человек словно попал в какой-то иной, сказочный, мир. Даже не верилось, что все происходящее здесь имеет какое-то отношение к миру внешнему, повседневному, настоящему. К его миру.
Что ж, с другой стороны, в сказке, как известно, можно все.
Альдо ободряюще улыбнулся Мэллит, с трудом удержался, чтобы не подмигнуть. Наверное, ей страшно. Ничего, скоро все пройдет. Правда, не слишком ли сильно течет кровь из этой маленькой ранки? Наверное, тоже из-за жары. Тем более стоит поторопиться. Он взял кинжал и ослабив ворот рубахи, тоже кольнул себя пониже ямки между ключицами, едва заметно поморщившись. Пустяки, даже и не больно толком, с чего бы. Затем Альдо вопросительно посмотрел на гогана и положил кинжал на поднос. Что теперь?

0

26

Глядя на происходящее, Енниоль едва заметно одобрительно склонил голову, проводя пальцами по густой бороде. Все шло так, как положено, и это был знак того, что Кабиох доволен внуками и правнуками своими, их деяниями и словами. Единый не позволит случиться непредреченному.
Взгляд Первородного Альдо вопрошал и требовал ответов. Первородный был в своем праве. Однако в Чертоге были еще люди, коим не полагалось знать того, что будет произнесено и услышано.
Гоган взял из рук девушки поднос, на котором лежал клинок, напоенный кровью Первородного и Залога. Кровь эта теперь станет служить делу внуков и правнуков Кабиоховых прочным щитом, путеводной нитью, крепкой цепью. И кровь эта достанется алтарю. Золото ары жаждет этой крови.
- Я отпускаю названную Мэллит из Чертога Четырех и Одного. Связь Залога и Первородного, зарожденная ныне, позволит названной Мэллит знать теперь, ежели с Первородным Альдо случится беда и спасти его ценой собственной жизни. Теперь же названная Мэллит может вернуться в свои комнаты и отдохнуть.
Достославный из Достославных милостиво кивнул. И замолчал, ожидая, пока старшие дочери достославного Жаймиоля выведут  свою сестру, ставшую Залогом, из Чертога, держа ее так же крепко, как и тогда, когда вводили. Правда теперь это требовалось, скорее, для того, чтобы поддержать девушку. Цепкий взгляд Енниоля заметил, а проницательный ум понял, что названной Мэллит, скорее всего, стало дурно. Это было не удивительно, ведь девушка была больна. Об этом говорили ее худоба и, увы, некрасивость, которая так и не прошла со временем.
Достославный из Достославных чуть обернулся к стоящему за его спиной немного поодаль отцу Залога.
- Девушке нужен покой и уход. Отныне ты должен беречь Залог больше своей жизни.  -  Проговорил он едва слышно. Однако тот, кому предназначались эти слова, услышал. И склонил голову в знак почтения и послушания.

0

27

В Чертоге воцарилась абсолютная тишина. Гоганы замерли и, казалось, даже дышали через раз. Было слышно – как потрескивает выгорающее масло в курильницах. Мэллит боролась с искушением поднять руку и оттереть со лба капельки пота. А еще лучше было бы зажать, наконец, свою рану, чтобы остановить сочащуюся оттуда кровь. Но ритуал не позволял делать лишних движений. Нужно еще немного потерпеть. Девушка подняла глаза на того, чьим Залогом ей предстояло сейчас стать. Он был совершенно спокоен, и даже, как ей показалось, улыбнулся ей. Мэллит спокойно смотрела, как Первородный Альдо выполняет свою часть сделки. Твердой рукой, не мешкая, он нанес себе рану. Ну, вот и все. Теперь она стала Залогом. Его щитом.
Как и любая гоганни, Мэллит знала, что кровь имеет особую магическую силу. Связанные подобными клятвами соединяют свои судьбы. Кровь не разбирает – на радость или на беду. Понимает ли он – что сделал? Скорее всего, Достославный из Достославных все подробно объяснил ему. Мэллит вновь взглянула на Первородного и подошла с подносом, как бы предлагая ему положить окровавленный кинжал. Затем отдала поднос Енниолю. Кажется, он был доволен свершившимся. Значит, она, хвала Кабиоху, все сделала правильно и нигде не ошиблась. Одна из сестер, стоявшая неподалеку, сунула гоганни в руку небольшой кусок неподрубленного полотна. Девушка приблизилась к Альдо и, избегая смотреть мужчине в глаза, зажала тканью ранку на его груди, останавливая кровь.
- Я отпускаю названную Мэллит из Чертога Четырех и Одного.
Наконец-то Енниоль отсылает ее. Все, что он говорил дальше, Мэллит знала и так. Легкое головокружение напомнило о потере крови. Девушка пошатнулась, ее тут же заботливо подхватили под руки сестры, и повели к выходу. Едва ощутимый угол в груди, как раз там, где алела открытая ранка. Девушке до безумия захотелось обернуться, чтобы еще раз увидеть Альдо. Что она и сделала. Выходя из Чертога, гоганни была уверена, что светлый лик Первородного еще не раз явится ей во сне.

Отредактировано Мэллит (2011-12-02 00:37:53)

0

28

Альдо успел ободряюще кивнуть девчонке на прощание. Ее завороженный взгляд молодого человека не удивил - он знал, что нравится женщинам, и подобные взоры воспринимал, как должное.
И опять воцарилось долгое молчание.
Да уж, эти гоганны - неторопливый народ.
Пришлось опять начинать первым.
- Не беспокойтесь. Ей никто не причинит вреда. - у меня, конечно, пока еще нет армии, чтобы защищать целое королевство, но благо, силами Создатель не обделил, их хватит, что позаботиться об одной единственной девчушке, - правда, я не совсем понял... она должна остаться в Вашем доме? Тогда мне будет затруднительно оберегать ее.
Но в душе Альдо совсем не хотел брать девушку к себе. У Матильды и Робера будет туча вопросов. Роберу он, конечно, ответит все как есть, но Матильде лучше пока побыть в неведении. Так что молодой человек надеялся, что Мэллит останется у отца.
- Что ж, начало положено. - сказал он после очередной долгой паузы. - Думаю, теперь нам стоит обсудить наши ближайшие планы. Вы говорите, что с вашей помощью я смогу вернуть корону. Каким же именно, по-вашему, путем?
У самого Альдо уже была парочка идей, но он их пока предпочитал держать при себе.

0

29

Слова Первородного о том, что это он должен и готов защищать свой Залог, удивили Енниоля. Однако перед остальными гоганами достославный из достославных не мог  показывать на лице свое удивление. Посему Енниоль лишь провел ладонью по бороде и кивнул – чуть укоризненно, словно смирялся с чьей-то шалостью, понимая, что иначе нельзя.
- Блистательный Альдо благороден, смел и полон чести. Однако его не должна заботить участь названной Мэллит, ибо не Первородный станет щитом ничтожной, а наоборот – названная Мэллит будет защитой Блистательного. Однако я прошу Блистательного Альдо забыть о названной Мэллит и выслушать сына моего отца со всем вниманием.
Голос гогана был негромок и торжественен. Он словно открывал великую тайну и возлагал на  стоящего перед ним потомка изгнанной династии большие надежды.
- На пути к престолу Блистательного Альдо будут подстерегать разного рода опасности, недоброжелатели и проблемы. Первородный может счесть, что сейчас сын моего отца говорит, словно легенду или сказку. Однако это не так. Правнуки Кабиоховы желают помочь внуку Его, потому, дабы отвратить от  Первородного опасность, мы отдали  одну из дочерей нашего племени в Залог, сделав ее щитом. Названная Мэллит примет на себя любой удар, предназначенный Блистательному Альдо, узнает о беде заранее. Такова магия крови. Что же до более низменных, но, увы, не менее необходимых вещей, а именно – денег – правнуки Кабиоховы  дадут Первородному Альдо нанимать воинов, покупать оружие и  соратников.
Негромкий голос, потрескивание пламени в лампадах и факелах, дыхание. Словно собравшиея в этом месте уже и  снова проводят какой-то важный обряд. Впрочем, так оно и есть. Только несведущий остается в неведении.

0

30

Улыбка Альдо несколько поблекла, пока он слушал объяснения гогана.
Да уж, прятаться за девчонку - чести не много. С другой стороны, откуда я вообще могу знать наверняка, что все это - правда, а не просто их суеверия? Да, я что-то видел, прикоснувшись к этой их золотой пирамиде. Но может, это все из-за благовоний, которые они здесь воскуряют. Может, они хотели, чтобы я во все поверил. А может, нет, и я действительно столкнулся с чем-то потусторонним. Так или иначе, он говорит, что девица узнает обо всем заранее, если что. Надеюсь, обойдется без жертв.
Впрочем, где-то в глубине души Альдо отлично понимал - в деле, которое он задумал, без жертв никогда не обходится.
- Благодарю. Теперь я могу сказать, что понял все, до малейших деталей. - молодой человек церемонно кивнул и снова улыбнулся. Упоминания о деньгах и воинах снова подняли ему настроение.
Они готовы помочь мне средствами, но в сам процесс лезть не собираются. Иначе говоря, хотят загребать жар моими руками. Что ж, разумно. И вообще, я ведь хочу вернуть собственную страну! Значит, я должен все обдумать, сделать и решить сам.
- Вашу помощь моему делу трудно переоценить, уважаемые. Но честная сделка подразумевает услуги с обеих сторон. Итак, чего конкретно Вы хотите от меня в обмен на всю эту помощь?
Идя на встречу с рыжими, Альдо был склонен думать, что от него будут требовать всяческих деловых соглашений и перспектив, связанных с Талигом. Но теперь, после всего произошедшего, он был готов ко всему. Вплоть до того, что у него попросят, скажем, правый глаз.
И я дам его, если буду уверен в их словах.

+1


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Агарис