Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Признание в любви 390г.


Признание в любви 390г.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Название эпизода:
Признание в любви
2. Время действия:
390г.
3. Место действия:
Аббатство в Нохе.
4. Участники:
Джастин Придд, Катарина Оллар
5. Краткое описание:
Джастин Придд просит свидания у Катарины Оллар. Он полон благородных чувств и хочет признаться девушке в любви.

0

2

Сколько смелости ему требовалось, чтобы это сделать, но все же он решился и он пойдет до конца в своем решение.
Джастин стоял в саду и ждал, пока к нему придет его королева. Он прокручивал в голове воспоминания их последних встреч, то что, они говорили друг другу, то как она на него смотрела, почему-то он был уверен, что Катари чувствует тоже самое к нему, что и он к ней. Его чувства взаимны и от осознания этого он чувствовал себя неимоверно счастливым.
Минуту тянулись неимоверно долго. Он сел на лавочку, но, поняв, что не в состояние сидеть спокойно, снова поднялся. Наверное, нужно было принести цветы или какое-нибудь украшение, подарок.... И как он не догадался?!
Джастин тихо выругался, а после прошептал молитву. Все же он находится в святом месте и поминать Леворукого тут, совсем не к месту.
Я знаю, каково вам быть с человеком, которого вы не любите.... Нет, лучше не "Вы", а "ты". Я знаю, кого тебе... Да, так звучит гораздо лучше, - Юстиниан повторял слова признания. Он скажет Катарине все и она поймет, примет и ответит. Его Королева, его Ангел.... И все равно, что они не могут вместе... Это только пока! Он поможет освободить Талигойю и Катарина будет свободна от ненавистного мужа, она сможет быть с любимым человеком, она сможет быть с ним...

0

3

Юная королева сидела за длинным столом, укрытым нарядной скатертью, рядом со своим венценосным супругом, в ожидании того, когда, наконец, закончится завтрак. Держа у губ чашку с отваром из розовых лепестков, она смотрела на то, как Фердинанд с удовольствием поглощает уже второй по счету десерт. Его Величество никогда не страдал отсутствием аппетита, но сегодня Катарину это раздражало, как никогда, и именно поэтому, сделав глоток из чашки, она улыбнулась мужу, поймавшему ее взгляд, с особенной нежностью. Фрейлины, сидящие за столом, также не спешили заканчивать трапезу, но на это можно было не обращать внимания. Как только она встанет из-за стола, встанут и дамы, оставив свои недоеденные бисквиты и чашки шадди.
Погода за стенами дворца стояла отменная, и Катарине хотелось поскорее выйти на прогулку, но не только из-за теплых солнечных лучей весеннего утра, а еще из-за того, что в маленьком садике аббатства ее ждали, и туда можно было потихоньку уйти, оставив стайку фрейлин гулять по аллее королевского парка, а после также незаметно вернуться назад. В своих чувствах к ожидающему ее для разговора наследнику Дома Волн юная королева еще не разобралась, хотя и виделась с ним уже не один раз. Юноша был красив и весел, и хотя он был ее ровесником, сейчас, после всего, что ей уже довелось испытать с начала замужества, казался ей младше ее и гораздо наивнее. А произойди их первая встреча хотя бы год назад, и не в Олларии, а например, в Гайярэ, каким бы взрослым и умным он бы ей тогда показался…
Фердинанд, наконец, смахнул салфеткой крошки с края губ, добродушно улыбнулся жене и поднялся из-за стола. Встала и Катарина, а за ней и фрейлины. Можно было, наконец, собираться на прогулку, только не показать, не подать вида, что она спешит...
…Садик аббатства встретил теплыми весенними красками и ароматом цветов. Джастин Придд сидел на скамейке. Катарина знала, что ждал он ее здесь уже долго. Она сделала несколько шагов по садовой дорожке и остановилась, глядя на то, как ветерок треплет пряди его каштановых волос.

0

4

А вот и она, его светлый ангел, стоило девушки появиться, как он тут же вскочил и, подойдя к ней, опустился на одно колено, в знак полной покорности перед ней, не как перед королевой, а как перед женщиной, которая завладела его сердцем.
Юноша взял тоненькую ручку Ее Величества и едва прикоснулся к ней губами. После он поднялся, по прежнему держа руку девушки в своей и смущенно улыбнулся ей.
Как же это глупо, он взрослый мужчина, собирающийся дать клятву верности прекрасной девушки, а ведет он себя, как только, что выпустившийся унар!
Он снова улыбнулся ей. Надо было что-то говорить, но слова словно застряли в горле и наотрез не хотели произноситься.
Ну же, скажи что-нибудь! - паника нарастала с каждой секундой. Он должен был что-то сказать, но в голову не шло ровным счетом ничего.
- Вы сегодня прекрасно выглядите.... То есть... ты сегодня прекрасно выглядишь... - и где его хваленная Приддская выдержка, когда она так нужна? Нет, обычно, он вел себя, как и подобает наследнику, по крайне мере старался, но с ней маска исчезала полностью. Ему хотелось, чтобы она видела его настоящего.
- Катари... Я должен тебе кое что сказать... Кое в чем признаться, точнее... - нет, явно не писать ему никогда стихи и поэмы, оратор из него - никудышный.

0

5

Каждая девушка обычно интуитивно знает заранее, когда молодой человек зовет ее для разговора, на котором собирается предложить руку и сердце, или признаться в любви. Иногда знает это и за несколько дней до того, как… Но сегодня отчего-то интуиция отказала юной Катарине, и когда Джастин опустился перед ней на садовую дорожку, ткнувшись коленом в песок и камешки, которыми она была усыпана, а после, поцеловав ее руку, не отпустил, а удержал в своей, молодая женщина почувствовала, как по ее спине пробегает дрожь настоящего волнения. Джастин Придд поднял голову, и она посмотрела в его глаза. Его взгляд сказал ей все, что затруднялись произнести его губы. Это… это было иначе, чем с Вороном, совсем иначе. Обычно веселый и самоуверенный Джастин сейчас был так растерян, так по-особенному беззащитен… У Катарины закружилась голова, наверное, она побледнела.
- О, Джастин... что же ты хочешь мне сказать? – тихо спросила она, - Что-то случилось? Что-то… скверное?

0

6

Дурак, он, кажется, ее испугал. Дурак!
- Нет-нет, что ты? - быстро произнес он и аккуратно усадил девушку на скамейку. Она была беззащитна, хрупка, и кто знает, что может с ней случиться, даже от счастья? Он поджал губы, размышляя, что делать, как же все глупо. Обычно, с девушками бывало проще, обычно, ты говоришь им много разнообразной ерунды, что-то на подобие: ты искал ее всю жизнь и, вот, наконец-то, нашел, она единственная и неповторимая, и прочее, прочее, прочее. Но по отношению к Катари - это было нечестно, это было бы кощунством, словно, она святыня, а он монах, оберегающий ее. Для нее нужны особые слова - искренние, чистые и волшебные... Но почему же так сложно их подобрать....
Джастин опустился перед ней рядом на колени и, снова взяв ее руки в свои, едва коснулся их губами. Его королева, его святыня. Он сделает все, что она прикажет: нужно будет умереть? Он умрет. Нужно будет убить? Он убьет, только, чтобы она была довольна, только, чтобы она была рядом. Он откажется от всего: от себя, от семьи, от Чести, от Долга, он продаст и Родину, и душу, только, лишь за одну ее улыбку.
- Нет, все хорошо... Не переживай, пожалуйста... - он нежно улыбнулся ей и снова поцеловал ее руки. - Все в порядке, я просто тебя люблю... И знаешь, для меня это настолько естественно, как дышать, словно, я любил тебе с самого своего рождения, как только появился на свет, уже знал тебя и твое имя.... Я просто люблю тебя Катари... - теперь, когда он это произнес стало легко, словно какой-то камень упал с груди. Он снова улыбнулся ей. Наверное, нужно было еще что-то сказать, но что... Он не знал.
Прошу тебя, пожалуйста, ответь что-нибудь... - он снова поцеловал ее руки, глядя на нее снизу вверх.

+2

7

Катарина смотрела на Джастина широко распахнутыми глазами все время, пока он говорил. В момент самого признания ей в любви ее сердце бешено заколотилось, а розовые губы дрогнули. Юноша попросил ее ответить ему что-нибудь и замолчал, глядя на нее, и в этот момент к стоящему перед ней на коленях и держащему ее руки в своих Джастину Катарина испытала целую гамму чувств, включающую в себя и нежность, и страх за него, и жалость, и восхищение. От романтики момента у Катарины кружилась голова. Никто и никогда еще не стоял перед ней на коленях и не признавался в любви, вот так искренне, беззащитно, раскрыв ей душу и протянув на ладони свое сердце. Тем более, такой, как Джастин… Катарине вдруг подумалось, что если сейчас, в этот момент, когда он так доверчиво открылся ей, она скажет «нет», это убьет его. А дальше к ней внезапно пришло ощущение удовольствия от полной власти над ним, его зависимости от нее. От того, что если сейчас ей вздумается отправить этого статного широкоплечего красавца с яркими серыми глазами, которые сейчас с такой болью и надеждой взирают на нее, на край света или на плаху, он пойдет не задумываясь. Он сделает все, что она ему скажет, и это ощущение абсолютной власти над ним  внезапно оказалось таким сильным и острым, так опьянило ее, что юная Катарина испугалась сама себя. Сейчас она не была готова разбираться в этих ощущениях и потому поспешила отогнать от себя эти мысли. Юная королева сжала пальчики правой руки в ладони Джастина, приоткрыла губы, судорожно вздохнув, и произнесла:
- О, Джастин… Это действительно плохое известие. Очень-очень плохое… Ведь я, кажется, тоже, - она опустила глаза, а потом вновь подняла их на юношу, - тоже люблю тебя.
Сказав это, Катарина не солгала. В свои восемнадцать она еще плохо разбиралась в любви, и многие ощущения велений ее тела и души для нее самой оставались загадкой. Рокэ не говорил ей слов любви, почти не ласкал ее, но когда он приходил в ее спальню и брал ее, ей было бесконечно хорошо. Джастин же сейчас стоял перед ней такой трепетный и романтичный, сейчас он был так по-особенному красив, что Катарина подумала, что она любит его тоже. Да, любит. Скорее всего и даже наверняка.
- Да, Джастин… я тоже люблю тебя, - вновь прошептала она, глядя на него, - Но что же нам теперь делать?

+1

8

Ведь, я, кажется, тоже тебя люблю... - повторил он мысленно и улыбнулся. Она тоже любила его! Его родная, любимая, самая дорогая. Он продолжал стоять перед ней на коленях и покрывать ее руки поцелуями. Как же он сейчас был счастлив, казалось, что он выбежит сейчас на главную площадь Олларии и изо всех сил закричит, что его любит самая лучшая девушка в мире. Ее любовь окрыляла и придавала сил, казалось, он сможет сейчас все: уничтожить династию Олларов, поднять восстание, вызвать на дуэль Ворона и победить его, - все.
- Что делать? Жить, любить и наслаждаться нашим счастьем, - он улыбнулся. Стоять на коленях становилось немного проблематично, камешки впивались в коленки и  было нестерпимо больно от этого... Нет, если она прикажет, он так и будет дальше стоять, но пока она молчит - юноша позволил себе подняться и сесть рядом с ней. Он снова взял ее руки в свои. Казалось, что если он отпустит ее сейчас, то этот прекрасный сон исчезнет, он проснется в своей кровати в доме Киллеана, а она так останется одна во дворце, не зная о том, что он любит ее.
- Я никому и никогда тебя не отдам, слышишь? Я освобожу тебя от этого ненавистного брака. Я подниму восстание, мы свергнем династию Олларов и ты будешь свободна, и тогда мы сможем пожениться.... - он снова улыбнулся ей и поцеловал ее руки.
Как же сейчас были притягательны ее губы. Он мечтал поцеловать их но дико боялся, словно какой-то маленький мальчишка, а ведь раньше такого не было... Вот, значит, какая она любовь... Когда из дерзкого, самовлюбленного и уверенного в себе мужчины, превращаешься в какого-то романтика, боящегося даже своих желаний. Но, ведь, если она любит его, она не оттолкнет? Он выпустил ее руки, провел ласково по ее щеке правой рукой и аккуратно повернул ее головку на себя, потом, так же медленно, слегка неуверенно, коснулся ее губ своими. Внутри все замерло, лишь сердце бешено отсчитывало каждый удар, находясь где-то в ушах. Казалось, что все звуки куда-то резко исчезли, словно, они находились в другом мире, где есть только она и он, они вдвоем и больше никого. Никогда.

+1

9

Как же загорелись его глаза, когда он услышал от нее ответные слова любви… Катарина залюбовалась Джастином, покрывающим ее руки поцелуями, так, что даже не подумала о том, что ему, должно быть, неловко уже стоять коленками на дорожке, и она должна попросить его встать. Но сейчас так много других мыслей и волнений теснились в ее голове… Когда он вновь заговорил о восстании, в глазах Катарины промелькнуло явное сомнение, которое она тут же постаралась завуалировать под испуг.
- Ты поднимешь восстание? Джастин…
Катарина осторожно высвободила одну руку из ладони юного наследника Дома Волн, но лишь для того, чтобы погладить его по щеке.
- Это будет очень непросто сделать, - начала она, - Тебе нужны союзники, соратники, а они у тебя есть? Люди Чести не слишком-то храбры, иначе, я бы не сидела сейчас на троне рядом с Фердинандом, меня ведь словно в жертву принесли, - Катарина опустила глаза, а после вновь подняла их на Джастина, - Потому, чтобы хоть что-то получилось, в необходимости переворота нужно убедить не только знать, но и простое население Талига. Нужны средства, чтобы подкупить армию, но ты ведь не можешь распоряжаться деньгами отца. И Ворон… его тоже нельзя сбрасывать со счетов. Поэтому, нам надо быть очень осторожными, Джастин, - прошептала она, после чего замолчала, увидев по изменившемуся взгляду и частоте дыхания юноши, что он готовится ее поцеловать.
Теперь она уже знала, какое выражение приобретает лицо мужчины, когда тот намеревается поцеловать ее. Не смотря на колоссальную разницу между ее супругом и любовником, в такой момент они оба смотрели на нее одинаково. Также сейчас смотрел на нее и Джастин, и даже дышал в той же «тональности». Отказывать в такой момент мужчине даже опасно, это она поняла из «общения» с Вороном, кроме того, Катарине и самой хотелось узнать, как Джастин целуется, потому, она опустила глаза и покорно подставила ему губы. 
Когда ее целовал Фердинанд, у Катарины было ощущение, будто его рот полон манной каши, которую он и ей вталкивает языком через губы, но эти мысли королева держала при себе, позволяя супругу целовать себя всегда, когда он того хотел. Поцелуи Рокэ разнились в зависимости от его настроения, для него, похоже, они были лишь инструментом, которым он управлял ею, ее телом и даже сознанием на короткие моменты, в которые она едва помнила себя.
Поцелуй Джастина Придда на этой залитой солнцем лавочке в аббатстве был не менее нежным, чем его признание в любви. Такая нежность и осторожность мужских губ была для Катарины впервые, и потому, можно было сказать, что с этим поцелуем сейчас она отдала Джастину  часть своей когда-то без реверансов отобранной Вороном девственности. Какое-то время Катарина позволяла Джастину целовать ее, тихонько ему отвечая, затем ее ручки уперлись в его плечи ладонями, давая понять, что надо остановиться.
- О, Джастин, что же мы делаем, - прошептала она, нервно дыша, - Так нельзя… Ведь нас могут увидеть.
После она вдруг прижалась к его груди, сама противореча своим словам.

Отредактировано Катарина Оллар (2011-10-24 17:52:33)

0

10

Волшебство творилось вокруг них, он аккуратно прижимал ее к себе и целовал. Такое блаженство он не испытывал еще никогда. Оказывается от простого поцелуя можно получать столько же удовольствия, сколько от занятий любовь, все зависит только от того, с кем ты этим занимаешься. Джастин понимал, что его мысли пошли гораздо дальше, словно угадывая его тайные желания, мечта - узнать какая Катарина скрывается под всеми этими многочисленными юбками, становилась все сильнее, поцелуи - более страстными, дыхания не хватало, в какой-то момент Катарина перестала его целовать и отстранила от себя.
О, Джастин, что же мы делаем.  Так нельзя… Ведь нас могут увидеть, - произнесла она, но в следующую секунду снова прижалась к нему. Юстиниан аккуратно приобнял ее за плечи и улыбнулся. Какая же она глупенькая у него? Неужели, она не понимает, что он сможет защитить ее, чтобы ни случилось - ото всех. Если нужно, он убьет Ворона, короля, кардинала -  всякого, кто посмеет причинить ей боль.
- Пускай видят, я не буду стесняться своей любви, я готов кричать о ней на весь Талиг, только, чтобы все знали, что меня любит лучшая женщина на этом свете, - он улыбнулся и поцеловал ее в висок, выражая этим что-то вроде защиты. Так в детстве делала мама, когда хотела успокоить его, а сейчас он хотел успокоить Катари, сделать так, чтобы она почувствовала себя защищенной рядом с ним. - Отец - Человек Чести, ему тоже ненавистен гнет Олларов, и он будет только рад, если я подниму восстание, и, конечно, он даст мне деньги на него, ты можешь не сомневаться.... И эр Август, он поможет мне, его Люди Чести послушают, они верят ему, и он тоже хочет воскресить Талигойю. Он будет на нашей стороне. Мы соберем армию и победим, я убью Ворона и короля, и мы будем счастливы, - Джастин улыбнулся и погладил Катарину по головке. Он не сомневался в том, что говорит. Он сможет это осуществить, ведь, Создатель хочет, чтобы истинные короли сидели на троне Талига, а это Раканы, а  не Оллары, они должны быть свергнуты. И тогда, Катарина будет свободна... И они поженятся. Отец будет доволен тем, что он возьмет в жены девушку из Людей Чести, Катарина Придд - звучит красиво... И Валентину Катари обязательно понравится, она не может не понравится братишке. Джастин улыбнулся снова, представляя свое счастливое будущее.

Отредактировано Джастин Придд (2011-10-26 20:22:16)

0

11

Катарина подняла глаза и посмотрела на Джастина. На какую-то долю секунды она даже поверила, будто то, что он говорит, может сбыться. Или ей захотелось поверить… Но только на долю секунды.
- Мы соберем армию и победим, я убью Ворона и короля, и мы будем счастливы.
Юная королева тихонько вздохнула. Политика, снова политика. Массивным обручальным браслетом повисла она на хрупком запястье Катарины, третьей легла с ней в постель с Вороном, а теперь грубо вклинивается в ее нежные объятия с Джастином Приддом, ни на мгновение не давая забыться.
- Я стану молиться за это, Джастин, - тихо проговорила она, - Создатель милостив, и он поможет нам…
Затем она вновь посмотрела в сияющие сейчас серые глаза юноши, и ей захотелось прогнать навязчивую «компаньонку» подальше, хотя бы ненадолго. Катарина вновь прильнула к груди Джастина. Ей нравилось ощущать щекой его плечо, чувствовать, как его волосы щекочут ее лицо, слушать, как часто сейчас бьется его сердце под колетом.
- Если мы хотим, чтобы наше счастье продлилось подольше и не закончилось, едва начавшись, нам все же нужно быть очень осторожными, - сказала она, - Знаешь, что сделают со мной, если узнают об измене Оллару? – Катарина невольно вздрогнула, представив это, - Ты не сможешь, просто не успеешь меня защитить. И погибнешь сам. Поэтому, - она поднесла к его губам кончики пальцев, словно прося не спорить, - мы  будем встречаться, если ты этого хочешь… Но тайно. Я постараюсь все придумать, - горячо прошептала она, - Только скажи, когда… когда ты хотел бы увидеть меня снова?

+1

12

Какой же он дурак! Как он мог не подумать о том, что из-за их связи ей может грозить опасность. Нет, точнее, он об этом думал, но как-то отстранено, с полной уверенностью, что ему удастся ее защитить. Но сейчас, мысль о том, что ее могут схватить, когда его не будет рядом, просто привела Джастина в отчаяние. И почему она королева?!
Юноша слегка улыбнулся и, поймав ее руку, поцеловал, словно соглашаясь с ее словами.
- Я хочу видеть тебя каждую секунду, когда ты позовешь меня, тогда я и приду, - он улыбнулся. Как же ему не хотелось отпускать Катари, оставлять ее... И все же, час их свидания подходил к концу, им приходилось возвращаться с их небес на чужую землю.
Они и так слишком долго засиделись... Он должен беспокоиться о ней, вдруг их кто-нибудь увидит и тогда она погибнет. Катари отправят, либо в монастырь, либо на казнь. А этому исчадию Заката - кардиналу Сильвестру, только того и нужно. Он хочет погубить надежду всех Людей Чести!
Джастин поднялся и снова улыбнулся Катарине. Сейчас нужно было решать, когда и где они встретятся в следующий раз, а главное когда? Он появится, как только Катарина позовет, но у нее может просто не быть возможности встретиться...
- Родная моя, любимая, - Джастин опустился перед девушкой снова на одно колено и взял ее руки в свои. - Береги себя, я прошу тебя. Я появлюсь в любое время, когда тебе будет удобно, главное, чтобы ты была в безопасности.... - он улыбнулся и провел рукой по щеке девушки.

0

13

- Милый… милый, - тихо произнесла Катарина, когда Джастин вновь встал перед ней на колено, прикоснулся к ее щеке.
Она накрыла его руку своей ладошкой, прикрыла глаза и чуть не расплакалась от жалости к себе. Почему, почему она впервые получает и отдает такую нежность мужчине только сейчас? Да  еще и тайком, на садовой скамейке, рискуя потерять все, что имеет, вплоть до собственной жизни, в обмен на то, чтобы назвать хоть кого-то «милым», пусть первого попавшегося дворянчика, признавшегося ей в любви. Почему она не может назвать милым своего законного супруга или не менее законного любовника?
Оттого, что они оба не очень-то и милы, - словно подсказал ей жестокий и суровый голос, «поселившийся» в ее голове с того самого момента, как она приехала в Олларию и отправилась под венец, - Нужно смотреть правде в глаза. Фердинанда или Рокэ милыми назвать можно лишь с большой натяжкой. В отличие от этого юноши, готового ради тебя свернуть сейчас горы.
Катарина тихо вздохнула и перестала жалеть себя. В глаза наследника Дома Волн она взглянула ласково и испуганно одновременно, а затем, встала со скамейки, прося и его подняться.
- Я все устрою, - вновь прошептала она, - мы будем осторожны, но теперь я не смогу без тебя долго. Жди от меня известия. Наша любовь сама повенчает нас.
Слезинка все же выступила в уголке ее глаза, скатилась по щеке, но одновременно с этим Катарина улыбнулась Джастину.
- Теперь тебе нужно идти, - сказала она, - Мы увидимся скоро… Я верю в это, по-другому быть просто не может, не должно, иначе, со стороны судьбы это было бы слишком жестоко.

0

14

Не смотря на все заверения и обещания, Катарина все же грустила. Она старалась не выдавать себя, но в чем-то это угадывалось, в позе ли, в положение руки? Джастин не мог понять, но чувствовал. Ведь, любящее сердце всегда чувствует, если твоему возлюбленному или возлюбленной плохо, вот и сейчас, Катари хотела казаться счастливой, но что-то ее все же выдавало, возможно, глаза...
Она поднялась и Джастин последовал ее примеру, так и не выпуская ее руки из своих, казалось, что, если он сейчас отпустит ее, она уйдет и больше никогда к нему не вернется, а он не выдержит, не сможет без нее. Ведь, нельзя жить без воздуха, а для него Катарина стала этим самым воздухом, без нее его жизнь теперь пуста и бессмысленна.
Я все устрою, мы будем осторожны, но теперь я не смогу без тебя долго. Жди от меня известия. Наша любовь сама повенчает нас. - она все же не выдержала, грусть выплеснулась из нее единственной слезинкой, Джастин не удержался и поцеловал девушку, поймав губами капельку. Он аккуратно прижал Катарину к себе и обнял. Как же не хотелось с ней расставаться, но другого варианта не было, им обоим было нужно идти. Она, обратно в свою клетку, а он к эру Августу, человеку, который помог ему, которому он мог доверить все, начиная от своих бед и заканчивая своими радостями. А радость была безмерной - он любил и был любим. И если бы не эр Август, то еще не известно, когда бы он смог встретиться в первый раз с предметом своих грез, если бы не эр Август, возможно, Джастин бы никогда и не решился на то, чтобы признаться девушке в любви.
Мы увидимся скоро… Я верю в это, по-другому быть просто не может, не должно, иначе, со стороны судьбы это было бы слишком жестоко. - Джастин улыбнулся и снова поцеловал руки своей возлюбленной. Какой же трогательной и нежной она сейчас была, как переживала за него, как боялась, что они снова не встретятся. Он сделает все, что она скажет, только, чтобы она не волновалась. Он улыбнулся и погладил девушку по голове.
- Не бойся, родная моя, самой судьбе угодно, чтобы мы были вместе. Я обещаю, я сделаю все возможное, чтобы мы встретились вновь. Я буду ждать нашей встречи каждую минуту, - он улыбнулся и лукаво подмигнул Катари, стараясь ее как-то развеселить и успокоить что ли. Он снова поцеловал ее руки, потом коснулся ее губ и, все же найдя в себе силы, смог отстраниться.
- Прощайте моя королева, - юноша поклонился, накинул капюшон и вышел из сада, стараясь сделать так, чтобы его никто не увидел.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Признание в любви 390г.