Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Оллария. 1 день месяца Весенних Скал 398 К.С.


Оллария. 1 день месяца Весенних Скал 398 К.С.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Название эпизода:
Не делайте ошибки, Рокэ
2. Время действия:
1 день месяца Весенних Скал 398 К.С.  Вечер после Большого Совета
3. Место действия:
Оллария. Особняк кардинала Сильвестра
4. Участники:
Квентин Дорак (Сильвестр), Рокэ Алва.
5. Краткое описание:
После Большого Совета, где кардиналом Сильвестром было высказано пожелание не видеть в числе оруженосцев Ричарда Окделла, Квентин Дорак, зная упрямый характер Первого маршала решает поговорить об этом с Рокэ Алвой лично и отдельно.

0

2

Квентин перебирал пальцами четки в ожидании прибытия герцога Алва. Он продумал прекрасную партию, в которой ему помогали не только высшие силы, но и, как не странно, Август Штанцлер и Катарина Ариго. Они конечно сами того не понимали, но были главными игровыми фигурами этой партии под названием - "Оставь юного Окделла в столице". Ведь проще следить за ызаргом, когда он рядом и его легко можно удалить, в случае чего.
Дорак откинулся в кресле и взял чашку с шадди со стола. Сейчас придет Рокэ и придется наставлять его на "путь истинный". Почему бы не сказать ему все как есть? О, нет. Это же Рокэ Алва. Он никогда не сделает того, что ему прикажут. Скорее сделает наоборот. Дорак слегка усмехнулся, разглядывая в окно полу-голые уже ветки вишни. Здесь она как то не прижилась... Сколько он уже хотел побывать на родине? Год-два-три? Не суть важно, все равно в ближайшее время можно оставить эти идеи. Они все равно не исполнимы. Оставить столицу сейчас означало отдать ее на растерзание Августу и его скопищу марионеток, которые именуют себя "Людьми Чести". Дорак поднялся и подошел к массивной инкрустации в полу, что изображала исполинских размеров шахматную доску. Пока что фигуры с обоих сторон были в спокойном положении. Игра еще не началась... Она начнется как только прозвучит последний колокол в Фабианов день. Пальцы в массивных перстнях скользнули сначала по ферзю, потом по королю. Все свои фигуры он знал по-именно, оставалось только во время разузнать кем и как будет играть его оппонент. Помнится в прошлый раз это ему очень помогло. Партия была выиграна, но нельзя недооценивать противника. Это верный путь к проигрышу.
Что-то он задерживается. Странно. Обычно Рокэ всегда приходит во время. Ну возможно его опять поймала эта кошка... Надо заняться ее устранением.
Сильвестр бросил взгляд на черного ферзя с противоположной стороны доски и отпил шадди. Ну что же. Игра есть игра, даже если ставкой в ней служат сотни человеческих жизней и судьба государства.

Отредактировано Квентин Дорак (2011-10-15 18:53:44)

+1

3

Утренний Совет вызывал легкое раздражение. Просьба кардинала о сыне Окделла была понятной, но все же злила. Тем, что  это был хорошо завуалированный, но приказ. Который относился не только к Ариго или Килеану, не только к Людям Чести. А приказов Первый маршал Талига в свою сторону не воспринимал. Ему мог бы приказывать Фердинанд, будь он сильнее духом. Но король, увы, был слаб для того, чтобы иметь право приказывать. Многие недоумевали – на что же все-таки опирается верность Алвы Оллару? Однако ответа не находили. А Алва, разумеется, в подобные разговоры не вступал, и отвечать никому не стал бы.
Вызов Сильвестра застал первого маршала в особняке, где Алва обсуждал свои дела с приехавшим  кэнналийским торговцем Пелайо.  Разумеется, обсуждение было не совсем деловым и   сопровождалось опробованием  некоторого – и немалого – количества вина. Привезенное Пелайо с собой. Прерывать встречу не хотелось, но было нужно. Во-первых – Сильвестр не так часто звал к себе лично. Во-вторых, из разговора можно было бы узнать что-то новое и, вероятно, нужное. Оставив Пелайо отдыхать в обществе полутора дюжин бутылок «Крови», Алва направился в сторону особняка талигского кардинала. Прогнал играющего мориска по нескольким улицам стремительным галопом. Тот даже не запыхался, черная кожа блестела без всяких намеков на пену от усталости.
- Ваше Высокопреосвященство… - Секретарь осекся, отодвинутый в сторону.
Как всегда стремительный шаг. Войдя, на долю секунды остановился, потом подошел ближе к креслу.
- Ваше высокопреосвященство желали меня видеть?  - Легкий наклон головы, долженствующий означать поклон. Еле коснуться губами перстня. Даже не самого перстня –  только воздуха над ним. Выпрямиться, не спрашивая разрешения устроиться на самом краю одного из письменных столов.

0

4

Кардинал легко улыбнулся и кивнул секретарю. Тот удалился и вскоре вернулся с подносом на котором был шадди и бутылка вина с бокалом. Шадди предполагался для самого Сильвестра, а вино для Маршала. Хотя судя по виду того, чего чего, а вина он уже выпил и не мало, хотя если не знать Рокэ так, как его знал Его Преосвященство это было очень сложно заметить.
Ну что ж, пора переходить к основной теме их разговора. Возможно того, что он сказал ранее на совете было и достаточно, но надо было укрепить результат. Он не мог не осознавать того, что вот так управлять своим другом это довольно низко, но другого выбора у него не было. Просто Ричард Окделл был ему нужен тут. Под боком. В Надоре его слишком сложно контролировать - туда непросто заслать шпиона так, что бы его никто не заметил. Слишком уж плохо там принимали новеньких, а уж Мирабелла Окдельская... Эта летучая мышь, это клеймо... В его партии герцоги Окделлы навеки теряли Надор и там воцарялись Манрики. Да-да. Именно это он пообещал Леопольду в обмен на преданную службу и был уверен в том, что жажда наживы победит здравый смысл.
- Рокэ,надеюсь я не оторвал Вас от кого-нибудь важного дела? Просто дело в том, что  я хотел бы с вами поговорить о предстоящем дне Святого Фабиана. То предложение которое я высказал сегодня на совете... Мне и правда было бы гораздо спокойнее, если бы герцог Окделл отправился обратно в Надор и оставался там как можно дольше. Без него столица будет спокойнее и у некоторых нам известных людей будет меньше способов помешать Талигу успешно существовать дальше.
Да, Рокэ никогда раньше не брал оруженосцев. Но теперь у него не будет другого выбора, как пойти против "приказа" кардинала и взять оного. И никого попало, а именно Ричарда.

0

5

Начало разговора не понравилось. Причем настолько, что заставило насторожиться. Кардинал редко говорит о чем-то дважды, если это не имеет большого значения. И, тем более, не повторяет то, о чем уже просил. Тем более, если  разговор идет не с тупицей Карклом или Лараком. Это им стоит повторять, чтобы поняли. Что же пытался донести кардинал этим самым повторением? Нет, он не враг, с ним скрываться можно меньше, чем со многими другими. И этот его ход – не действие врага. Но сходно с некоей головоломкой, которую интересно разгадать.
- Ваше Высокопреосвященство, на моем гербе изображен ворон, а не осел. Точнее – не глухой осел. – Тонкая усмешка  на губах. Протянул руку, снял с подноса бокал, поднял его, рассматривая вино на свет. Словно это самое важное дело на свете.
Солнце уже скоро зайдет за горизонт. А пока небо полыхает алым предзакатным светом. Он отражается в бокале, и кажется, что бокал доверху наполнен. Не вином даже, а кровью. Говорят – если почудится кровь, скоро придет смерть. Но Алве плевать на предрассудки и суеверия так же, как на Создателя.
Рокэ чуть пригубил вино. Затем одобрительно кивнул. Словно пробовал новый сорт, принесенный франимскими торговцами.
-Хороший букет.  – И, не меняя тона. – Если Ваше Высокопреосвященство полагает, что Окделлу лучше отправиться в Надор, значит – Окделл отправится в Надор. Если, разумеется, кто-нибудь не рискнет противостоять  совету Вашего Высокопреосвященства.

0

6

Дорак улыбнулся и, перебирая четки, откинулся на спинку кресла. Вот теперь он знал точно, что его план состоялся. Можно было и заминать тему - переходя просто на болтовню на другие темы. Кто осмелиться противостоять совету Его Преосвященства? Этот  человек сидел напротив него и наблюдал за переливами вина в бокале.
- Да, я помню, что именно изображено на вашем гербе Рокэ. И я так же помню, что вы не мой секретарь, который все понимает только со второго раза. Надо бы его поменять, но все никак руки не доходят. Как только собираюсь это сделать - в этом городе что то случается и мне становиться не до этого.
Он улыбнулся. Как же все таки иногда ему нужны были эти разговоры. Когда можно не особо следить за тем, что ты говоришь. Потому что такое бывало крайне редко. Единственный человек с которым он мог разговаривать более откровенно был его младший брат Габриэль, но тот был далеко и весь в своих делах.
В кабинет вошел молодой человек, поклонился маршалу, коснулся губами перстня кардинала и передав ему письмо - удалился. Квентин развернулся конверт и быстро пробежал глазами то, что было написано.
- Так я и думал. Отца Германа и унара Паоло до сих пор не нашли. Только две лошади и все. А куда пропали наездники не известно... Что вы думаете по этому поводу, Рокэ? Не могли же два человека просто испариться.

0

7

Видимо, в словах Первого маршала кардинал нашел нечто забавное. Либо это была улыбка, не относящаяся к разговору. Впрочем, по всей видимости, у Силвестра вообще сегодня было хорошее настроение.
- Когда Ваше Высокопреосвященство улыбается, Людям Чести предстоит заплакать в скором времени.  – Алва не обращался конкретно к кардиналу, сказал будто вскользь. И так же – вскользь – заметил. – Когда порученцы и слуги перестают отвечать требованиям хорошей службы, их нужно менять. И менять вовремя, пока не стало слишком поздно.
Либо разговор  становился более отдаленным от какой-то темы, либо просто терял смысл. Так порой бывало с Катариной. Точнее – с ней это случалось довольно часто. Они оба кружили в каком-то словесном вальсе либо разговорной дуэли, нанося друг другу  удары, не попадающие в цель. Впрочем, нет, и Первый маршал тут одерживал победу. Просто эта победа ему была не нужна. И – тут Алва не мог не признаваться самому себе – если бы его противником был кардинал – еще неизвестно – вышел бы сам кэнналиец из подобной битвы победителем. Сильвестр был более умелым и более опытным дипломатом.
Какое-то время Рокэ молчал, занявшись вином. К тому же – кардинала отвлекли дела в виде принесенного письма. Это давало время на размышление о причине разговора. Однако прийти к каким-либо выводам не позволои кардинал, обратившийся с вопросом.
- Я не дознаватель и не варастийский пес, Ваше Высокопреосвященство. – Новая тонкая усмешка на губах. – Однако я могу предположить, что эти двое уже никогда не ступят по земле Талига, говоря выспренним языком. Ни один здравомыслящий человек не оставит без причин лошадь, и вряд ли каноник Лаика  пропал бы  бесследно, не будь на то чьей-либо воли. Полагаю то, что люди пропадают из школы оруженосцев, стоит принять во внимание.  Жаль – это оказался Паоло, а не Окделл. Тогда бы у нас было меньше проблем. – Добавил с ленивой усмешкой.

0

8

- Проблем было бы гораздо меньше, если бы герцоги Окделлы были поспокойнее и меньше общались с нашим уважаемым консильером.
Квентин посмотрел на Первого Маршала. Единственный человек во всей столице, который был готов в любой момент защищать свою страну от любых посягательств без оглядки на что либо. С одной стороны Дорак ему завидовал, но с другой... То бремя которое упало на плечи младшего сына соберано Алваро. Не каждый бы пережил смерть почти всей семьи и после этого не заперся у себя в замке, оплакивая свою потерю.
- К тому же, вполне возможно, - Сильвестр поднялся и дошел до инкрустации в полу, - мальчишка может быть очередной пешкой в чужой игре... И мне даже, представьте себе, его жаль.
Губы кардинала исказила усмешка. Ну конечно, жаль... правда скорее жаль его младших братьев и сестер. Бедные дети - вынуждены жить под крылом серой летучей мыши. А сам Ричард? Возможно Сильвестр и ошибается - мальчик не пошел умом в отца и может соображать не по указке.
- Хотя... Может и оставить мальчишку в столице. На это будет довольно интересно смотреть. Как Вы думаете, Рокэ?

0

9

Значит – дело все же именно в Окделле, ни в чем ином. И другие темы – просто отвлекающий маневр. Забавно. Да, Сильвестр – отменный дипломат, но все же не военный. А подобные уловки и явные ловушки – удел обучающихся стратегии унаров. Слишком просто. Куда сложнее понять – чего же конкретно добивается Его высокопреосвященство? На двух чашах весов – присутствие Окделла как чьего-то оруженосца в Олларии и его же присутствие, но уже у себя в Надоре.
Пешка в игре. Уж не в Вашей ли, Ваше преосвященство? – По губам скользнула тонкая усмешка. Тогда понятны размышления о лучшем месте для потомка «святого» Алана. Первый маршал чуть повернул голову, наблюдая за движениями кардинала, но подниматься не стал.
- Если Вам действительно  интересно и нужно знать, Ваше Высокопреосвященство, то по моему мнению. Окделлу вообще лучше всего направиться в Рассветные сады. Некоторым пешкам не рекомендуется  становиться крупными фигурами, это может повредить всей партии. – Ровно и лениво.  Допив вино, поставил бокал неподалеку от себя на стол. На короткий миг прижал ладони к глазам, затем отвел.
- Признаться, Ваше Высокопреосвященство, предстоящая церемония, на которой я обязан присутствовать, как и разного рода шахматные игры интересуют меня куда меньше, чем другие вещи. А именно – донесения наших людей из Агариса, Гайифы и Дриксен. На данный момент мне предоставляется более важным именно это. Впрочем, это, скорее, разговоры для обсуждения на Советах, а не для личных бесед.
Первый маршал замолчал. Спокойная беседа могла перерасти в военный совет, а этого  делать не стоило. По крайней мере – пока что и в данном месте. Потому как даже в особняке кардинала нельзя быть уверенным в том, что  разговор не станет известным  господину кансильеру. 
За окном зашуршало. По стеклу ударили несколько капель, потом дождь забарабанил монотонно и постоянно, хотя  небо не казалось затянутым тучами. А солнце по прежнему  посылало на землю последние  закатные лучи.

0

10

Да, Рассветные Сады для Окделла были бы самым лучшим вариантом. Почему то Его Преосвященству казалось, что все они сейчас ходят по тонкой лески и многое в этом мире зависит лишь от того - оставят они мальчишку в столице или нет. Глупо наверное звучит, что судьба королевства зависит от местоположения сына неугодного герцога Эгмонда, но это было именно так. Один не верный шаг и перевес сил окажется на стороне Штанцлера, а это ни есть хорошо, если учитывать, что половине из своих "фигур" он не мог доверять на все сто процентов. Дорак с усмешкой на губах повернулся к Первому Маршалу. Что-что, а род Алва всегда беспокоило только одно - их самая любимая и самая верная женщина - война. Да, в чем то они правы, если ты выигрываешь ее она уже никогда тебе не изменит...
- Война... Рокэ, даже перед таким светлым днем, как празднование дня Святого Фабиана вы только и думаете, что о войне. Гаифа и Дриксен... Нет, сейчас им не выгодно нападать, по крайней мере последней... Они как будто чего ждут. Знаете, по-правде говоря у меня давно такое ощущение, что посол Дриксен только и ждет какого то сигнала, что бы собраться и покинуть столицу. Так что, я хотел бы вас попросить подписать эдикт запрещающий ему это делать. До полного выяснения обстоятельств.
Сильвестр перехватил по удобнее четки и посмотрел в окно. Обсуждать здесь все подробности было не то что бы опасно, это просто было глупо, но никто и не говорил никаких подробностей - все тоже самое он скажет завтра во всеуслышание на совете меча.

Отредактировано Квентин Дорак (2011-10-19 14:05:56)

0

11

- Я не вижу причин для того, чтобы выделять Фабианов день из череды остальных, Ваше Высокопреосвященство. – Алва откликнулся тут же. Ловко соскочил со стола, как будто ему самому было не больше двадцати, гибко потянулся, словно кот. Подошел к окну, наблюдая за скатывающимися по стеклу дождевыми каплями. – К тому же, я не уверен, что день будет светлым. Тучи собираются. Что до войны, я пока что говорил не об этом.
Обернулся, посмотрев через плечо. То, что стоять спиной к кардиналу не очень-то вежливо, Алву вовсе не беспокоило. На последнее замечание Рокэ только пожал плечами.
- Вашему Высокопреосвященству хорошо известно, что я не обладаю полномочиями запрещать въезд или выезд кому-то из иностранных послов. И это не входит в круг моих обязанностей. Однако, понимая небезопасность того, что дриксенский посол может покинуть Олларию, и, выполняя просьбу Вашего Высокопреосвященства готов поговорить с ним и убедить не делать подобного шага. – Губы тронула многозначительная хищная усмешка. Кардинал заставил Первого маршала позлиться, пусть теперь понервничает сам, размышляя о том – означают ли эти слова герцога Алвы  возможную вероятность вызова дриксенского гуся на дуэль или дело и в самом деле обойдется просто разговором и, кто знает, может даже попойкой?

0

12

Ожидать от Алвы прямого ответа на свой вопрос было бы наверно просто глупо, поэтому слова герцога не вызвали особого шока или нервоза. Ну, хотя что лукавить? Рокэ мог вытворить все что угодно. Например устроить грандиозную попойку, в конце которой просто пристрелить дриксенца. Хотя это было бы и прискорбно. Пришлось бы писать письма с извинениями, а это пока не входило в планы Его Святейшества.
- И все же, я прошу Вас - помягче. Или потише.Что бы мне потом не пришлось писать длиннющее послание в Дриксен о том, что Вы убили их посла в порядке самозащиты или же на дуэли. Вряд ли они поверят, что этот индюк решил напасть на Вас, или тем паче - вызвать на дуэль. Они же не совсем дураки, а пока они нам нужны, как в качестве союзников, так и в качестве просто тыла.
Надеюсь он поймет, что дело не в том, что я так хочу. Дело в государстве и его безопасности, а это для представителей рода Алва никогда не было пустым звуком... Так что можно рассчитывать хоть на это...
Сильвестр посмотрел на Первого Маршала. Нет, все таки ему бы быть королем. Тогда бы многих проблем можно было бы избежать, да и жизнь самого кардинала стала бы в разы проще. Не надо было бы управлять государством вместо слабого короля. Можно было бы просто заниматься своими прямыми обязанностями. Дорак подошел к столу и стал перебирать документы. Горы бумаг. Важных и не очень. Надо было сказать Агнию, что бы он разобрался.

0

13

Кажется, слова Первого маршала все же заставили Его Высокопреосвященство немного поволноваться. Иначе бы не было повторения просьбы. Алва ухмыльнулся – довольно, как хищник, поймавший добычу. Нет, ему не то, чтобы очень нравилось волновать кардинала… К тому же кэнналиец прекрасно понимал, что чрезмерно переживать Дораку – с его-то не очень крепким здоровьем – не стоит хотя бы потому, что это небезопасно для всего Талига. Но все же слегка подергать и пощекотать нервы Силвестра – довольно забавно.
- Что же, если безопасность королевства зависит от моих развлечений, то я на какое-то время отложу свои развлечения. Или перенесу их в другие места, и не стану щипать гусей. -  Новая ленивая усмешка. - По крайней мере - в Олларии.
Его Высокопреосвященство начал перебирать какие-то документы на столе. Алва мог бы поклясться, что ничего особо важного и, уж тем более, секретного, там не было. Сильвестр не наивен и весьма осторожен. Оставлять ценные и тайные бумаги вот так в открытую, не станет. Как и отвечать на вопросы. На некоторые вопросы, которые не должны оставаться без ответов. Разумеется, в особняк кардинала Талига очень сложно попасть любому шпиону – все слуги подвергаются тщательной проверке, но еще более тщательно подготовленный прознатчик может обмануть многих. Рокэ уже некоторое время как обратил внимание на секретаря кардинала. Агний был тихим, скромным, исполнительным. Возможно, даже чрезмерно. Впрочем, в основном это было дело Его Высокопреосвященства, куда Алва  лезть был не намерен. В крайнем случае – он пристрелит тихого секретаря, чтобы тот не смог передавать сведения кому бы то ни было. Но это потом, а некоторые вещи стоит обсудить уже сейчас.
Отойдя от окна, Алва приблизился к столу, оперся на него кончиками пальцев, придавив при этом какую-то из бумаг. Что там было, он не поинтересовался. Так же его не волновало – решил ли Сильвестр заняться делами ля того, чтобы таким способом дать понять Первому маршалу, что аудиенция окончена, или просто делал это машинально. Рокэ твердо решил поучит ответы, и он не намерен уходить до того времени.
- Скажите, Ваше Высокопреосвященство, - говорил Алва негромко и словно бы лениво, чуть растягивая слова. Так, будто спрашивал о чем-то совершенно малозначимом, - Вам нужно, чтобы герцог Окделл остался в Олларии или чтобы он убрался  себе на север? И, если необходимо первое, то зачем?
Прямой вопрос, как выстрел в упор. В приватном разговоре пару часов с другим человеком  назад Первый маршал уже сделал кое-какие предположения, но нужно было подтверждение. Или опровержение. От этого зависело многое. Хотя вряд ли можно было бы рассчитывать на подобный же прямой ответ. Но даже по уклончивому можно будет многое понятно.
Еле слышный шорох откуда-то со стороны, словно человек постарался глубоко вдохнуть и задержать дыхание, стараясь не привлекать к себе внимания.
Пистолетный выстрел раздался в комнате громом. Из-за портьеры вывалился и рухнул на пол неприметный человечек в рясе. Из аккуратной дырки во лбу по лицу стекала кровь. Алва как ни в чем не бывало засунул пистолет обратно за пояс и так же лениво обратился к кардиналу.
- Приношу свои извинения, Ваше Высокопреосвященство. Я понимаю, что олларианство считает кошек зверями Леворукого, однако при их отсутствии могут чрезмерно расплодиться крысы.

0

14

Сильвестр обернулся, глядя на труп мужчины, что теперь лежал около окна. Да... теряешь ты хватку Сильвестр. Хотя было ощущение, что кто то следит, а вот прислушаться к нему ты и не додумался. Ну и ладно - главное что шпиона больше нет.
- Вы путаете олларианство и эсператизм, Рокэ. Мы же довольно нейтрально относимся к кошкам. А вот к крысам... Да, надо признать их новыми спутниками Леворукого и подвергнуть гонениям. Хотя сдается мне, что это больше гусь, чем крыса. Правда меня больше заботит как он сюда попал. Нет, Вы правы - надо заняться Агнием в плотную и отправить его на эшафот за измену. Давно у нас не устраивались показательные процессы над шпионами и прочим отродьем. Они, видимо, стали забываться и наглеть. Даже сюда пролезли... Как Вы на это смотрите?
Мужчина улыбнулся и убрал бумаги в ящик стола. Щелкнул замок и кардинал положил ключ на стол, рядом с резной статуэткой - чьим то подарком на прошлый день рождения. Кто это подарил он не помнил. Зачем запоминать такие мелочи? И судя по безвкусице это явно был Леопольд. Иначе место штуковине было бы уже на помойке, а так... Тессорий был довольно важной фигурой в замыслах кардинала и он не собирался "обижать" Манрика таким жестом, как отправка его подарка в мусор. Некрасиво все же.
- А Окделл. Скажу Вам прямо. Он мне не нужен ни тут, ни в Надоре. Просто, надеюсь Вы меня поймете, если он останется здесь и у Вас приглядывать за ним будет гораздо проще и он наделает таких глупостей как его отец. Единственный минус в том, что он будет в непосредственной близи от "главного борца за Великую Талигойю", но это мелочи и с ним я как нибудь управлюсь.

0

15

- Видимо, я путаю некоторые понятия обеих религий оттого, что в чем-то они похожи, а я не слишком набожный человек, чтобы замечать некоторые различия. – Алва беспечно усмехнулся, пожав плечами.  Затевать богословские споры он был не намерен, да и кардинал не станет сейчас. Не такая обстановка, да и ни к чему. Говорить с Алвой о Создателе – все равно, что предлагать эсператистам объединить все ордена в один – не будет понимания – зачем это нужно.
То, что вывалившийся труп кардинала не напугал и, даже, кажется, не изумил, было не удивительно и не совсем странно. Скорее всего, либо Его Высокопреосвященство предполагал наличие неподалеку шпиона, либо просто умел хорошо владеть собой. Одно не исключало другое.  Так же вполне логичным предположением, а необъясняемым  сверхъестественным умением Сильвестра  читать мысли, было и то, что подозрение падало прежде всего на секретаря. Который, надо сказать, ворвался в кабинет Его Высокопреосвященства  уже через какие-то три-четыре минуты после выстрела. То есть, достаточно как для того, чтобы добраться из своего кабинета, так и для того, чтобы не заподозрить Агния в том, что он стоял за дверью. О том, что ему грозит возможная казнь, секретарь явно не подозревал.
- Ваше Высокопреосвященство... - Агний замер, видимо, только теперь осознав, что, собственно говоря, вошел без вызова.  Уставился на труп в величайшей растерянности. Руки монаха заметно дрожали, перебирая четки – скорее всего – по привычке.
- Любезный,  принесите мне еще  «Черной крови». – Лениво, как ни в чем не бывало. Подойдя к трупу, герцог носком сапога перевернул того на спину, внимательно вгляделся в лицо покойного, тонкая бровь чуть заметно приподнялась.  Преспокойно добавил, обращаясь снова к Агнию. – И выполните роль кошки, убрав отсюда дохлую крысу.
Монах поморгал, в нерешительности и изумлении посмотрев на кардинала.
Алву, казалось, больше не занимало произошедшее. Первый маршал снова отошел к окну, встав спиной к Его Высокопреосвященству и секретарю. Сейчас больше интересовал полученный все же ответ про Окделла. Разумеется, он мог быть и не полностью правдив. Однако не мешал тому, что было задумано. Хотя называть «Великого Радетеля за Великую Талигойю» - мелочью – не слишком разумно.

0

16

Квентин бросил быстрый взгляд на своего секретаря. Да, правду говорят, что человек всегда себя хоть чем то, да выдаст. Особенно если он плохой актер и довольно трусливая личность. В глазах Агния читался один вопрос - как? Кардинал обошел свой стол и опустился в кресло, испытывающие глядя на секретаря. Странные существа люди - сначала делают, а потом думают. Интересно что же такого ему пообещали за проникновение сюда. Ладно, пока это оставим. До завтра он не сбежит, если есть еще хоть капля мозга. Иначе это будет слишком явно.
- И чашечку шадди. Похоже у меня намечается долгая ночь.
Он усмехнулся и проводил своего секретаря взглядом. Срочно нужно придумать, где найти хорошего, исполнительно, а главное честного человека. А то так даже умереть нельзя - они же тут все разрушат. Рокэ это конечно хорошо, просто прекрасно, но он не политик. Он все же больше военный. Да и в столице не всегда бывает. Нет. Тут нужен другой человек. Которому можно доверять. В пределах разумного конечно, но все же надоело сидеть как на иголках ожидая когда же все таки тебе заботливо положат в шадди ложечку-другую яда.
- Рокэ, я все же думаю сменить секретаря. А Агний... Думаю если его чуть чуть по расспрашивать в уютной и дружеской обстановке где нибудь, например в Багерлее, то он быстро все расскажет. И кто его послал и зачем.
Кардинал перевел взгляд на фигуру, что стояла у окна. Странно, как же все таки иногда дети бывают похожи на своих родителей. Не полностью, нет. В случае герцогов Алва с генами передавались черные волосы, странная для южан бледность и верность своей стране. Беспрекословная и отчаянная.
- А юный герцог Окделл... Я все же и правда надеюсь на то, что посмотрев на вас он поймет, что нельзя вечно жить прошлым, потому что это тупик. В отличии от Эгмонда у Ричарда еще есть возможность пойти по правильному пути. И я надеюсь, что он это сделает, а у Талига появится еще один верный рыцарь.

0

17

Услышав патетические слова из уст кардинала, Алва не мог сдержать иронической усмешки, тронувшей тонкие губы. Слова, вроде бы, правильные и даже красивые. Только вот правдивы ли они полностью?  Или все же Его Высокопреосвященство решил поиграть в очередную шахматную игру, а одной из фигур назначил Повелителя Ветров?  Что ж, в таком случае, придется  идти против планов кардинала. Как всегда – против ветра. Алва снова усмехнулся.  И только потом обернулся, упершись одной рукой о подоконник.
- Что касается Агния, то я могу предложить Вашему Высокопреосвященству прислать для… разговора с ним Хуана. Своим людям я верю. И они оправдывают мое доверие. И не только потому, что знают, что в противном случае я их уничтожу. Но и потому, что это – кэнналийцы.
Вернувшийся секретарь поставил на стол поднос с крохотной чашечкой шадди – белоснежный, хрупкий, почти прозрачный фарфор с ароматной густой темной жидкостью внутри, и бокал алатского хрусталя – отблески свечей играют на гранях бокала, делая вино похожим на настоящую – не только по названию – кровь. И вновь покосился на труп. Перепугано и растерянно. То ли не ожидал, что сообщника так скоро и резко обнаружат и обезвредят, то ли и в самом деле просто перепугался вида покойника. Если последнее, то вряд ли сможет убить и кардинала. Ведь потом придется как-то распоряжаться с телом. Сильвестр прав – поговорить с Агнием стоит. А после разговоров, даже если монах и не виновен, пожалуй, лучше будет, чтобы из стен Багерлее он не вышел.
- Сдается мне, Ваше Высокопреосвященство, что вид крысы с размозженной головой столь сильно повлиял на ранимую душу Вашего… преданного слуги, что мне придется самому исполнить роль кота и убрать все за собой. -  Очередная насмешка на губах герцога заставила Агния вздрогнуть.
- Ва… Ваше Высокопреосвященство, я ска... сазал, чтобы тут прибрались. Сейчас придут Доминик и Игнаций. – Пролепетал монах затравленно.

0

18

- Ну тогда иди и поторопи их. У меня важный разговор и сей.. кхм.. аксессуар ему мешает. И что бы не как в прошлый раз, а гораздо быстрее Агний. Гораздо.
Как же это иногда раздражало. Тот человек, который в пору послушничества показывал прекрасные знания и навыки начинал с годами их то ли терять, то ли непонятным образом глупеть. Или просто во всем виноваты деньги. Ведь многие из тех мальчишек, что шли в монастыри шли туда ни от хорошей жизни, и даже, как это не прискорбно, ни от большой любви к религии. Им просто было некуда податься. Особых талантов не было. Сильвестр слегка сжал четки, что лежали на столе, и тут же расслабил пальцы. В его возрасте каждый невроз мог вырасти в очень нехорошие последствия. Агний вышел, все так же трясясь и, кажется, молясь. Это вызвало у кардинала лишь усмешку. Не так часто он заставал своего секретаря за подобным занятием.
- Да, я думаю вы правы. Если кто то и сможет поговорить с сим юношей, так это Ваши приближенные, Рокэ. А теперь, прошу меня простить, но что то сердце расшалилось, а это чревато...
Он слегка улыбнулся и поднялся из кресла. Разговор был еще не совсем закончен, но кардиналу и впрямь стало дурно. Надо было отлежаться. Вызывать врачей он не был намерен. Да, правы все вокруг. Шадди надо пить меньше, да и нервничать. Сердце продолжало колоть.
- И прошу вас, Рокэ. Не расстраивайте старого сердечника и сделайте ему сие небольшое одолжение на счет юного герцога. Мне право так будет гораздо спокойнее.

0

19

Алва проследил взглядом за вышедшим секретарем, по губам змеей скользнула недобрая усмешка. Можно было считать, что судьба несчастного Агния была решена. Ведь не зря Лионелть Савиньяк, да и многие другие, говорили, что когда Алва смеется, кому-то придется умыться слезами и кровью. Настоящими, а не вином.
Что же до вина – герцог  чуть протянул руку, взял  бокал двумя пальцами, посмотрел на рубиновую жидкость. Затем повернул голову в сторону кардинала. Молча кивнул в сторону  чашки с шадди, так же молча и иронично ухмыльнулся. Мол: Пейте больше, Ваше Высокопреосвященство, и с Леворуким встретитесь совсем скоро.
Хотя, признаться, подобный вариант развития событий не устраивал. Алва прекрасно понимал, что если, не приведи Леворукий, с Дораком что-то случится, Талиг может погрязнуть в больших проблемах на долгие годы. Не а твердую же руку Фердинанда Оллара надеяться, увы. Хотя бы потому, что нет этой самой твердой руки и твердой воли не наблюдалось. А почти все, кто их – руку и волю – имеет, находятся либо в лагере противника либо военные, но никак не дипломаты.
- Ваше Высокопреосвященство, не уподобляйтесь господину Штанцлеру. – Насмешливо и едко. – Это ведь он у нас прикидывается старым и больны, оправдывая тем самым свою трусость. И, если уж Вы просите меня быть поаккуратней на благо Талига, то я с полным основанием  могу переадресовать это пожелание в Ваш адрес.
Раздались шаги, в кабинет вошли двое крепко сбитых монахов.
Забавно – Его Высокопреосвященство подобрал их во Дворе Висельников или это тоже попытки  «эра Августа»? – Свободная рука  невольно легла на рукоять пистолета. В том, что он справится с обоими, сомнения никакого  не было.
Монахи молча поклонились Сильвестру. Затем сноровисто ухватили труп за руки и за ноги, вытащили из комнаты.
Вздох Алвы  не был вздохом облегчения. Скорее – разочарования.
По всй видимости, разговор был окончен, хотя тема его не была закрыта. Подождав, пока дюжие монахи вынесли тело, Алва отставил пустой бокал на стол,  коротко кивнул кардиналу.
- Пожалуй, я откланяюсь, Ваше Высокопреосвященство. Не пейте много шадди. Во имя блага Талига.
Коротко усмехнувшись, вышел из кабинета.

Завершение эпизода.

Отредактировано Рокэ Алва (2011-11-02 22:07:39)

0


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Оллария. 1 день месяца Весенних Скал 398 К.С.