Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Встреча в пути. За неделю до Фабианова дня, 398 г.


Встреча в пути. За неделю до Фабианова дня, 398 г.

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

1. Название эпизода:
Встреча в пути.
2. Время действия:

За неделю до Фабианова дня, 398 г.
3. Место действия:
Дорога в Олларию.
4. Участники:
Э. Суарес, О. Райнштайнер.
5. Краткое описание:
Случайная встреча в придорожном трактире.

Отредактировано Ойген Райнштайнер (2011-10-23 17:27:05)

0

2

Утверждать, что все дороги ведут в Олларию, пожалуй, будет опрометчиво, но дороги с северо-запада и с юго-запада сливались в одну, ведущую именно в столицу. Куда Райнштайнер и направлялся. Прибыть он предполагал накануне дня Святого Фабиана. Собственно говоря, ради мероприятия, запланированного на эту дату, он в Олларию и отправился: командор намеревался обзавестись оруженосцем, кроме того, у него были и кое-какие личные дела в Олларии.
Дорога была спокойной, происшествия и приключения обходили бергера стороной. Даже хоть сколько-нибудь интересных собеседников не попадалось.
Наконец, когда до обозначенного срока оставалась неделя, Ойген остановился сменить лошадь и отдохнуть немного в одном придорожных постоялых дворов. Богатым это заведение назвать было нельзя, но кормили вполне сносно, а комнаты были чистыми. Одну из них командор и занял.
Вечером он сидел в общем зале и ожидался, когда подадут ужинать; пива здесь, увы, не было, но нашлось очень недурное вино, и бергер коротал время в обществе бутылки и стакана.
Посетителей было немного, примечательных среди них не наблюдалось, внимание Райнштайнера привлек лишь юноша с женственными чертами лица и необычайно синими глазами, впрочем, кроме непривычной внешности, он ничем более не выделялся и вел себя так же, как и прочие.

0

3

Дорога в Олларию оказалась поразительно скучной. Трястись в карете, обряженной как кукла да зевать, высокомерно разглядывая пейзажи за окном, ей надоело почти сразу же. А потому она пересела на Касса, переодевшись в более удобную одежду, да поехала вперед – оценить обстановку. Как-никак стоило сначала посмотреть на Олларию изнутри, а уж потом являться ко двору – но по этикету ей следовало предстать перед королевой сразу по прибытии.  Вот и образ юноши пригодился… Хотя странные в Талиге люди – любой одетый по-мужски является мужчиной на их взгляд. Хотя колет прекрасно маскирует женские формы, пусть и несколько жмет в груди. Спрыгнув с коня и вытащив из седельных сумок недавно найденного котенка, Нора кинула служке монетку, и попросила позаботиться о коне получше.
Трактир был небольшой, но уютный и чистый. Заплатив за комнату и распорядившись о перенесении сумок, она устало опустилась на свободный стул и стала оглядывать посетителей.  Шалунья тут же навострила куда-то лапки – видимо гонять мышат, и Эл не стала ей перечить. Они заключили с малышкой определенное негласное соглашение, и оба ему следовали. Однако, лишившись своего живого развлечения, девушка заскучала еще сильнее, и вновь со вздохом оглядела зал. Зацепившись взглядом за немолодого, но явно полного сил мужчину, она пригляделась получше.  У него оказался холодный и умный взгляд, да к тому же сама его поза говорила о том, что перед маркизой человек военный. Военных она любила – зачастую разговаривать с ними было куда интереснее, чем с «учеными мужами», любителями закидать ничего не значащими фразами, а потом хлопать глазами как девственница перед первой брачной ночью… Ну, она сама-то возможно использовала бы другое сравнение, но слова старшего брата крепко въелись в мозг. Плавно поднявшись, она подошла к столику намеченного собеседника и слегка улыбнулась.
- Вы не позволите присоединиться к вам дор?

+1

4

Голос у изящного юноши был под стать внешности, да и... Да и не юноша это был вовсе. Поддаваться иллюзии дольше было уже попросту невозможно: перед Ойгеном определенно была девушка, причем девушка очень красивая. Даже неулыбчивый бергер не смог сдержать улыбку, заглянув в ее глаза, - так хороша она была. Впрочем, наваждение длилось всего мгновение, и лицо командора снова стало непроницаемо спокойным, а тонкие бледные губы уже не улыбались.
- Доброго вечера... любезный, - вполне себе дружелюбно произнес он, поднимаясь с места и отодвигая от стола свободный стул, - Прошу Вас, располагайтесь. Командор Ойген Райнштайнер.
Представившись, он снова сел, положив ладони на стол. Руки у него были довольно аккуратные: крупные ладони, но довольно узкие запястья, длинные тонкие пальцы. Костяшки правой руки, судя по всему, были недавно разбиты, но уже почти зажили. Что ж, в конце концов, то были не холеные руки аристократа, а сильные ладони военного, привычные к не самым комфортным условиям.
- Вы уже заказали ужин? Быть может, подозвать прислугу, попросить, чтобы подали что-нибудь еще? У меня вино уже заканчивается, - предложил Ойген, внимательно рассматривая собеседницу, - Кстати говоря, я рад разделить с Вами трапезу. И надеюсь разделить с Вами разговор. Нынешняя дорога кажется мне скучноватой, и мне хотелось бы побеседовать с кем-нибудь.

0

5

Девушка стояла, чуть улыбаясь уголками губ, и молча рассматривала лицо человека. Жизнь явно у него не беззаботная – морщинки на лбу, выдавали это. А потом перевела взгляд на руки. Окончательно убеждаясь в том, что он - военный при деле, судя по внешности и выговору из Торки.  Лицо было спокойным и холодным, как лед, а голос неожиданно приятным и мягким. Дождавшись, пока он сядет, Нора опустилась на столь галантно отодвинутый стул. Да уж, Он точно понял, что я девушка. С первого взгляда. Специалист. Хотя я, собственно и не особо скрываюсь.
-Благодарю вас, дор Райнштайнер. – Но имя у него сложно произносимое.  Маркизе пришлось постараться произнести его без ошибок и заминок, дабы не показаться невежливой. – Я действительно не успела еще ничего заказать. – И дабы избежать предполагаемых расспросов, да и просто так, из неудобства, стянула шляпу, заодно и вынимая шпильку, удерживавшую косу в пучке на затылке. – Элеонора, маркиза Суарес. Дорога и впрямь скучновата, так что я не откажусь от вашего общества. Вы же в Олларию едете?
Будет безопасней присоединиться к нему – в конце концов, в одиночестве велики шансы напороться на особо ушлых разбойников, и очень малы – отбиться от них. И потом, она же девушка – по этикету девушки не ездят без должного сопровождения. А сопровождению из графства Сарр еще надлежит её догнать.Вобщем так ненавязчиво и мягко Эл напрашивалась к нему в спутницы.

+1

6

- Если моя фамилия звучит для Вас непривычно, Вы могли бы называть меня по имени, - предложил командор, зная, что у талигойцев зачастую возникают трудности при произношении слова "Райнштайнер", - Я ни в коем случае не упрекаю Вас, не поймите меня не правильно, но мне показалось, что выговорить ее для Вас было не так уж просто. Такое часто случается, и я не вижу ничего предосудительного в том, чтобы избавить собеседника от сложного и странно звучащего для него слова.
Прозвучало это просто и естественно, хотя само предложение, конечно, выходило за рамки этикета и было довольно странным; Райнштайнер надеялся, что девушка спишет это на какой-нибудь стереотип вроде дикости и неотесанности военных из Торки, но примет предложение как руководство к действию.
Окликнув пробегавшую на кухню девушку с подносом, он попросил ее потом подойти к их столу, а пока она разбиралась со своими делами и хлопотами, снова сосредоточил внимание на своей очаровательной собеседнице, тем более что та сняла шляпу, и на ее плечи упала тяжелая коса, - судя по всему, волосы у новой знакомой командора были роскошными. Однако ж, долго любоваться ими он себе не позволил: дама представилась, и правила хорошего тона требовали, чтобы он засвидетельствовал свое почтение особе, носившей гораздо более высокий титул.
- Да, я направляюсь в Олларию, госпожа маркиза. Если Вы примете в свою свиту барона из Бергмарк, я буду рад сопровождать Вас, тем более что так будет безопаснее. Вы очень смелы, - в других устах эти слова могли бы иметь весьма разнообразную эмоциональную окраску, вплоть до насмешки; однако же Ойген только констатировал факты, и по его тону невозможно было понять, как он относится к сказанному, - Вы сильно устали с дороги? Быть может, мне не следует утомлять Вас долгими разговорами? Если же это не так, я бы предложил после ужина пройтись немного, разумеется, если Вы сочтете мою компанию подходящей. Я привычен к седлу, но я соскучился по пешим прогулкам.
Райнштайнер, как всегда, был внимателен к деталям, дотошен и изрядно нуден. Впрочем, зато с ним было очень спокойно - как за каменной стеной.

0

7

- Была бы премного благодарна,  для южан и вправду ваша фамилия несколько сложна.- Белозубо улыбнулась и откинула косу за спину. Ох, как она все-таки устала от шляпы. – Но тогда и вы зовите меня по имени – это будет справедливо.
Вот уж воистину – чем ближе к войне, тем проще люди в общении. Другой бы на его месте спокойно смотрел, как Элеонора старательно выговаривает сложное слово. Хотя самой девушке стоило бы отказаться – это никак не вязалось с педантичной и высокомерной леди, для которой этикет одно из главных пособий в жизни. Но она еще успеет спрятаться под маской, а пока можно позволить себе чуть расслабиться и не заниматься мазохизмом.
- К сожалению, моя свита отстала, так что в неё я вас не приму. Не приняла бы, даже если она была сейчас со мной. – Эл провела пальцами по вискам и на мгновение сомкнула глаза. – В конце концов, вы старше меня, да и это было бы слишком невежливо – вы приносите больше пользы Талигу, чем может принести будущая дама Её Величества.
Это было бы, прежде всего неуважением. В народе её матери воинам оказывалось больше почтения, чем кому бы то ни было – да и сами шады были отменными воителями.  И девушка почитала подобное справедливым – в случае чего именно они будут защитой и опорой государству. Армия и сейчас опора – будь она слабее, Талиг давно бы разодрали на куски.
- Я совсем не устала, барон.  Я буду очень рада разделить с вами разговор и прогулку – в конце концов, я большую часть дороги была она, да и после седла неплохо было бы размять ноги. И я тоже привыкла к седлу – Кроме того, Касса она укрощала сама. Ну ладно, не сама, под тщательнейшим присмотром Луиса, который держал корду, и был готов в любой момент усмирить коня хлыстом. Но все же – с детства она ездила по мужски, и теперь большее неудобство ей приносит «дамская» езда. – И пожалуйста, не говорите больше фраз о том, подходит или нет мне ваша компания.  Я глубоко уважаю военных,  и мне было бы неприятно, если вы будете считать, что я полагаю вас недостойным моего общества только из-за того, что вы ниже по происхождению. Впрочем, забудьте, я, наверное, излишне резка.
Повернула голову к окну. Солнце садилось за облаками, окрашивая те в оранжевый и багровый цвета. Красивое зрелище – на юге закаты другие. Не менее красивые, но Эл привыкла к ним.

+1

8

Как это ни удивительно, юная красавица оказалась не менее основательна и внимательна к деталям, чем бергер, который был ее, наверное, в два раза старше. Райнштайнеру это очень понравилось: ему прежде не случалось иметь дела с такими женщинами, и он слушал ее с неподдельным интересом.
- Наверное, мне стоит принести свои извинения за неточную формулировку, - задумчиво произнес он, - Хотя я всю жизнь и говорю на талиг, это лишь второй язык, который я знаю, и на нем я не умею излагать свои мысли столь ясно и четко, как мне того хотелось бы. Я, конечно же, не имел в виду никаких официальных церемоний. Я хотел предложить свое общество как спутника и назвал это "присоединиться к Вашей свите". Прошу меня извинить.
Судя по всему, то, что его поняли не верно, обеспокоило командора: хотя голос его и звучал по-прежнему спокойно, но акцент стал заметнее, да и говорил он действительно не слишком складно, и некоторые фразы получались громоздкими и угловатыми.
- Я рад, что моя компания Вам приятна, - добавил он уже мягче, чуть улыбаясь, - Сейчас мы отужинаем, а потом можем прогуляться. Я видел поблизости довольно красивое озеро. Полагаю, что вечером там будет очень хорошо: ветер будет шептаться с камышами. Говорят, что если внимательно слушать то, что о чем шепчут камыши и тростник, можно услышать старинную сказку или даже быль. Конечно, это суеверия, но это довольно красиво, Вы не находите?
Конечно, до столичных кавалеров ему было далеко, тем не менее, видно было, что Ойген старается быть приятным и не скучным собеседником. Он не был уверен, что его собеседнице будет действительно интересно слушать рассказы о Торке и Бергмарк, но счел возможным коснуться фольклорных традиций, бытовавший в его родных краях. Быть может, Элеонора пожелает узнать подробности или даже попросит его рассказать какую-нибудь историю... А рассказчиком Райнштайнер был очень не плохим, но определенные сложности с языком, конечно, красоте его речам не добавляли.
Тем временем, прибежала запыхавшаяся служанка и поинтересовалась, что еще желают заказать командор и девушка, вдруг составившая ему компанию. Когда маркиза изложила свои пожелания, барон осведомился, скоро ли подадут заказанный им ужин, и попросил еще одну бутылку вина. Он предпочитал белое.

0

9

Услышав, что северянин  извиняется, неподдельно удивилась, настолько, что даже забыла скрыть свои чувства. Почему он?.. Это же я была излишне резка и невежлива! И это я недопоняла, ему нет надобности оправдываться, или приносить извинения.  Маркиза склонила голову набок и быстро произнесла. С несколько виноватым видом, что снова выбивалось из образа гордой аристократки. Хотя если подумать, она забросила на время это образ куда подальше.
-Вам нет нужды это говорить. В конце концов, это я несколько перегнула палку. Мне не следовало говорить то, что я сказала. И вы хорошо излагаете свои мысли – просто в одиночестве я несколько одичала, вот и…
Недоговорив замолчала и тряхнула головой, выкидывая из головы эту тему. Она не любила просить прощения, но в данном случае это было необходимо. Но все жен не стоит продолжать разговор на эту тему – мне кажется, ему есть что рассказать, и это куда интереснее, чем расшаркиваться друг перед  другом. Еще раз, виновато улыбнувшись, она негромко добавила – Давайте забудем об этом взаимном недопонимании.
И совершенно неверно, что он плохо говорит на талиг – речь текла плавно, как равнинная река. Да и голос спокойный и негромкий, поневоле заслушаешься. Да и говорил он о действительно интересных вещах – Охотница с детства была неравнодушна к легендам и различной мистике. Помнится, мать на ночь часто рассказывала ей легенды своей родины – а вот легенды Талига послушать не довелось. И теперь она была готова наверстывать упущенное. Она уже собиралась ответить, как подошла служанка принимать заказ.
- Какое-нибудь мясо с овощами и .. – она хотела было заказать чашечку шадди, но передумала – откуда здесь оно может быть? А если и есть варить его точно не умеют. На колени запрыгнула набегавшаяся Шалунья, требовательно мякнув..- И блюдечко молока для котенка.
Поглаживая шерстку любимицы, она вспоминала, на чем их прервала служанка. «Ах да, легенды, точно. И потом барон наверняка знает множество солдатских суеверий и какие-нибудь забавные истории из армейского быта. Помнится, Луис рассказывал множество забавных ситуаций происходящих с военными. Широко улыбнувшись, она заметила:
- Действительно, красивая история. К сожалению, поверья и сказки народа моей матери большей частью кровавые, и я редко слышала что-либо подобное. Вы не могли бы удовлетворить мое любопытство, дор Ойген? Вы  же наверняка много историй знаете…

Отредактировано Элеонора Суарес (2011-10-24 02:56:33)

+1

10

Ойген чувствовал себя несколько скованно в обществе юной маркизы, тем не менее, он старался быть любезным и не уронить себя в глазах знатной особы; в конце концов, никому не хочется выглядеть глупо или неловко перед хорошенькой девушкой, даже если встретились Вы совершенно случайно и едва ли увидитесь снова.
- Тогда давайте прекратим этот поток извинений, раз мы не в претензии друг к другу, - предложил он, тепло улыбнувшись, - Мы ведь действительно могли бы выбрать гораздо более приятную и интересную тему.
Элеонора улыбалась виновато, и Райнштайнера это не устраивало: он вообще старался всячески избегать разного рода неловкостей в разговорах, особенно чувства вины по пустякам. И потому он старался говорить как можно мягче - он знал, что мимика у него бедная, лицо кажется почти всегда одинаково бесстрастным и ко всему равнодушным.
Между тем, служанка приняла заказ и отошла; командор же осторожно протянул руку к котенку, забравшемуся на колени собеседницы, чтобы зверек мог его обнюхать и запомнить.
- С таким другом путешествовать веселее, - улыбнулся он, вспоминая оставшегося в Торке кота-мышелова, - Не боитесь, что убежит?
Вернулась служанка с заказанным маркизой мясом с овощами и курицей с картошкой для барона; принесла она и новую бутылку вина, и Ойген не замедлил наполнить стаканы золотистым напитком.
- Приятного аппетита, - кивнул он, подавая стакан девушке, - Если Вы пожелаете, я обязательно расскажу вам что-нибудь после ужина, когда мы отправимся на прогулку. Думаю, я знаю историю, которую может показаться Вам интересной.

+1

11

Замяв неприятную тему, девушка сразу почувствовала себя куда лучше. Но все равно надо будет постараться, что бы подобное не повторилось в столице, а если и повторится – делать каменное лицо и высокомерно фыркать. Вот уж точно, с такой решимостью как у неё только в бой, а никак не во дворец. Хотя тут как посмотреть. Иногда мирская суета бывает куда опасней свищущих над головой пуль. Видя, что командор заинтересовался котенком, она пересадила того на стол, поближе к мужчине. Благо стол большой, и места хватит и для еды и для звереныша.
- Вы правы, с ней дорога действительно веселее. И я не думаю, что Шалунья сбежит – она же умная девочка, прекрасно понимает, что пока она сопровождает меня, у неё всегда будет и молоко, и ласкающая рука. – Малышка авторитетно мяукнула, будто подтверждая слова маркизы, и ткнулась носом в ладонь барона. Действительно, она была зверем дружелюбным и неприхотливым. Тем временем служанка принесла еду и молоко, а посему кошка сразу забыла обо всех двуногих, справедливо пологая что её и потом погладят, а сейчас важнее поесть. Девушка полностью разделяла мнение кошки – холодное мясо в разы хуже, чем горячее, да и в дороге она успела очень проголодаться.  Однако накидываться на еду было бы совсем уж не элегантно,  а выглядеть, как голодный ызарг из леса не хотелось.
- Вам тоже приятного аппетита. – Покончив с церемониями, девушка принялась резать мясо. Впрочем, не переставая внимательно слушать собеседника.  И поддерживать разговор. – Я буду рада вас послушать, мне мнится, что вы хороший рассказчик. И спасибо за вино. – Хотя, на вкус оно было довольно таки средним. Но чего она хотела, если жила среди лучших виноградников Талига? Разумеется, ей большая часть вин будет казаться средними.- Дор Ойген, пока мы ужинаем, не могли бы вы рассказать что-нибудь о Торке? - Ужинать в тишине, когда рядом интересный собеседник – уж не глупость ли это? Нора считала именно так.

0

12

Пожалуй, кого-то другого котенок на столе изрядно смутил бы, но барону он явно пришелся по душе, что бы ни говорили об этих пушистых спутницах Леворукого; зверек не боялся мужчины, и тот иногда ласково чесал Шалунью за ушком.
Кошечка сосредоточилась на еде, бергер, пожалуй, предпочел бы заняться тем же, но не забывало уделять внимание собеседнице и поддерживать разговор, тем более что общение с маркизой доставляло ему истинное удовольствие.
Элеонора аккуратно резала мясо, Ойген куда менее элегантно расправлялся с курицей; беседа текла не спешно, вечер выдался очень спокойный, но отнюдь не скучный.
- Боюсь, это вино - лишь жалкое подобие тех, что подают на стол в столице, - тихо рассмеялся Райнштайнер, - Да и, признаться честно, я никогда не был знатоком вин, а наши, северные, здесь называют обычно кислятиной.
Торопиться было некуда, единственное, что угрожало благостному настроению беседующих, - то, что ужин мог остыть слишком быстро. Но это ведь не так уж страшно, верно?
- Удивительная девушка. Не похожа ни на одну из тех, что мне когда-либо доводилось встречать. И яркая, и холодная сразу, говорит резко, а улыбается так мягко. Но где же лицо, а где - маска? - иногда внимательный взгляд льдисто-голубых глаз ловил взгляд очей бездонно синих, и тогда командор чуть улыбался уголками губ, мягко, но улыбки в его тепла почти не было. Таким бывает обыкновенно зимнее солнце: светит бледно, не ярко, и почти не греет. Но зато оно и глаза не слепит.
- Рассказать Вам о Торке? - задумчиво переспросил Ойген, видимо, прикидывая, что же можно поведать девушке, - А о чем бы Вы хотели услышать? Право, я опасаюсь утомить Вас слишком длинным повествованием.

0

13

Девушка старательно налегала на мясо, стараясь не слишком явно выражать свое наслаждение пищей. Потому как разговором она наслаждалась не меньше – неторопливая спокойная беседа – она любила говорить именно так, не торопясь, но и не медля излишне – в конце концов, собеседнику тоже должно быть интересно. Чем дольше она изучала Ойгена, тем интереснее для неё становилась эта личность – спокойный, холодный, и вероятно даже надежный, хотя судить об этом так скоро было нельзя. Да и подавал он себя хорошо, с вежливой улыбкой – вот только глаза не улыбались, оставаясь практически равнодушными ко всему происходящему. Иногда что-то мелькало в них, но девушка не успевала понять что, а оттого и была несколько заинтригована.
- Я не слишком прихотлива в винах – к тому же у него вполне приятный вкус, а больше от вина ничего не требуется. – Девушка не улыбнулась. Но искорки веселья промелькнули в глазах. – А что до северных вин – там не слишком благоприятная природа, да и Луис рассказывал, что северяне предпочитают напиток…как его…- Наморщила лоб, припоминая,- точно, пиво! Так что не думаю что это имеет значение.
Да уж, выставила себя немного глуповатой – такую простую вещь не запомнить, Элеонора! Хотя,  я никогда не думала, что это знание мне понадобится…  Впрочем, неважно, вернемся к разговору.С едой было почти покончено – но кошка справилась быстрее, и свернулась клубком, негромко урча. Да уж, кошки очень практичные создания, поел-поспи, подкопи жирок, зима может быть холодной. И пусть только весна началась. Суарес даже умилилась – так трогательно посапывала малышка.
-Ох, да я даже не знаю. Может, какую-нибудь забавную историю из жизни солдат… И не бойтесь меня утомить –  я люблю и, смею надеяться, умею слушать. – Отпила еще несколько глотков вина.  Маркиза всегда потребляла много жидкости -  в пустыне ей наверняка пришлось бы тяжко.

+1

14

- Вы удивительно практичны для юной барышни, - отметил Ойген; это однозначно следовало считать комплиментом. Увы, большей изысканности от него ожидать не приходилось. А может быть, и к счастью, - Не привередливы, скромны и внимательны. Наверняка Вы можете быть и куда менее приятной собеседницей, но сейчас я наслаждаюсь Вашим обществом. Мне не доводилось встречать таких, как Вы, прежде. Я ценю это.
Барон отложил вилку и поднял стакан с золотистым вином.
- Ваше здоровье, - произнес он, чуть улыбаясь уголками губ, и глотнул вина. - Вы правы, я бы гораздо охотнее выпил за Вас кружку пива, но здесь это не принято. Я и так не отличаюсь блестящими манерами и наверняка говорю много не подобающих вещей, но это было бы, пожалуй, уже слишком...
Не то чтобы Райнштайнер произнес это смущенно, но некоторая неловкость в тоне все-таки сквозила, да и по улыбке эта эмоция тоже была отчасти заметна.
- Забавную историю я обязательно постараюсь вспомнить, - нахмурился командор, сделавшись сосредоточенным и, видимо, сразу же взявшись за раскопки в архивах армейских историй, - Мне вспомнилась история печальная, но я не уверен, что мне следует рассказывать ее сейчас. Здесь...слишком светло и тепло для таких повествований.
Уничтожив курицу и гарнир, бергер снова подозвал служанку; поинтересовавшись, не желает ли чего-нибудь еще маркиза, Ойген попросил яблок и меда.
- Кажется, одну историю я все-таки вспомнил, - тут он улыбнулся, и в холодных его глазах на мгновение вспыхнули лукавые искорки, - Приключилось это со мною и одним моим приятелем. Нам тогда было лет двадцать. Зима, снег, солнце... И мы отправились добывать языка. Чудесным зимним утром, по легкому морозцу.
Принесли яблоки и мед, и Райнштайнер принялся нарезать их на тонкие дольки. Получалось очень аккуратно, словно бы тщательно измерял каждое яблоко, прежде чем его разрезать.
- Разумеется, мы просто не могли не попасть в какую-нибудь переделку. Очередное приключение настигло нас почти сразу же...

0

15

//чего то пост таки маловат, прошу прощения//

Элеонора удивилась, услышав комплименты из уст барона – а это однозначно были комплименты, впрочем, ничуть не затасканные и вполне приятные. Смутившись, она негромко ответила, не опуская, впрочем, глаз.  Она вообще  предпочитала смотреть на собеседника при разговоре.
- Вы излишне добры ко мне, барон. - Нет, все-таки это положительно, что его слова отличатся прямотой. Вылавливать что-либо из запутанных фраз, услышав которые не поймешь, то ли это милый комплимент, то ли изысканное оскорбление, Нора не любила, и сомнительно, что когда-либо полюбит.
Девушка покончила с едой, и откинулась на спинку стула, заодно и перекладывая котенка на колени. Шалунья, оказавшись на новом месте, лишь повела ухом, чуть шевельнулась, и продолжила сопеть. А Эл приготовилась слушать, благо дор все-таки вспомнил забавную историю. Конечно, его речь была несколько суховатой, без излишков, но и к ней можно было привыкнуть.  Благо, голос по-прежнему оставался мягким и спокойным, а в глазах появились лукавые искорки, и девушка предположила, что история будет несколько смешнее, чем она думала.  А потому и наслаждалась, с ноткой грусти понимая, что как только она попадет в Олларию – она будет слышать подобные истории раз в год, ибо это не то, чем живут «благородные».

0

16

Ойгену нравилось, что девушка при разговоре не стремится отвести взгляд и не избегает смотреть ему в глаза; быть может, это и было некоторым расхождением с правилами хорошего тона, но командору это нравилось: это существенно облегчало понимание. А еще ему нравилось, что она не опускает глаза, даже если смущается. Прямой взгляд в сочетании со смущенной улыбкой смотрится очень необычно и интересно, даже чуточку пикантно: ведь это словно вызов, пусть и очень завуалированный, - да, я смущена, мне неловко, но я не стыжусь своих слов. В общем, бергер успел составить уже немалый список достоинств маркизы.
- Ну что Вы, - улыбнулся он, слегка пожимая плечами, - Я просто стараюсь быть любезным, насколько я вообще на это способен. Я никогда не был хорош в подобных переговорах.
Пока он говорил, он продолжал нарезать яблоко тонкими аккуратными дольками; теперь же он наконец отложил нож, взял кусочек яблока и обмакнул его в мед.
- Хотите? - кивнул он на импровизированное лакомство, - Сладкое не люблю, вот только мед. Надеюсь, яблоко достаточно кислое.
Райнштайнер протянул девушке кусочек яблока, а сам взял другой и не замедлил его попробовать.
- То, что нужно, - задумчиво улыбнулся он, смакуя медовую дольку, - В меру кисло, в меру сладко, в меру терпко. Но я начал рассказывать о нашем приключении... Прошу прощения, что перескочил на другую тему. Так вот. Мало того, что мы заблудились, так нам еще и посчастливилось встретить медведя-шатуна. Не могу сказать, что мы не испугались, однако же быстро взяли себя в руки. Животное, разумеется, пришлось убить, но на этом наши приключения не закончились.

0

17

Нора негромко хихикнула, прикрыв рот ладошкой. Почему-то его слова о «переговорах» чуть насмешили её. Но барон мог подумать что маркиза смеется над ним, а ей того не хотелось, поэтому она поспешила замять неуместный смех. В конце концов, ей нравился тот человек, и обижать его у неё не было никаких намерений. Так что предложенную дольку она взяла без возражений, хоть и не любила мед. К её удивлению, яблоко действительно было кислым, чуть оттеняя вкус меда.
- Никогда не любила мед, но в таком сочетании очень даже вкусно. – Задумчиво воззрилась на половинку дольки,  словно в ней была какая то тайна. Но тайну она так и не нашла, и, философски вздохнув, отправила остатки яблока в рот. Тем временем дор продолжил рассказывать, и Эл снова обратилась во слух.  Воображение у неё тоже было в порядке, так что история ей нравилась. Посчитав нужным откомментировать, она с веселой улыбкой произнесла.
- Леди Удача явно в тот день решила с вами поиграть. А медведя, кстати, не жалко было?
Да, животных она любила, хоть медведи и не входили в её список главных лапочек. Зато в него входили лошади и пауканы.  Последних она видела раз в жизни на картинке в книге, но прониклась глубочайшей любовью. Да уж, нормальной её не назовешь, чего уж тут скрывать.  Она не боялась насекомых и мышей, в отличие большинства дам, (ну разве что тараканов, да и кто их любит? ) и предпочитала лазать по скалам и метать ножи, вместо вышивания и игры с куклами. Мать ругалась, отец с улыбкой называл её странной, а братья смеялись и тачкали её за собой.

+1

18

Оказывается, Элеонора не любила мед, но угощение приняла и даже отозвалась о предложенном лакомстве вполне положительно; быть может, она сказала это лишь из вежливости, но Ойгену все равно было приятно, тем более что девушка была совершенно очаровательна, когда тихонько смеялась, прикрыв рот ладонью. Командор нашел этот жест очень трогательным.
- Жалко? - озадаченно спросил Райнштайнер, явно с трудом представляя себе ситуацию, в которой он мог бы пожалеть напавшего на него зверя, - Простите, но я не понимаю, причем здесь жалость. Мы могли погибнуть. Это было очень опасно, потому я не вижу причин, чтобы не убить этого медведя: или он, или мы.
Бергер недоумевающе пожал плечами, мол, жалость тут совершенно не уместна, о чем Вы?.. После чего он снова принялся за яблоко. Одна за другой тоненькие дольки были уничтожены.
- Пойдемте все-таки выйдем к озеру? - предложил Ойген, - Пока солнце еще не село. Я могу рассказывать и по дороге, полагаю, что так будет даже лучше.
Глотнув вина, он поднялся из-за стола и подал маркизе руку.
- Думаю, на свежем воздухе беседовать будет легче, - задумчиво произнес он, - Тем более что я Вам обещал рассказать не только об этом случае.

0

19

Девушка снова хихикнула с несколько детским выражением лица и мягко произнесла.
- Разумеется, вам его было ни капли не жаль. В конце концов, он на вас напал,  и это было ваше право убить его. Но юным девушкам свойственно жалеть любую прервавшуюся жизнь.  Однако не считайте меня ханжой,  я право, рада, что победителем в этом бою вышли вы, а не медведь.
Нора щелкнула котенка по уху – легонько, только что бы разбудить – и ссадила его на пол. Барон вознамерился исполнить свое обещание – то есть вывести её на прогулку, но вставать с котом на коленях было бы проблематично. Вложив в протянутую руку свою ладонь, она поднялась и заинтересованно произнесла.
- Так что же произошло дальше?
Она мягко улыбнулась, но в глаза зажегся маленький огонек нетерпения. Да уж, она обожала слушать других людей. Не всех, разумеется, но пока ей попадались только хорошие собеседники. Но Ойген был первым северянином, с которым она разговорилась – а ей нужно было хоть чуточку понимать любой из Талигойских народов. Хотя все-таки причина была по большей части в самом собеседнике, а не в её нуждах.

+1

20

- Право, Вы очень милосердны... - растроганной улыбки у Ойгена не получилось, но улыбнуться чуть мягче - вполне удалось. Рядом с нежной девушкой он вдруг почувствовал себя грубым и неуклюжим, как тот медведь, и барону стало немного неловко. - Что Вы, я ничего такого не подумал, сударыня. Но я тронут Вашими словами.
Собеседники выбрались из трактира, оставив котенка досматривать сны. Вечер был теплым, легкий ветер шептался с листвой и приносил аромат цветов, распустившихся где-то неподалеку. Солнце уже садилось, окрасив алым облака и располосовав покрытую легкой рябью поверхность озера кровавыми царапинами. А камыши тихонько продолжали перешептываться, словно не замечая, что озеро истекает кровью. Пейзаж был одновременно и торжественным, и лиричным, и даже зловещим.
Командор подвел свою спутницу к самой кромке воды и остановился.
- Вот такими вечерами и нужно слушать истории, которые рассказывает камыш. Сегодня мы наверняка услышим нечто трагичное. Слышите? Закройте глаза и вслушайтесь в этот тихий голос... - последовав собственному совету, Райнштайнер закрыл глаза, приготовившись слушать печальную повесть.

0

21

Наверное, для постороннего взгляда они были необычной парой – гибкая и хрупкая девушка в мужском костюме, и непоколебимый военный с отменной выправкой. Наверное,  впервые за долгое время она почувствовала себя действительно девушкой, а не воинственной Охотницей. Забавно – детское прозвище так легко и прочно легло на её жизненный путь – Элеонора постоянно чувствует себя хищницей в поиске добычи. На улице было... красиво. Более пугливая или же более суеверная эрэа почувствовала тревогу в таком пейзаже – но кровь по-своему красива, а озеро из крови-воды являлось лишь отражением происходящего в мире. Кровь проливалась ежедневно и еженощно, и Смерть, наверное, уже устала от своей работы. Забавно, люди любят валить причины своих проблем и их последствия на Создателя, на Леворукого, забывая о себе. Тревожный пейзаж – не думая о крови нельзя назвать его кровавым, он был бы похож на  алые ройи. Когда спутник предложил прислушаться к воде – девушка опустилась на землю, продолжая, впрочем, держаться за его руку и закрыла глаза, вслушиваясь в камышовый шепоток. Но, наверное, она слишком любила море, и слишком привыкла слушать его – шепоток остался шепотком. Но с упорством любопытной кошки она продолжала вслушиваться. Чуть склоняясь к воде, от чего коса, скользнув по плечу, плюхнулась в воду. Недовольно поморщившись, она откинула промокшие волосы за спину и погрузила руку в воду. Рукав рубашки промок, впрочем, как и спина, а колет и плащ она сняла еще в таверне. Может быть ей даже стало холодно – но она не чувствовала – её охватило  такое чудесное чувство что сродни покою. Слова для него она не знала, да и когда вещи называют именами – загадочность и удовольствие зачастую теряется.
- Я не слышу, барон – С сожалением она признала, минуту понаслаждавшись этим чувством. – Я, наверное, недостаточно люблю эти края, что бы слышать их шепот.

Отредактировано Элеонора Суарес (2011-12-16 00:37:59)

+1

22

Тихий, уединенный уголок, тревожный, но прекрасный пейзаж, очаровательная спутница... Могло показаться, что ко всему этому командор совершенно равнодушен. Волнение, охватывавшее его всякий раз, когда горячие пальчики Элеоноры сильнее сжимали его прохладную ладонь, никак не отражалось на его бледном лице; тонкие бледные губы чуть улыбались - и только.
Даже когда маркиза опустилась на траву, она не выпустила руки Ойгена, и он сел рядом с нею, тоже внимательно прислушиваясь к перешептыванию камышей.
- Пожалуйста, будьте осторожнее, - мягко произнес он, заметив, что девушка промочила рукав, - Становится прохладно, Вы можете простудиться.
Осторожно высвободив руку, он снял китель и накинул его на плечи Элеоноры, надеясь, что это поможет ей сохранить тепло.
- Прошу простить меня за эту вольность, - чуть смущенно произнес Райнштайнер, убирая руки от плеч маркизы.
Увы, Элеонора не слышала, о чем шепчут камыши, как ни старалась прислушиваться. Командор пожал плечами, чуть улыбаясь уголками губ, и тихо произнес:
- К сожалению, и для меня здешние камыши шепчут на чужом языке, я ведь в этих краях впервые, - объяснял он, и голос его звучал мягко и чуть печально, - Но мне кажется, что рассказывают нам какую-то грустную сказку. Видите, какое алое небо сегодня? И вода похожа на кровь. Должно быть, где-то погибло любящее сердце, вот и течет кровь, превращаясь в солнечные лучи, а потом - в воду. Да ведь люди и проливают кровь так, будто это вода...

0

23

Девушка вздрогнула, когда плеч коснулась ткань. Тепло ладоней Ойгена чувствовалось даже сквозь неё, но тот быстро убрал руки. Элеонора повернула голову так, что бы удобнее было смотреть на него и поплотнее завернулась в китель, придерживая тот за отвороты, незаметно для самой себя, наклоняя голову, щекой касаясь ткани.
- Любящие сердца гибнут всегда. Жаль, только многие слишком скрытны в своих чувствах.  И солнце плачет кровью. – Девушка чуть печально усмехнулась и, сощурившись, посмотрела на солнце. – А что чувствуете вы, убивая?
Брат говорил что убивать – легко, главное привыкнуть, а отец молчал. Она не верила Луису – тот был слишком весел говоря это. Хотя в чем-то это было правдой – и её руки уже стали руками убийцы. То был разбойник, она даже не видела его лица. Просто он поднял руку на мать, а слуг звать было поздно. Непутевый воришка, замеченный графиней, получил нож в шею от её юной дочери, уже ставшей единственной наследницей. Он мог быть братом, мужем, возлюбленным, отцом. Он мог быть глупым младшим сынишкой или сиротой, вынужденным на подобное. Он мог бы стать певцом или охотником, но влез не в тот особняк и был убит шестнадцатилетней девчонкой. А графиня лишь бросила дочери «Твои руки не для этого» и покинул покои, оставив её наедине с первым убитым врагом. Тогда Элеонора почувствовала настоящий ужас, и еще много дней ей казалось, что руки красны. От крови первого врага, у которого нет лица и имени.

0


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Встреча в пути. За неделю до Фабианова дня, 398 г.