Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Утро в приемной Её Величества.


Утро в приемной Её Величества.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Название эпизода:
Утро в приемной Её Величества.
2. Время действия:
Наутро после дня Святого Фабиана.
3. Место действия:
Приемная королевы
4. Участники:
Катарина Оллар, Элеонора Суарес.
5. Краткое описание:
Новая дама прибывает ко двору. Аудиенция у Её Величества.

0

2

Настал тот день, которого девушка ждала всю жизнь! Её примет у себя сама королева, и она станет её верной дамой! Только почему то от этих мыслей хотелось стонать и биться головой о ни в чем не повинную дверцу кареты. В столицу она прибыла два дня назад, но кортеж подоспел только к вчерашнему вечеру, что её, не будем скрывать, радовало. Она успела наслушаться слухов и сплетен, разведать территорию и чуточку обжиться в доме.  Город ей понравился, он жил своей жизнью, и у него было много тайн, которые так и хотелось разведать.  Но, на это времени уже не хватило – этикет не позволял задерживать прибытие ко двору, дольше, чем надо для приведения себя в порядок. Так что вырядившаяся в одно из самых своих роскошных платьев, девушка тряслась в карете, с тоской вспоминая Касса, наверняка сейчас печально жующего овес.  Карета остановилась,  послышался голос одного из сопровождающих и какого-то незнакомца. Не считая нужным прислушиваться, маркиза спокойно ждала, с ленивым любопытством разглядывая веер.
Вскоре карета снова тронулась,  впрочем, очень скоро снова остановившись. На сей раз дверцы кареты распахнулись, и Карло, один из сопровождавших её кэнналийцев, подал ей руку, произнося:
- Дорита мы прибыли. Вас проводят к королеве.
Да, почтения к монаршей особе в них немного. Кивнув поджидающему её гвардейцу, девушка посоветовала не ждать ее, а возвращаться к особняку, и пошла класть свою голову на плаху, во имя отечества. Или засовывать руки в серпентарий – наивных восторгов по поводу собственного положения она не испытывала. В голову закралась малодушная мысль сбежать обратно в Кэнналоа, и там выйти замуж за какого-нибудь мелкого дворянина – а то и вообще за шада, но она запретила себе об этом думать, стараясь как можно сильнее вжиться в роль высокомерной дориты.  Пройдя неизвестное количество залов и переходов, гвардеец подвел её к двери, и попросил подождать, пока он сообщит королеве о её приходе. Маркиза милостиво согласилась и принялась разглядывать окружающие виды.

0

3

Прибытие во дворец кэналлийской маркизы вызвало у Катарины настоящее любопытство, которое, она, конечно, скрывала от окружающих. Получив прошение от графини Сарр, королева приказала донести до нее всевозможные сведения об этой семье с запада Кэналлоа, постаравшись представить так, чтобы это не выглядело любопытством, хотя и являлоось таковым на самом деле, а просто обычной процедурой при принятии решения о приезде во дворец новой фрейлины, да еще и не из Олларии, а настолько издалека. Катарина узнала, что семья девушки пользовалась хорошей репутацией, а то, что Элеонора осталась без погибшего в море отца, могло выставить королеву, решившую принять к себе девушку, милостивой покровительницей сирот в глазах ее подданных, всех, кроме Ворона. Хотя и он, наверное, должен быть доволен, что она сделает своей фрейлиной эту кэналлийку, подумалось Катарине. Ведь девушка состояла с его семьей в дальнем родстве.

В приемной, где должен был состояться первый разговор с прибывшей в Олларию девушкой, вместе с Катариной находились еще две придворные дамы, у которых, в отличие от королевы, не было никаких причин скрывать свое любопытство относительно явившейся во дворец родственницы Ворона. Они намеревались пристально рассмотреть ее с головы до ног, не упустить ни единой детали, ни одного достоинства и изъяна, чтобы после с наслаждением обсудить новенькую с другими дамами, когда этого не будет слышать королева.

Гвардеец вернулся из приемной к ожидавшей в коридоре девушке и предложил ей войти.

Повернув голову к вошедшей, сидящая в кресле Катарина мягко улыбнулась
- Добро пожаловать в Олларию и во дворец, маркиза, - сказала она, - Тяжелым ли был переезд?

Отредактировано Катарина Оллар (2011-10-24 17:50:59)

0

4

Гвардеец открыл дверь, пропуская Элеонору. Девушка глубоко вздохнула, щелкнула веером и плавно вошла глядя прямо перед собой. Королева выглядела… царственной, но, пожалуй, излишне бледной,  хотя, это было личным мнением смугловатой кэнналийки. Подойдя ближе, она согнулась в изящном реверансе и почтительно произнесла.
- Я несказанно рада встрече с вами, Ваше Величество.
Как мышь радуется при встрече с лисой, ага. Нет, лицо оставалось все таким же почтительно – восхищенным,  а интонации мягкими и восторженными… Но глаза выпрямившейся маркизы были холодны и внимательно оценивали – пока не королеву – её дам. Те внимательно рассматривали её, совершенно не думая от недопустимости настолько открыто выражать свое любопытство. Воистину, две курочки. Впрочем, молчать не стоило, Катарина задала вопрос – и на него следовало бы ответить.
- Благодарю вас, дора, переезд совсем меня не утомил. Напротив, я всю дорогу предвкушала тот миг, когда я стану вашей дамой!
Капля иронии просочилась в её голос,  впрочем, это было не лишком заметно. Дабы скрыть неприятие происходящего девушка начала теребить веер тем самым показывая свое волнение.  Это было очень выгодно – состроить из себя гордую и неприступную, а на самом деле юную и наивную девушку. В семнадцать лет так выглядит большинство дочерей благородных эров.  "Юноша гордый со взором горящим!" - женский вариант.

0

5

Катарина продолжила доброжелательно улыбаться девушке. Кэналлийка старалась показаться дерзкой и смелой, скрывающей свое волнение из гордости, и королева поняла, что маркиза Суарес ей нравится настолько, чтобы действительно заинтересоваться ею хотя бы на первое время. Таких юных фрейлин из Кэналлоа у нее до сих пор еще не было. Кроме того, девушка чем-то неуловимо напоминала Ворона, должно быть, сказывалось кровное родство, а общение с ним всегда было интересным, вот только, Алву в "клетке" ее покоев не запрешь, а эта "птаха" прилетела к ним сама, вот и посмотрим, как она станет вести себя среди прочих не слишком доброжелательно настроенных дам. Кэналлийка для Катарины станет новым развлечением. Если будет надо, она окружит ее опекой, пока ей это не надоест, однако, интересно посмотреть на то, как девочка попробует справиться сама, и справится ли.   
- Надеюсь, Вы не будете разочарованы, оставшись при дворе, - сказала Катарина, - Вы уже посмотрели Олларию? Насколько мы поняли, Вы здесь впервые.

Отредактировано Катарина Оллар (2011-10-26 19:33:49)

0

6

Что же, девушка уже сейчас могла сказать, что Катарина хитра, как кошка, и это ей понравилось. Люди в своих рассказах рисовали образ нежный и беззащитный, но чутье говорило о том, что это ложь. Чего стоит только её взгляд – неуловимо властный, и где то на дне этих глаз прятался стальной стержень. Элеонора смущенно опустила глаза в пол, чтобы не выдать истинных чувств – в конце концов, у неё не было достаточного опыта игры глазами.
- О, я прибыла только вчера вечером и не успела осмотреть город. – Да, дама Её Величества не успела ничего осмотреть – но Охотница из Кэнналоа знала о городе уже очень много.  За деньги можно купить не только вещи, но и знания – так почему бы не воспользоваться этим? – Прошу прощения, но я еще не до конца представляю как себя вести и что делать. Не могли бы вы рассказать мне о моих обязанностях как Вашей дамы?
Она продолжала щелкать веером, негромко и мягко,  заодно проверяя наличие острого стального клинка в одной из его пластин, чуть более толстой, чем другие. О да, Нора никогда не ходила безоружной, но во дворце ей стать очень изворотливой и хитрой, пряча оружие очень тщательно – что в словах своих, что в вещах.

0

7

- Вам нужно будет лишь проводить время в обществе нашем и наших придворных дам, - объяснила Катарина, продолжая неявно, но с интересом рассматривать девушку, - Во дворце Вы можете оставаться на ночь - для фрейлин есть комнаты, но это необязательно.
Щелкание веера девушки почему-то очень раздражало королеву, но ни жестом ни взглядом она не дала этого понять.
- Мы надеемся, что и Оллария, и придворная жизнь вам понравятся, - продолжила Катарина, - А пока не могли бы вы немного рассказать нам о Кэналлоа? Мы никогда не посещали этих мест.
Две немолодые фрейлины, находящиеся подле кресла королевы, тут же закивали. Услышать какой-нибудь новый рассказ о местности, из которой приехала эта юная кэналлийка, а главное, откуда родом был Ворон, им обеим было не менее любопытно, чем пытаться все время беседы "потрошить" стоящую перед Катариной девушку взглядами.

0

8

- Благодарю, но я предпочту остановиться в городе  - Пора бы уже показать зубы дамам – пусть считают, что она благоговеет перед королевой, но до одури завистлива, горда и высокомерна. Посмотрев на двух трущихся около королевы женщин, она смерила их как можно более презрительным взглядом – как на навоз посмотрела, право слово. Теперь её будут ненавидеть, теперь на неё будут выливать самые грязные и мерзкие слухи, касающиеся королевы и её соотечественников. И это хорошо. Плюс, если Катарина заметит этот взгляд – будет куда интереснее с ней взаимодействовать.
- О, я думаю это будет незабываемое время. Потому что я собираюсь перетряхнуть весь город пока я здесь. Я собираюсь знать все обо всех – и я собираюсь найти себе достойного мужа, а это сложно в этом рассаднике всякой мерзости, которому какой-то шутник дал название «Королевский дворец».  Впрочем, шутка действительно вышла отменная.
- Я, право, не знаю, что вам рассказать. Думаю, вы уже многое слышали,  а потому надеюсь на снисхождение. – Было сложно – вспоминать дикую родину и сохранят на лице маску – но она старалась, очень старалась. – Наше море – наверное, самое красивое море на свете.  Оно теплое, и ластится к рукам как кошка, и оно вечно меняется.  На рассвете оно одно – а к вечеру другое, на следующее утро третье – и никогда не останавливается в своем изменении. Но нельзя считать его милосердным – шторм не знает жалости и холоднее горных льдов. Море уносит жизни многих людей – но мало людей можно найти, которые его за то ненавидят. Вечерами народ поёт песни на его берегах – мы вообще любим, петь и праздновать – неважно что.  Но нельзя описать словами вечера в Кэнналоа – слишком многое потеряется.
Маркиза вздохнула, и завела руки за спину, пытаясь сдержать рвущиеся наружу слова. Где-то в глубине глаз зажегся безумный огонек-отблеск южных костров. Она понимала, что не должна была вообще ничего рассказывать, она понимала – надо молчать.Но остановиться было слишком тяжело.
-Кубки недопитые. Струны под рукой.
Звонкими копытами за ночной рекой.
Песни не исправлены, дни не сочтены.
Перепутье травами свило сны.(с)

Негромко пропела и на сей раз замолкла. Покраснев для виду. Впрочем, ей пришлось приложить кучу усилий, что бы замолчать и не продолжить. Но когда она начинала петь, она немного забывала себя – открыться перед королевой хоть чуть-чуть – это дозволено, но перед фрейлинами – нет, ни при каких условиях.
- Простите, Ваше Величество, я не люблю петь на публику.

0

9

Красноречивый взгляд кэналлийки, направленный к фрейлинам, конечно, не укрылся от глаз Катарины, но акцентировать внимание на этом она не стала, лишь подумала про себя, что сейчас в какой-то мере завидует этой смелой девушке, честной в выражении своих эмоций. В свое время, в таком же возрасте, для королевы подобное было непозволительной роскошью, ею же осталось и сейчас. Хотя, с другой стороны ей было проще благодаря поддержке матери, которая не только посадила ее на трон, отравив Магдалу Оллар, бывшую Эпинэ, но и дала ей множество полезных советов, прежде, чем Катарина отправилась с Фердинандом под венец. Мать же этой натянутой, словно, струна, девушки, храбрящейся изо всех сил перед ней и придворными дамами, сейчас была далеко. "Дорита" Суарес оказалась одна в чужой стране, чужом городе, дворце, среди не самых дружелюбно настроенных людей. Но не смотря на все это она держалась молодцом.   
Слушая красочный рассказ маркизы о ее Родине, Катарина сперва попыталась представить этот прекрасный край, а после невольно задумалась, вспомнив Гайярэ и чуть затосковав... Девушка упомянула море и шторм, а после запела. Пела она хорошо, голос кэналлийки был звонок и приятен. Катарина подумала, что можно будет после музицировать и дуэтом, не смотря на то, что девушка призналась, что на людях петь не любит.
- Нам известно, что в море во время шторма погиб Ваш отец, - сказала Катарина, когда девушка закончила петь, вдруг раскрасневшись, - Мы сожалеем, что заставили Вас об этом вспомнить, попросив рассказать о Вашей стране. Однако, Ваш рассказ был столь же впечатляющим, как и Ваше пение. Это было чудесно, - королева вновь чуть улыбнулась, а фрейлины рядом снова закивали, соглашаясь с Величеством, - Мы надеемся, что немного освоившись при дворе Вы преодолеете Вашу робость и вновь порадуете нас Вашими талантами.
Катарина ненадолго замолчала, взглянув в лицо кэналлийке, затем произнесла:
- Мы будем рады видеть Вас завтра в наших покоях, и во все последующие дни, а сегодня Вы еще можете ближе ознакомиться с Олларией, лучше посмотреть столицу.
Она кивнула маркизе, давая понять, что до завтрашнего утра у девушки есть свободное время, и на сегодня аудиенция закончена.

Отредактировано Катарина Оллар (2011-10-31 21:44:26)

0

10

//Поалгаю, это конец.//

«Не люблю петь на публику» - это что за? Нора, думай что говоришь – не завирайся хоть в мелочах. А по-хорошему тебе вообще должно быть все равно,  ты же помнишь? Выбиться из образа в первый же день! Надо учиться контролю – такое не должно повториться. Катарина же что-то там пролепетала о сочувствии, и девушка чуть поклонилась, выражая свою благодарность – да подняла восхищенно-доверчивый взгляд. Так смотрели на богинь – и так она смотрела на маму, когда та танцевала танцы своей родины. Наверное, только маркиза да её отец видел её танец – морисские женщины  не выступают на публику.  Воспоминание о том времени добавило взгляду горечи – а вкупе с чуть поджатыми губами казалось, что королева коснулась незажившей раны.
-Благодарю вас. Я рада буду спеть вам, если вы попросите. – Элеонора Суарес обожает королеву и готова ради неё в пекло – но на окружающих будет плеваться точно отмеренными порциями яда. Тем временем аудиенция подошла к концу, и девушка сделала очередной реверанс.
- Тогда я покидаю вас, Ваше Величество. – Будущая графиня выпрямилась и покинула зал с некоторым внешним сожалением. Фрейлина хотела остаться подле объекта обожания, но не смела сказать и слова против.  Гвардеец проводил её до кареты, и только там она перевела дыхание и рассмеялась.
- Это будет очень веселое время. Очень весёлое.

+1


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Утро в приемной Её Величества.