Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Знакомство с дуэньей.


Знакомство с дуэньей.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Название эпизода:
Знакомство с дуэньей
2. Время действия:
399 год  К.С.
3. Место действия:
Сад королевского дворца
4. Участники:
Луиза Арамона, Элеонора Суарес
5. Краткое описание:
И всртетились два одиночества... Не совсем одиночества, и не совсем встетились, но определенно нашли друг друга. Итак, новая встреча Луизы с подругой её дочери, Элеонорой.

0

2

Луиза медленно шла по дорожке, с деланным интересом разглядывая цветы, кои ее абсолютно не волновали. В голове крутилось множество разнообразных мыслей, не последнее место из которых занимали думы о кэналлийском герцоге и о драной кошке, которая, явно по ошибке, сидит на троне.
Причеши ее хорек, какими дураками надо быть, чтобы не разгадать ложь. Ладно - Фердинанд, он слишком добр и наивен, но все остальные! Леворукий, лишь бы уберечь Сель от всего этого. И Айрис. 
Впереди замаячила беседка, в которой госпожа Арамона собиралась провести свое свободное время. В дали от глаз, в дали ото всех. Зря она, конечно, оставила девочек, но и ходить за ними по пятам она тоже не может. А жаль.
Послышался каркающий звук. Запрокинув голову, женщина увидела большого ворона, пролетавшего над ней. Красивая, свободная птица. Говорят, брат королевы держал у себя такого в клетке.
Так и надо этому мерзавцу...
Когда Луиза уже подходила к беседке, то поняла, что та уже занята. Первой мыслью женщины было развернуться и уйти, но что-то заставило ее пойти дальше. Сначала она подумала, что там какая-нибудь дама уединилась с кавалером, но при более внимательном рассмотрении стало ясно, что дама была одна. Даже не дама, а девушка, скорее всего фрейлина.
Кэналлийка?
Что-то в девушке показалось странно знакомым. Кажется, Селина как-то упоминала о  своей новой подруге родом из Кэналлоа. Она говорила что-то еще, но Луиза не запомнила. А жаль. Сейчас бы ей это пригодилось.
Дуэнья девицы Окделл качнула головой со сложной прической и уверенно пошла к фрейлине.
Знакомство это не помешает...

0

3

Смотреть на игру Катарины ей надоело уже очень давно, но она никогда не позволяла себе показать это. Королева – женщина умная, и разозлить её значит прибавить себе абсолютно ненужных и бессмысленных неприятностей. Мелких, никто не посмеет слишком крупно вредить родственнице Ворона, и это её злило. Никто не смотрел на неё, а чуть мимо, на её владения и связи.  Никто не пытался разгадать её маску, все видели в ней только то, что она хотела показать, и Нора давно бы рехнулась, если бы не редкие встречи с Селиной да письма из Торки. Впрочем, Сель теперь будет во дворце, но девушке это совсем не нравилось – не хватало, что бы голубоглазую красотку вплели в какую-нибудь интригу.  Хотя мать у неё явно смыслит куда больше, чем хочет показать. Но, так или иначе, девчонки придется сторониться некоторое время – главное чтобы не обиделась, просто на данный момент лучше не показывать истинное лицо. Что-то назревает, Излом Эпох никогда не проходил безболезненно – да и все инстинкты просто вопят об опасности. Но вернемся во дворец, к нашей маленькой беседке, в которую сбежала маркиза, по официальной версии «читать письма из дома». Письмо пришло вчера, она успела выучить его наизусть, но повод для уединения был. Мать тяжело больна, но просит не приезжать, да и врачи говорят, что та идет на поправку. Матушка явно вознамерилась умереть не раньше, чем увидит внуков. Что прекрасно. Её мысли были прерваны негромкими шагами – юная дорита вскочила, готовая облить презрением напополам с грязью первого же, кто к ней подойдет – но узнала женщину. Это была дуэнья Айрис Окделл, приставленная к ней лично герцогом Алва, что уже заставляло присмотреться к ней поближе. И это была мать Селины, хотя Нора и слышала, что вдова капитана Арамоны страшна как смертный грех,  их родство было заметно с первого взгляда. Да и страшной назвать её было нельзя – не слишком симпатичная, это да, но осанка и волосы!  Хоть по этикету вдове стоило представиться первой, девушка обозначила почтительный кивок головой и вполне дружелюбно произнесла.
- Прекрасный день, не так ли? – Склонила голову набок, отчего изящные серьги суть звякнули,  и прошлась изучающим взглядом по фигуре женщины, остановившись на глазах. – Элеонора, маркиза Суарес, фрейлина Её Величества.

0

4

- Да, погода чудная, - глупо улыбнулась Луиза, мигом входя в роль простушки и дуры. Девушка не казалась ей неприятной, но открывать себя настоящую ей пока что не хотелось.  - Меня зовут Луиза Арамона, я дуэнья девицы Окделл. Моя дочь, Селина, тоже фрейлина ее Величества. Я так рада за нее!
Ага, все правильно, побольше восторга в голосе, поменьше проявления ума.
Суарес? Значит, и правда кэналлийка.
К кэналлийцам у Луизы было особое отношение. Может, это безумие, но лишь из-за национальности Рокэ Алвы, она была готова искренне любить всех, кто называл своей родиной Кэналлоа.
- Вы не будете против, если я присяду? Я хотела немного отдохнуть от дворцовой суеты.
Леворукий и все кошки его! Зря сказала, Лу, зря! Такая идиотка, которой ты прикидываешься, должна быть в восторге от каждого момента, проведенного во дворце.
Внезапно у Луизы мелькнула безумная мысль: подвести разговор к Ворону, может, фрейлина что-то знает о нем, она все-таки маркиза, аристократка... Должна знать! Как было бы хорошо поговорить с ней о нем...
Но госпожа Арамона мигом одернула себя.
Давай, Луиза! Каждому встречному с Рокэ приставай! Чтоб через неделю уже вся Оллария знала о твой любви. А если узнает сам маршал? Он замечательный, галантный человек, но любовь кривоногой уродины его только рассмешит.
Женщина еще раз, повнимательнее, взглянула на случайную собеседницу. Да, Элеонора была красива, по-южному красива. Луиза искренне полагала, что любая кэналлийка, ввиду своей яркости, знойности, затмила бы Катарину. Что уж говорить о такой красавице... Но зависти в сердце дуэньи не было - признавать чужую красоту она умела. Главное, чтобы это не была красота жены Фердинанда и, чтобы эта самая красота не навредила бы Селине. Девочке надо быть осторожной, а она слишком открыта. Это плохо.

0

5

- О, значит, я не ошиблась, и вы матушка Селины? Скажите, ей понравился тот чёрный жемчуг, что я ей подарила? – Разумеется, Селине он понравился. А даже если нет, она бы никогда не обидела подругу, но хотелось бы знать, наверняка пришелся ли девушке по вкусу набор из ожерелья, браслета, двух сережек и гребня, украшенный редчайшими жемчужинами, которые добывали только в двух бухтах графства Сарр. Однако. Черный редко нравится юным девушкам, почитающим его цветом траура. Лет десять назад она сама так считала, но со временем изменила свое мнение. Теперь у неё всегда с собой несколько жемчужин – в прическе ли, в украшения ли, или в маленьком кармашке, спрятанном среди многочисленных складок платья.
- Присаживайтесь. Вы меня нисколько не стесните! – И самой стоит присесть, не стоять же, как дуре. Сейчас маркиза была очень не похожа на себя во дворце, но и не совсем похожа на себя настоящую –  чуть глупее, чуть наивнее. Только глаза по-прежнему были синим холодным морем, жестоким, изучающим, лезущем в душу. Луиза была умна, даже очень – она бы купилась на её щебетание, если бы сама не привыкла казаться иной, нежели на самом деле. Самое время раскрыть карты, ну, по крайней мере, кинуть подсказку. – Вы её мать, и мои слова могут вас оскорбить - но прошу, следите за своей дочерью. Сель наивна и излишне невинна, будь она некрасивой, все было бы в полном порядке – но она еще и красавица, а значит, кто-то может попытаться её использовать. Я этого не хочу, и думаю, вы со мной согласитесь.
А на лице такая беззаботно – глупая улыбка, что любой бы решил  - та девица сплетничает, или говорит о цветочках и сладеньких принцах.  Резко раскрыв веер, она начинает себя обмахивать, покосившись на солнце. Душно. Душно и муторно, в Кэнналоа в это время ходят в легчайших юбках и блузах, а ей пришлось натянуть на себя тяжелое платье. Хоть шелковое, а не из бархата да парчи.  Но все равно – жарко.

0

6

Жемчуг? Что... Ах да, жемчуг!
Луиза быстро вспомнила очаровательно-дерзкий комплект. Селина была рада... Она вообще радуется любому доброму жесту в ее сторону, а тут такая красота... Черный жемчуг - удивительная редкость в Талиге, не факт, что и королева располагает такими украшениями. А ей бы он пошел - сделал бы писклявую лгунью еще более страдающей в глазах желторотых юнцов. Тьфу, гадость!
Тогда, когда Селина осторожно показала ей жемчуг, Луиза не долго задумалась о том, кто сделал ей подарок. Она знала точно - не кавалер. И на том спасибо. А это, оказывается, кэналлийка. В прочем, она подозревала, что неведомая фрейлина была чужеземкой. Но как иногда сложно понять то, что лежит на самой поверхности! Именно поэтому ты роешься в тайнах и душах, Лу?
- Да, украшения пришлись Сель по душе, и я вам тоже благодарна за чудесный подарок для дочери. - Произнесла женщина и села, получив дежурное приглашение. Фрейлина опустилась рядом и ее глаза оказались слишком близко.
Синие!
Какой цвет! В последний раз она тонула в этом глубоком цвете, принимая вино из рук Рокэ Алвы. Как похожи глаза... Может, род Алва состоит в родстве с родом Суарес?Интересно, однако.

Когда Элеонора, глупо смеясь, произносила совсем неглупые вещи, по спине Луизы пробежал холодок. Кэналлийка не проста, или же не так проста, как может показаться. Кэналлийцы вообще не дураки, в прочем, она раньше судила лишь по соберано и его слугам.
Следить за дочерью? Да она только этим и занимается!
- Вы правы, - тонко улыбнулась Луиза, - я люблю свою дочь и не желаю ей беды. Именно поэтому я здесь. Ну, и конечно, ради того, чтобы помогать юной Айрис.
С девушкой можно было немного расслабиться, а то от постоянных слащавых оскалов уже болели скулы. И все равно она пока ее не знает. Да и разница в возрасте велика. В прочем, Элеонора - не Алва, возраст здесь играет не столь болезненную роль.

0

7

За беседкой раздался шорох, и Нора непроизвольно дернулась… Голубь. Что же, птиц во дворце нынче много,  что не слишком то и радует. Особенно фламинго – о, этим «пташкам» она не доверяла, чувствуя сильную потребность огреть их чем-нибудь потяжелее. Успокаивало лишь присутствие Дорака в столице, но тот уже немолод, и если что-то с ним случится, они все полетят в Закат. Что не есть хорошо, как ни посмотри.  Девушка коснулась двумя пальцами виска, прикрыв глаза. Поначалу, было забавно и безопасно, а теперь все наоборот, и приходится не только играть – искать союзников. В Эпинэ мятеж назревает уже давно, а в Олларии торчат одни ызарги да идиоты, о чем же думает Его Высокопреосвященство?  Впрочем, не стоит задумываться об этом сейчас – всему свое время, а ночи длинные.
- Нынче в столице перенаселение фламинго, вы заметили?  Никогда не любила розовый, а уж в сочетании с зеленым он начинает раздражать. – О, а теперь поговорим о перьях и нарядах, хотя эта иносказательность достойна, скорее какой-нибудь дешевой книжки.  Но пока нельзя иначе – искренне и открыто можно говорить лишь о соберано и о подруге, но никак не о тех, кто нежданно и негаданно прорвался к власти. Но чего все-таки добивается кардинал? Чтож, надо будет как-нибудь нанести ему визит, но не в ближайшее время. Пока надо разобраться с этим странным слухом о том, что девица Окделл невеста Ворона – соберано не склонен влюбляться с первого взгляда и замешивать в интриги женщин – а получить в родственницы Мирабеллу, мало кто возжелает, разве что во имя великой любви.
- Дора Луиса, - почти ласково, все-таки этой вдове невозможно не симпатизировать,- я слышала от дориты Айрис, что герцог Алва собирается на ней жениться. Скажите, это действительно так, или это чушь?
Айрис хоть и была темпераментной, но на первый взгляд взять с неё было нечего. Похожая на жеребенка, не умещая скрывать свои чувства – в глазах её постоянно плескалась ненависть к Катарине Ариго, а это, по меньшей мере, неразумно.

0

8

- Нынче в столице перенаселение фламинго, вы заметили?  Никогда не любила розовый, а уж в сочетании с зеленым он начинает раздражать.

О да, вкус у первого графа Манрика был отвратным, ничего не скажешь.
- Согласна. Розовые птицы заполонили собой Олларию, как это не прискорбно, - усмехнулась Луиза, нутром чувствуя, что может сказать правду и не навлечь беду на девочек. - А зеленый цвет меня убивает. Тот, кто взял себе эти родовые цвета, был либо дальтоником, либо сумасшедшим.
У-у, разошлась ты что-то, Лу. Все-таки негоже мещанке грязью графов поливать. А, к Леворукому, что уж там.
Женщина повела плечами, чувствуя, что стало немного зябко, несмотря на теплую погоду. Наверное, из-за собственного промаха. Надо говорить меньше, а выспрашивать больше, Лу! Иначе и сама ничего не узнаешь, и разболтаешь все, что должно умереть вместе с тобой. Желательно, умереть нескоро.
Госпожа Арамона проследила взглядом за голубем, который изначально привлек внимание ее собеседницы. Катари, наверное, "любила" их, заламывая руки и восхищаясь их чистотой. А в парке было много белых птиц...
Вот только Луиза представляла в какой грязи может ковыряться такой вот голубь, каким грязным и заразным он может быть. Гадость! Интересно, получится ли в очередную прогулку с Ее Страдальчеством подбить ее на легкий поцелуй в перышки? Ей бы ой как сыпь на лице пошла!
Тьфу, ну и помыслы у тебя. А в принципе, что такого? Луиза пожала плечами, отвечая самой себе, вынырнула из грез и вновь обратила свой взор на Элеонору.

Что? Айрис? Ох уж эта девочка... Ей бы научиться молчать когда того требует ситуация, знатная особа, причеши ее хорек, а выдержки ни на грош! Нашла перед кем откровенничать... Да были б еще эти откровения правдой!
Неизвестно как отреагирует на слова Айри кэналлийка... Надо ответить так, чтобы не навредить подопечной. И что-то подсказывало Луизе, что правда будет лучшим ответом. Но особо поданная правда.
- Нет, увы, вас ввели в заблуждение, равно как и саму девицу Окделл. Она искренне верит в то, что говорит, не зная, что все неправда.

0

9

- Ну, у всех свои и вкусы. Хотя в данном случае несколько странные.
Голубь удостоился очередного презрительного взгляда. Нет, птица то красивая – на первый взгляд. А на второй – какая-то несуразная. Толстая, неповоротливая, жадная и наглая. Но почему то ими постоянно восхищаются, как чуть-ли не эталоном птичьей красоты. Ладно еще лебеди, но... голуби? Это действительно забавно. Нет, Эл и сама была «птицей» - но какой! Хищная, сильная, гордая – уж точно не мяско на пухлых ножках. Альбатросы способны перелетать огромные расстояния без устали и остановок – нежные голубки же сдаются еще в начале пути. В век рыцарства было возможно еще быть неженкой – ныне же, даже королева при всех её… заламываниях рук и обмороках уж точно не хрупкая девица. Но это все уже давно продумано и решено – а сейчас время продолжить изучать светлокосую дуэнью.
Та же была осторожна. Это было видно по умным и холодным глазам. Вырождается северное дворянство – если чистокровные баронессы думают лишь о нарядах и сладостях, а внебрачные дочери, едва ли не мещанки – смотрят так. Что касается женитьбы - Нора даже и не сомневалась что это чушь. Однако хороша девица – сама придумала ложь и сама поверила. Хм, интересно, с чего она так решила? Впрочем, по капле да по ручейку я все узнаю – у неё самой, дуэнья еще нескоро решится на откровенность со мной – если вообще решится.
- Что же, попросите её молчать. Я думаю не стоит ей говорить о том, насколько она заблуждается – полагаю, она не поверит. Соберано умеет очаровывать. – Маркиза чуть улыбнулась и склонила голову набок. – Женщины ревнивы, а герцог достаточно красив для того, что бы попытаться отравить его «невесту». В стиле Дидериха. – Поигрывая пальцами с цепочкой на шее. Подобный жест в исполнении королевы казался выражением тоски – у Норы же вышло едва ли не кокетливо.

0

10

Луиза медленно, чуть задумчиво кивнула. Скорее своим мыслям, чем ответу фрейлины. Она немного расслабилась, позволяя себе легкую рассеянность. Она уже давно не была расслабленной в разговорах с придворными дамами и фрейлинами. Надо было следить за каждым словом и ловить каждый звук, но в общении с кэналиийкой в этом нет необходимости - вреда монсеньору она не причинит, это госпожа Арамона знала точно. А вот рассказать о нем чего-нибудь может запросто. Женщина вновь обругала себя за такое девчоночье волнение и желание узнать хоть что о предмете своих воздыханий. Какая глупость! Но...может же она позволить себе хоть малюсенькую слабость, раз уж сладкое ее не прельщает. Но спрашивать первой - ну уж нет, обойдется в конце концов, выдавать свою самую страшную тайну? Кошки с две! Да и вообще, пора уже расставаться со своими прошлыми мечтами, все проходит, пора и этому пройти.
Ее собеседница смотрела на птицу, а Луиза смотрела на собеседницу. Она же раньше не видела ее во дворце, даже странно. Впрочем, капитанша не была любительницей таскаться за королевой, если, конечно, это не могло бы принести новой информации. Возможно, теперь она будет искать ее среди дам. Интересно, как она держится в окружении других эрэа?
Луиза едва заметно прищурилась и тут же вернула лицу спокойное выражение. Просто привычка...держать эмоции в узде, ибо с первого дня госпожа Арамона знала - никому во дворце верить нельзя. Никому, кроме девочек, разумеется.

Попросить Айри молчать? Все равно, что на скаку остановить коня монсеньора, про которого ходит столько слухов. Луиза позволила себе смешок. А вот насчет упертости девочки она права. Переубедить ее будет сложно, разве что Ворон сам скажет Айрис об этом в лицо. Но где он и где она? Да и не будет герцог заниматься такой ерундой...

- Я знаю, что Айрис Окделл подвергает себя опасности. Она слишком уверенно говорит, и эта уверенность сквозит в каждом слове. Многие ей поверят. Я хочу отвести от нее беду, но просто не понимаю, как это сделать. Я говорила с ней о необходимости молчать, но Окделлы...они говорят, что думают и не думают, что говорят. Вот такая вот семья. - Луиза покачала головой, откидывая рукой маленькую прядку, выбившуюся из прически.

Отредактировано Луиза Арамона (2011-11-15 18:55:44)

0

11

Взгляд внезапно стал жестоким и холодным, но улыбка не пропала,  нет. Лицо продолжало выражать веселую безмятежность,  но синие глаза не улыбались.
- Тогда я сама поговорю с ней. Пусть думает, что это традиция Кэнналоа, или еще что-то в этом роде.  У меня нет никакого желания опровергать её нечаянную ложь. – Пальцы мягко пробежались по рукояти веера – Ох, вы бы знали, как я устала ото всей той дворцовой чуши! Шепоток в ухо там, льстивая улыбка здесь,  никакой возможности надавать очередному поганцу по почкам! А теперь  еще и это. – Элеонора вздохнула и прикрыла глаза. – Не хватало только взбалмошных девиц – и вот, одна уже на месте.
Маркиза мягко поднялась и потопталась на месте, разминая затекшие ноги. Глаза снова были спокойны – ничто не напоминало о высказанных только что репликах.  На лице появилась полуулыбка, словно она предлагала догадаться о чем-то самой Луизе. Что же, как она среагирует на подобные речи и на подобный взгляд? Я была почти искренней – лишь на словах немножко исказила правду.  Эл уже привыкла к дворцу. На неё не давили стены, и не мучили льстивые улыбки. Ей было уютно и легко – она освоилась и прониклась. Она знает, кому  и когда доверить спину, а для кого готовить редкий яд. Она знала, как выйти из дворца в город незамеченной, она была готова ко всему. И была готова лгать любому - даже просто интереса ради.

Отредактировано Элеонора Суарес (2011-11-17 17:59:54)

0

12

Маркиза встала - Луиза расценила это как окончание разговора и тоже поднялась. Она бы могла посидеть еще немного, благо погода располагала, но отчего-то не хотелось. Внезапно вспомнились девочки, которые где-то там и одни, вспомнилась королева, за которой стоит наблюдать и множество дворцовых сорок, чьи сплетни могут пригодится. Большое Ухо Монсеньора должно быть готово ловить даже самую малую информацию и уметь отсеивать правду ото лжи. К тому же, неплохо было бы переварить слова фрейлины в одиночестве или, хотя бы, вдали от этой девушки. Конечно, она сказала не так много, но додумать кое-что можно. И нужно, что самое главное.
- Традиция Кэналлоа? Что это значит? За какую традицию Вы хотите выдать свой интерес? - все-таки не выдержала и поинтересовалась госпожа Арамона. Что за странные вещи... Неужели она заставит Айрис поверить, что любой знатный кэналлиец может выспрашивать о личной жизни соберано, опираясь на какие-то там традиции? Хотя, девочка доверчива, может и проглотить - не поспоришь, а может и броситься с ногтями в лицо, если подумает, что красивая маркиза имеет виды на "ее" Алву. А может...а может, и правда имеет? Капитанша мысленно хмыкнула: вот так всегда, делят юные девушки шкуру не убитого медведя, а в нашем случае фамилию не скованного браслетами Рокэ, а потом обижаются, что их обманули...
Тьфу ты! Скорее всего, это плод твоего воображения, Луиза. Тебя послушать, так все поголовно положили глаз на Ворона. В прочем, это почти истина, так что даже непонятно что и думать... Все слишком запутано стало в этой жизни, но не было такого клубка, который бы не распутала Луиза Арамона! Даже если это не клубок старых ниток.

0

13

- Хм. Ну, я могу сказать, что как будущая подданная я должна все знать о своей будущей…герцогине – Тут Нора не удержалась и поморщилась. У неё не было никакого желания разыгрывать преклонение перед Океллами, пусть даже влюбленными в соберано. Плавно развернувшись лицом к Луизе, она прикрыла нижнюю часть лица веером, и чуть лукаво добавила. – Так или иначе, я являюсь его  родственницей – точнее троюродной сестрой – этого вполне хватит, что бы убедить её все мне рассказать.
Голову набок склонила,  а в глазах запрыгали бесята. Она задумала каверзу, и намеревалась её выполнить.  Если Айрис не понравится ей – она станет орудием, если понравится – сказана будет правда. Хотя это мало что изменит.  Жизнь в Олларии набирала обороты,  превращаясь в водоворот – это было опасно, но захватывающе. Хотя стоило перерубить несколько ниточек, ведущих к ней самой, в конце концов, не все её делишки были невинно-чисты.
- Думаю, Её Величество уже могла потерять меня. Стоит вернуться. – Немного обеспокоенный взгляд в сторону выхода из сада. А лицо озаряется благоговением при одном упоминании королевы.  Девушка не поворачивает голову, и начинает говорить, спокойно и негромко.- Если в столице начнутся беспорядки, или что-то случится с вами или вашей дочерью – я всегда готова помочь. Род Суарес никогда не забывает друзей, и  знает цену умным людям.
Теперь она снова смотрит прямо на Луизу.  Глаза в глаза. Взгляд  Норы предельно серьёзен, сейчас она не лукавит и не шутит. Она немного беспокоится, и самую малость признательна за разговор.

0

14

Луиза едва сдержалась от удивленного возгласа. Надо же, подозрения были верны: синеглазая кэналлийка - родственница, причем, довольно близкая, монсеньора. Ладно, по крайней мере, теперь точно известно, что она не собирается становиться герцогиней Алва, хотя...
Женщина не знала позволительны ли столь тесные браки между родственниками в Кэналлоа, но все же решила держаться мысли, что маркиза питает к Ворону только любовь сестры. А с Айрис надо что-то делать, все становится слишком серьезно, она понимала это и раньше, но только сейчас в полной мере осознала сколь коротка может быть жизнь девочки в окружении змей, готовых при первом удобном случае впрыснуть яд. Одна королева чего стоит! Она первая с отравленным яблочком побежит к воспитаннице. А та возьмет - ну не заподозрит такой подлости человек, привыкший кричать в голос и быть в лицо.

- Род Суарес никогда не забывает друзей, и  знает цену умным людям.
Луиза не сдержалась и тонко, почти незаметно улыбнулась. Она знала, что фрейлина не лжет, знала, что если станет совсем плохо, то сможет рассчитывать на помощь влиятельного кэналлийского рода. Стало ли от этого легче? Чуть-чуть. Чуть-чуть уверенности, чуть-чуть спокойствия. Хорошо.
- Что же, мне было приятно с Вами познакомится и поговорить, - Луиза кивнула, внезапно понимая, что хочет остаться. И останется в этой беседке до тех пор, пока не будет уверена, что Элеонора ушла далеко. Просто не было желания идти с ней сейчас во дворец. Лучше одной, так было как-то менее тревожно. Просто не хотелось больше говорить, думать, улыбаться. Они еще встретятся и обязательно обсудят многое, даже больше, чем многое.
Но не сейчас. Сейчас - беседка, цветы, мерзкие голуби и мысли. мысли, мысли, которых всегда слишком много. - Пожалуй, я еще немного подышу свежим воздухом, - улыбнулась госпожа Арамона. Воздух и голуби. Какая же весна...

0

15

Элеонора мягко кивает,  понимая, что дуэнье стоит многое обдумать. Как и то, что она не хочет, дабы их видели вместе. Не сегодня, по крайней мере. И была не против, ибо и самой маркизе стоило кое-что обдумать.
– Я тоже рада была узнать вас поближе.
И «поплыла» прочь, сразу погружаясь в мысли. Луиза была… необыкновенной.  Она играла так, словно делала это всю свою жизнь, это и удивляло. Хотя… Она же мать – это в природе матерей, они сделают все, что бы защитить своих детей. А на данный момент Селина находилась в сердце террариума, где что ни гадюка – то скорпион. Ах да, есть еще одна леди, что по рождению хрюшка, а по характеру породистая кобыла.  И вороной ей не быть,  а потому её почти жаль. Но все же Луиза… Почему она произносит имя герцога так? Её тон меняется незаметно, лишь на каплю теплеет голос. На маленькую капельку – Элеонора заметила это случайно – и сама уже подозревала, что ей показалось. Нужно еще раз с ней переговорить. Это любопытно. Ах, вот и Её Величество! Эл ничего не оставалось кроме как состроить восторженное лицо и поспешить к объекту «обожания» как можно скорее. Додумает она потом.

Конец эпизода

Отредактировано Элеонора Суарес (2011-11-17 19:06:30)

0


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Знакомство с дуэньей.