Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Дом в Кошоне. Лето 397. К.С.


Дом в Кошоне. Лето 397. К.С.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название эпизода:
Домашние дела
2. Время действия:
Лето 397 К.С.
3. Место действия:
Кошоне. Дом семьи Арамона.
4. Участники:
Арнольд Арамона, Луиза Арамона, Селина Арамона
5. Краткое описание:
Перед новым набором унаров в Лаик и новым учебным годом капитан Арнольд Арамона  обитает дома, в Кошоне в окружении "любимой" семьи.

http://uploads.ru/i/Y/N/P/YNPcI.jpg

0

2

В то утро Его Свинейшество капитан Арамона обнаружил себя в каких-то кустах под чьим-то забором. А точнее - его там обнаружил случайный прохожий. На арнольдово счастье это произошло раньше, чем тот успел сделать то, зачем его, собственно, в эти кусты занесло.
- Помочь, Ваше благородие? - озаботился добрый пейзанин, бережно приподнимая находку.
- Пшёлвон, - прохрипел Свин, грубо отпихнув благодетеля. И, пачкая и без того грязные манжеты, направил длани домой, едва поспевая за ними коленями. Благо, добираться было недалеко.
Отворивший ворота слуга долго не мог понять, кто его потревожил. Пока, наконец, не догадался посмотреть вниз. В течение следующих десяти минут плаксиво варнякающее капитанище было с причитаниями поднято, кое-как отряхнуто, взвалено на горб и отбуксирено к крыльцу.
- Стояааать! - на удивление отчётливо скомандовал Арамона, чей взгляд неожиданно прояснился, а харя расплылась в блаженной улыбке, - Циллочка, доча, кровиночка моя! А иди к папке!
Малютка была слишком занята и не обратила на отца никакого внимания. Она как раз играла во дворе со своим новым котёнком. Да так увлеклась игрой, что даже не заметила, как тот умер. Арнольд какое-то время с умиленьем наблюдал за Люциллой. Глядя на дочку, он забывал обо всём на свете - о склочной жене, о ненавистных унарах, о...
- Фу-фу-фу, деточка! Брось каку, - опомнясь, ласково прокуковал Арамона. Девочка, как ни странно, послушалась и убежала. Наверно, за своей любимой лопаткой. Ути умница! Арнольду никогда не приходилось заставлять младшенькую убирать за собой игрушки - она это делала без напоминаний и с удовольствием. Надо будет купить крошке щеночка. Хотя на заднем дворе и так шагу нельзя было сделать, чтоб не наступить на чью-то могилку.
Хряк окинул опустевший двор помрачневшим взором, испустил тяжкий вздох и, навалясь на согнувшегося в три погибели слугу, потащился навстречу своей судьбе, которая поджидала его дома ещё совчера, а посему была вчетверо злее, чем обычно, а обычно была не добрее закатной твари.

+1

3

Луиза недобро прищурилась, заприметив блудного супруга в окне. Пьяное краснорожее чудовище, как в карете, ехало домой на слуге, которого словно Леворукий дернул оказать помощь. Госпожа Арамона ждала мужа еще вчера, находясь в вполне благодушном состоянии. Она даже планировала обойтись без побоища, результатом которого оказалось бы множество синяков на теле Арнольда и его же разбитая физиономия. Но сейчас... Сейчас Луиза бы не дала за здоровье капитана и ломаного гроша. Рука сама потянулась к скалке, которая была заготовлена еще пару часов назад. Скалка послушно легла в ладонь, словно рукоять меча, алчущего крови. Впрочем, госпожа Арамона как раз-таки ее и жаждала.
Допрос или убийство? Допрос или убийство?
Решено: сначала она выбьет у него все подробности загула (И упаси его Создатель проболтаться, что кувыркался с какой-нибудь бабой), а потом уже последует наказание. Эх, посуду жалко, ну ничего - святое дело разбить об эту пьяную голову пару (десятков?) тарелок.
Луиза поднялась, положила скалку, расправила ладонью платье, поправила прическу, приводя в себя в полную боеготовность, а затем снова вооружилась.
Ох и не завидует она Арнольду! Супруг передвигался слишком медленно, ибо такую тушу ни один нормальный человек не донес бы быстро. Исключение составлял разве что Рокэ Алва, но он был далеко и в жизни бы не стал возить на себе мерзких, краснорожих капитанов. Мысль о Вороне на секунду привела женщину в мечтательное состояние, на губах заиграла легкая улыбка, мягкая и нежная, но случайный взгляд в окно, где дочь играла с дохлым котенком, а муж что-то бубнил, сразу же вернул ее на грешную землю, и улыбка превратилась в кровожадный, предвкушающий бойню оскал.
Еще раз поправить волосы. Вот так. Хотя, ради супруга можно и не стараться. Тяжелые шаги уж слышны, бедный слуга... Надо его как-нибудь отблагодарить за труды тяжкие. Женщина подходит ближе к двери, вся подбираясь, и, наконец-то, встречает супруга.
- С возвращением домой, дорогой, - шипит она, перехватывая скалку поудобнее.

+3

4

Селина сбежала вниз, на ходу поправляя волосы. Шум-гам. Нет, обычно в этом доме так было всегда, но тут такое дело. Папенька приехал домой. А это бывает крайне не часто. Только-только девочка хотела налететь на отца, но ее остановили два фактора. Основным конечно была матушка, которая очень не по-доброму смотрела на своего супруга, ну а вторым важным фактором было не очень чистое состояние папеньки, а за испачканное платье ее точно по голове не погладят. В результате, быстро пораскинув над вариантами поведения девочка нырнула в кухню, где уже находились Амалия с Герардом, и села за стол, переглядываясь с братом и сестрой. Всем было очень интересно - где же был их отец столько времени...
- А пошли... послушаем. Ну у двери постоим? - Герард заулыбался и посмотрел на сестер. Идея у него конечно, что греха таить, была здравая, но если их поймают за этим "прекрасным" занятием, то им явно  несдобровать. А поймают их точно, это можно было сказать с уверенностью
- Герард. Ну хватит. Если они захотят нам что то сказать, они сами скажут. К тому же там Цилла и если матушка с папенькой нас не заметят, то она точно разглядит и завопит.
Сель попыталась образумить брата, но тот как всегда был в вечном поиске приключений, так что почти сразу после своей фразы рванул к двери. Амалия тоже тихонько пошла за ним. Ну а что оставалось Селине? Не могла же она бросить их на произвол судьбы? Девочка вздохнула и тоже тихонечко подошла к двери, высовываясь из нее совсем на чуть-чуть. Просто что бы видеть все проиходящее.

0

5

- Ну чё встал-то? Шагааааммм пли! - понукнул Арамона заартачившегося слугу. Тот не сдвинулся с места. Арнольд, помогая себе рукой, поднял голову.
- Итить твою... ЛУИЗА!!!
Смекливый холоп, не дожидаясь распоряжения, покинул своего капитана, порскнув в какую-то дверь. Это было очень вероломно с его стороны. Арамона, утративший одновременно опору и прикрытие, пошатнулся и затрясся как стюдень.
Ну, щас начнётся. Сначала ему устроят допрос, затем - разнос, а после добьют оставшееся на ковре жирное пятно упрёками в духе: "кто тебя, хохоту унарскую, в люди вывел?" или "да на кого ж я всю жизнь свою положила?" Ну и что. Арнольд тоже на неё кое-что положил. Не жизнь, конечно, но один из малочисленных предметов своей гордости.
Луиза, между тем, продолжала выжидательно таращиться. Не, допрос-то Арамона выдержит, в этом сомневаться не приходилось. Выбить из него чистосердечное признание - где он шлялся всю ночь было не под силу даже жене. Потому как последнее, что он отчётливо помнил - это как зашёл в какой-то придорожный шалман. И денег у него при себе было ровно столько, сколько было отложено Луизой на покупку нового столового гарнитура. А вот что было дальше... И что теперь делать?! Для начала надо было срочно что-то сказать. Но чтобы сказать, надо прежде придумать, а свой скудный разум капитанище оставило там же, где и все деньги, а сердце ушло в пятки и оттуда ничего не подсказывало. Поэтому решение было продиктовано чем-то другим, явно для этого не предназначенным. И было крайне неожиданным. Даже для самого Арамоны.
Свин гордо вскинул рыло и мужественно вперился в лицо погибели.
- В первый раз тебя вижу, ведьма, - заявил он и упал ничком.

+4

6

Луиза проводила взглядом слугу и вновь посмотрела на мужа, который шатался так, будто его раскачивали все ветра Кэртианы.
Судя по его заплывшим глазкам, накачался он знатно (впрочем, это было ясно еще раньше, но теперь женщина окончательно уверила в бездонный желудок супруга и полное отсутствие совести) и собирался держаться до последнего.
До последней капли крови.
Госпожа Арамона недобро усмехнулась, прикинув, что крови в организме этого пьяного тела осталось не так много. Куда меньше, чем тинты. Как вообще можно пить эту дрянь? Нормальные люди пьют вина, порой касеру, порой что-нибудь еще... Мало ли напитков? Но Арнольд к числу нормальных людей не относился, а посему хлестал дешевое пойло как воду, а затем старательно дышал ей в лицо перегаром, чудом удерживаясь в вертикальном положении.
Но в этот раз, как и в многие другие, ему отвертеться не получится. Не то, чтобы Луиза так любила закатывать скандалы, но удержаться от воплей и побоев, когда видишь красное, просто немыслимо огромное лицо, невозможно. В конце концов, должны же у нее быть хоть какие-то радости в жизни или нет?
- В первый раз тебя вижу, ведьма.
Что?! Первый раз видит?! Держи себя в руках, Лу, ты еще успеешь угостить его этой замечательный скалкой, причеши ее хорек и эту свинью заодно.
Ничего, сейчас, а может, через минуту, Арнольд ответит за все свои увеселения... Она еще не проверяла шкатулку с деньгами на ближайшие покупки. И именно этим она и займется...совсем скоро.
Луиза вздохнула, пытаясь выглядеть спокойно, хотя понимала, что через несколько мгновений будет кричать так, что все Кошоне под кровати попрячется. Причем, к ее крику почти наверняка присоединится вопль капитана Лаик, а это не для слабонервных. Жаль, конечно, что дети дома - услышат, расстроятся, наверно, но что поделать... Не гнать же их из родного дома, чтоб вдоволь расплеваться с собственным мужем.
- В первый раз, говоришь? - Луиза сделала один шаг вперед, но тут же замерла, а затем отшатнулась от туши, упавшей перед ней.
Леворукий тебя побери!
В принципе, такое поведение - не новость. Женщина, уронив скалку, метнулась к окну, на подоконнике которого стоял кувшин с водой, и с размаху бросила несчастную емкость на голову дорогого супруга.

Отредактировано Луиза Арамона (2011-11-08 22:26:36)

0

7

Колокола кошонской церквушки скорбным звоном пробили десять часов пополуночи и три минуты по капитану. Тот лежал грязной тряпкой на усыпанном осколками полу, а вокруг его головы растекалась большая лужа...
Господин Арамона не помер, как кто-то мог понадеяться. Но признаков жизни подавать не спешил. А лужа была вовсе не кровавая и, как ни странно - одна, хотя Арнольду даже в треклятой Торке так страшно не было. Уйти от ответственности, как это вышло у старого Эпинэ, у Хряка отчего-то не получилось (наверное оттого, что чтобы умело прикинуться дураком надо быть хоть сколько-то умным), но он не намерен был изменять избранной тактике, полагая, что та обеспечит ему если не полную амнистию, то хотя бы - возможность отступления.
Супруга, в свою очередь, не подавала признаков беспокойства, но явно начинала терять терпение. Капитан решил не дожидаться, когда та бросится проверять рефлексы: сначала пинками, а затем - скалкой. Он издал протяжный стон, тяжело перевалился на спину и уставился на жену так, словно и впрямь видел её впервые.
- Ррр... разрешите пр'дставиться - мммаё к'ралевское преосвященство, Первый маршал Талига! - жизнерадостно сообщил он, - Соберано, вертеть её на вертеле, К..кэнналоа, Ветренный Повелитель Волнистых Скал и прррочая Мммолний.
Пока Луиза переваривала эту ахинею, Его Свинейшество изловчился снова перекатиться на брюхо и на удивление проворно пополз к кладовке.
- А т..теперь дозвольте р'сшаркаться - мня ждут на Малом Совете Меча, к...куда меня зазвал сам Эсперадор в качестве количества!

0

8

Первой мыслью Луизы, после того, как супруг начал нести полную чушь о Волнистых Скалах, было подозрение, что она все-таки повредила единственную почти прямую извилину в голове Арнольда. Но стоило ей только увидеть с каким проворством и грацией ее блудный муж пытается укрыться от правосудия в кладовке, как все сомнения будто ветром сдуло.
Скалка снова плясала в ее руке, словно живя отдельной жизнью, а в груди уже клокотала такая привычная злость обманутой супруги. Кинув взгляд на мокрый след, тащившийся от стремительно удаляющегося мужа, женщина, одной рукой подхватив полы длинной юбки, рванула следом. Что ни говори, а она тоже умела проявлять чудеса скорости. Бешенство ее подгоняло. Поскользнувшись на разлитой воде, госпожа Арамона оставшийся путь до кладовки проскользила, балансируя руками. Наличие в одной из рук скалки немного мешало удерживать равновесие, но женщина искренне старалась.
Наконец, она, резво перепрыгнув через супруга, замерла у двери в кладовую памятником оскорбленной жене. Иными словами, самой себе. Видимо, Малый Совет Меча, который отчего-то проходил в кошонской кладовке в мещанском доме, сегодня обойдется без такого, без сомнения, ценного человека, как Арнольд. Что поделать - семья требует жертв.
- А ну-ка, Первый маршал Талига... - начала Луиза грозно и тихо, но затем сорвалась: - Поднимайся давай, пьяная твоя морда, глаза б мои тебя не видели, капитан малолеток! - женщина выдохнула, пытаясь хоть как-то сдерживаться, помня о детях: ну не пристало мамочке крыть папочку такими словами, что и солдаты покраснели бы. - Давай-давай, нечего разлеживаться как после тяжелой работы! Хотя-я, ты, наверное, устал по бабам да кабакам таскаться? Измаялся поди? Может, мне тебе воды в ванную натаскать, да еды в постель принести? У-у, глаза б мои на тебя не смотрели, ничтожество... Я на тебя, пьянь запойную, самые лучшие свои годы положила, а ты... - и Луиза в праведном гневе топнула ногой в туфельке на небольшом, но звонко стукнувшем об пол каблуке, воинственно взмахнув своим орудием.

Отредактировано Луиза Арамона (2011-11-12 14:39:50)

+1

9

Герард высунулся дальше всех. Ну что с него взять в конце то концов. Мальчишка. А им все и всегда интересно. Особенно если это касается боевых действий. А сейчас... Ой, сейчас то что происходило перед их глазами затмевало даже походы Рокэ Алвы. Хотя, если честно верить папеньке, как и предписывает Церковь, то знаменитый Первый Маршал Талига и Кэнналийский Ворон сейчас валялся на полу около их кладовки, и, что было еще более шокирующим для детей известием, он был не много не мало их родным папенькой.
Селина тихо хихикнула, услышав такие слова отца. Да... Повезло ей с папенькой, ничего не скажешь. Нет, он был хороший и даже, возможно, добрый, особенно если был трезвый. Хотя такого в последнее время она не особо помнила. Папенька очень редко появлялся дома, а когда появлялся, то чаще всего вот  в таком виде. И они с матушкой постоянно ругались в такие моменты. Они вообще часто ругались, но в такие моменты Герард пытался утащить сестру гулять, потому что знал, как тяжело ей дается просто даже слушать родительские крики друг на друга. Хотя, признаться сейчас было не страшно, сейчас было даже смешно, особенно если  знать, что "Первый Маршал" сейчас боится свою жену, как кошки собак или даже больше.
- Пошли уже обратно на кухню, пока на Цилла не увидела. А то такой шум поднимет, потом еще все на нас сорвутся. И папенька и маменька.
В этот раз идея шла даже не от Селины, а от Амалии. В коридоре послышались слегка шаркающие шаги. Ну все. Они попались. Верная папина шпионка по имени Цилла идет сначала все прознать, а потом завопить на весь дом, о том, что ни занимаются не положенными им делами и подсматривают за родителями. Селина отпрянула от двери и быстро дошла до стола, а вот Герард и Амалия... Младшая сестричка зацепилась платьем за выступающую из стены палку, которую кухарка использовала на держатель для грязных полотенец и теперь у нее было два варианта либо попасть под горячую руку матушки, оставшись на месте и будучи схваченной младшей сестрой, либо получить нагоняй от матушки уже позже, когда та прознает про то, что девочка порвала свое лучшее выходное платье. Ни тот ни другой вариант Амалию явно не устраивал и она начала хлюпать носом. О да, верный признак того, что сейчас начнется истерика. Сель вздохнула и кинулась к сестре.
- Ну что ты, маленькая, спокойно... Сейчас... Вот так. Сейчас все отцепим.
Она улыбнулся и аккуратно сняла ткань с держащего ее "капкана" и улыбнулась. И только потом поняла, что опоздала. Дверь начала медленно открываться, все затаили дыхание. Особенно яро это сделал Герард. Он вообще перестал дышать кажется.
- А что вы такие испуганные, как будто монстра какого увидели?
На кухню вошел, хотя нет, правильнее будет сказать - вкатился, толстенький Жюль и улыбнулся. А все остальные трое громко вдохнули и осели на пол. Слишко много нервов...

+1

10

В такие моменты Арамона с большой теплотой вспоминал раздражайшую тёщу и отчаянно скучал по унарам. Когда до заветной двери оставалось рукой подать, между "Первым маршалом" и припрятанной в кладовке касерой, с которой тот, собственно, и намеревался держать Малый Совет до обеда и даже немного после, возникла Луиза. Жена размахивала скалкой и изрыгала довольно неприятные вещи, каждая из которых гулким эхом отзывалась в похмельной башне, а Арнольд, привыкший сносить оскорбления молча - терпел. Но затем она ещё топнула и...
- Доколе?! - тоненьким голоском заверещала разбуженная Гордость, - Хватит! Поднимись, капитан Арамона, гроза воинства талигойского! Вспомни, как во своём свирепстве напугал до поносу ты того курчавого унаришку! А ведь был он бароном и не исключено, что когда-нибудь станет генералом! Вспомни и возгордись! И восстань! Покажи этой стерве - кто в её доме хозяин!
И Арнорльд восстал. Сначала на карачки, а затем - на дыбы.
- Молчааать, дочь своей матери! - взревел он, исполнясь яростного неистовства, - Не сметь орать на отца детей моих!

0

11

- Кошкин гоган! - в сердцах сплюнула Луиза, чуток ошалев от подобного выверта. Надо же, и дикция откуда-то появилась! Чудеса, не иначе. Впрочем, от заслуженной кары супруга это не спасало. Женщина взглянула на мужа, преисполненного отнюдь не благородного гнева, и брезгливо сморщилась. Тащить пьяную тушу в спальню не хотелось. Хотелось орать дальше. - Скажи мне, будь добр, ты откуда на свои помои денег взял, морда твоя краснючая? С детей последние панталоны снять готов, лишь бы тал на тинту был, да?!
Интересно, если она убьет его, ее оправдают? Оправдают, стоит только взглянуть на ничтожество, колыхающееся перед ней. Ну, папенька, удружил, нечего сказать. Неужели нельзя было найти хоть на капельку получше? ну чтобы хоть не пил... Или чтобы целый год где-нибудь болтался по службе, присылая редкие весточки.
Впрочем, все свои сожаления госпожа Арамона оставила в далеком прошлом. Их унесла с собой девица Кредон в дурацком платье с рюшами. А женщина в темном простом одеянии будет думать лишь о детях, да о...нет, об Алве она думать не будет. Просто неприлично грызться с мужем, вспоминая синие прекрасные глаза. Грязно как-то.
А маменька никогда не кричала на господина графа. Она стенала, пускала печальную слезинку, заламывала руки... Но у маменьки было то, чего никогда не будет у Луизы. Поэтому капитанша будет кричать, бить посуду и охаживать супруга по ребрам скалкой. А уж плакать...плачут пусть те, кто никогда не любил. Женщина приподняла бровь, отметив, но тут же выбросив из головы, тихий шум из-за двери. Ладно, слуги...

0

12

И почему родители всегда так громко орут? Это же просто ужасно. Какой ужас... Девушку передернуло и она отошла к раковине и взяла одну из чашек, начав ее оттирать. Надо было чем то себя занять, что бы успокоиться. Почему то во время скандалов родителей ей всегда хотелось плакать. Хотелось повиснуть на них и уговаривать, что бы они не ругались, но матушке можно попасть под горячую руку, а папенька... Папенька больше всего из своих детей любил Циллу, а к остальным относился вполне прохладно.
- Сель, ну чего ты. Успокойся. Они сейчас успокоятся и все будет хорошо. Ты же знаешь, что они не разойдутся, а скоро папенька уедет в Лаик и все будет снова тихо.
Подошедший сзади Герард аккуратно забрал у сестры чашку и поставил обратно в раковину, а потом развернул к себе. Глаза к девочки уже были, так сказать, на мокром месте. Он не могла понять просто самой причины этих скандалов, точнее нет, не так. Она не могла понять зачем папенька поступает так, что бы вызывать эти скандалы. Ведь все могло быть тихо и мирно...
- Да я знаю, что все будет хорошо, но все равно мне каждый раз кажется, что что то может пойти не так. Зачем они вообще ссорятся.
Девочка опустилась на стол. На столешницу капали крупные капли слез. Она пыталась постоянно держаться, а вот иногда срывало как сейчас. И ревела. Как маленький ребенок.

0


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Дом в Кошоне. Лето 397. К.С.