Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Кабинет Штанцлера, 390 г.


Кабинет Штанцлера, 390 г.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название эпизода:
Кабинет Штанцлера
2. Время действия:
390г.
3. Место действия:
Королевский дворец
4. Участники:
Август Штанцлер, Катарина Оллар
5. Краткое описание:
Разговор юной королевы с кансилльером, видевшим подробности ее свидания в аббатстве с Джастином Приддом.

0

2

Не успела Катарина, все еще находящаяся под сильным впечатлением от свидания с влюбленным в нее наследником дома Повелителей Волн, вернуться с прогулки во дворец, как одна из придворных дам сообщила ей, что ее разыскивал господин кансилльер, и он был бы очень признателен, если Ее Величество не откажет ему в личной беседе в одной из удобных ей гостиных дворца, или в его кабинете.
Штанцлер... Создатель, уже, так быстро. Ну что ж, это лучше, чем Дорак...
Все эти мысли бешеным хороводом пронеслись в голове Катарины, но лицо ее осталось таким, как обычно – бледным, спокойным, чуть печальным. Она приказала передать кансилльеру, что будет готова для беседы в его кабинете через полчаса. Этого времени было как раз достаточно для того, чтобы камеристки успели переплести ей прическу, из которой после свидания выбилось несколько локонов, и для того, чтобы немного остыть и подумать… И ей, и Штанцлеру. Туалет юная королева решила не менять. Если Август видел ее с Приддом, в чем она уже почти не сомневалась, то пусть то же голубое платье, что было на ней в аббатстве, явится для него вызовом и скажет о том, что она все равно продолжит искать с юношей встреч, что бы ее «верный пес» и мучитель в одном лице не думал по этому поводу. Кроме того, вещи, которые были на ней в садике аббатства, словно бы впитали запах волос и кожи Джастина, не дающий забыть о нежности его прикосновений, поцелуев и ласк, которые были Катарине приятны.
Когда ее новая прическа была готова, королева отправилась в кабинет кансилльера в сопровождении придворных дам, и, прежде, чем войти, отпустила их на пороге.

0

3

Сказать, что день начался благополучно - это не сказать ничего. Эрих сидел за столом, перебирал бумаги и мычал себе под нос какую-то песенку на дриксен. Еще с утра, верный человек, на всякий случай приставленный к Ее Величеству рассказ о очень занимательной встречи Катарины и юного графа Васспарда, что было крайне интересно.
О теме беседы Эриху доложили тоже, хотя, он примерно догадывался, что именно там было. Юстиниан давно пылал к Ее Величеству любовью, и рано или поздно должен был в этом сознаться, к счастью Эриха и к несчастью самого Юстина он был крайне не похож на представителей своего семейства. Чуть серьезней обстояло дело с Катариной, как она поступила? Отвергла юношу или все же нет? Оказалось, что нет, про милые поцелуйчики на скамейке Эриху тоже незамедлительно доложили. А это уже становилось крайне интересным событием. Пташка пошла сразу против короля, кардинала и своего любовника? Неужели, влюбилась?
Август слегка задумался, отложил бумаги и подошел к окну, разглядывая пейзаж. Рука по привычки потянулась к подбородку, иногда Эрих позволял себе подобную вольность, когда находился наедине с собой... Точнее как наедине? Без явных свидетелей.  Хотя, иногда мужчина тешил себя надеждой, что в его кабинете шпионов нет.
Значит Катарина ответила, и теперь ход с его стороны. Двое влюбленных, которым мешают обстоятельства... Какая знакомая история. Август на секунду нахмурился, погружаясь в пучину воспоминаний.
... Бал. Отец просто заставил его идти, а как же не хотелось. Особенно, после отказа Арлетты. Но спорить с папенькой было выше его сил. Придя на бал, юный Эрих был хмур и неприветлив, общаясь равно столько, сколько того требуют правила приличия. И всех это устраивало. Он никогда не тешил себя надеждой, что у него будут друзья во дворце. Эти самовлюбленные, горделивые снобы, считающие себя лучше только потому, что их предок чем-то когда-то отличился. Потомки каких-то древних демонов или как их там называли? Август тряхнул головой и подошел к окну, стараясь выкинуть из головы эту чепуху.
- Не к лицу юноше скучать на балу... - услышал он мелодичный голос. Правила хорошего тона требовали, чтобы он обернулся, что он и сделал, и замер - Ее Величество....
Кансилльер вздохнул и еще сильней нахмурился. Не к месту пару раз кольнул правый бок.
Надо все-таки обратиться к лекарю... - в очередной раз пообещал себе Эрих. Но это потом, когда появится время, а пока слишком много дел, которые нужно делать. Но предполагаемого восстания оставалось всего ничего - три года. Анри уже активно готовит все, начиная от собственного сына, заканчивая Эгмондом. Забавно, как умный человек может быть глупцом, если дело касается его взглядов. Август отошел от окна и подошел к шахматной доске, что стояла у камина и внимательно на нее посмотрел, словно просчитывая комбинацию. Любовь наследника Дома Волн явно была на руку, но вот как использовать ее? Юстиниан верит ему безоговорочно, иначе не побежал бы сразу после свидания к Августу, рассказывать все еще раз, с таким "другом" и шпионы не нужны. Эрих усмехнулся и взял в руки пешку.
Ну, что же Юстиниан, теперь от тебя очень многое будет зависеть, как минимум участие твоего отца в восстание, - кансилльер слегка улыбнулся и поставил фигуру на шахматную доску.

Отредактировано Август Штанцлер (2011-11-19 23:11:30)

0

4

- Август, ну что за спешка? - спросила Катарина, едва за ней закрылись двери кабинета, - Я... мы с дамами едва успели вернуться с прогулки, как мне передали, что вы меня срочно разыскиваете.
Она подошла поближе к камину и самому Штанцлеру, стоящему у шахматной доски.
- Так в чем же дело? - повторила она вопрос.
Катарина сама прекрасно знала, "в чем дело", и перед Августом можно было сейчас не притворяться, но ей было даже интересно увидеть его реакцию и услышать даже не что, а как он ей скажет. Семнадцатилетняя девушка, на которую свалилось так много всего и сразу, все еще нуждалась в наставниках, не смотря на то, что в искусстве выживания среди дворцовых интриг она уже довольно-таки преуспела. Но расслабляться было нельзя, никогда, ни на миг, а менее получаса назад, там, в садике аббатства, она все-таки расслабилась. Ну и пусть... Штанцлер приставлен к ней, от ее тайны имеет здесь, при дворе, даже слишком много благ, вот пусть теперь и думает, что делать дальше.

-2

5

Штанцлер оторвался от доски и озадаченно посмотрел на юную королеву. Взволнованна? Растерянна? Ничуть.
- В чем дело, Ваше Величество? - он вежливо поклонился, как и подобало при разговоре с коронованной особой. Хотя, похоже, девушка забыла, что теперь она не просто дочь какого-то дворянчика, а королева, и должна вести себя должным образом.
- Я не понимаю о чем вы? Я просил передать, что я был бы счастлив поговорить с вами. Согласитесь, не часто встречаешь во дворце достойного собеседника. Если же я оторвал вас от каких-то важных дел, ну что же, прошу меня простить, у меня и в мыслях не было подобного, - Август поклонился снова, опираясь на свою трость. Интересно, что девчонка себе нафантазировала? Что ему донесли о свидание? Или, может быть, он вызвал ее, чтобы шантажировать чем-нибудь? Глупая курица, по другому, он просто не мог ее назвать. Катарина была очень похожа на свою мать, та тоже не видела дальше своего носа, наверное, именно поэтому, сейчас Ариго находились в такой зависимости от него. Признаться, это было на руку Августу. Он еще ни раз воспользуется подобным положением дел, но это будет потом, сейчас нужно приучить девочку к себе, доказать ей, что, кроме него, у юной королевы просто нет союзников.

0

6

«Не понимает, как же…»
Убедившись, что дверь за собой она прикрыла плотно, Катарина устало опустилась в одно из кресел в кабинете и посмотрела на Штанцлера. Как же это ужасно – не только находиться в такой серьезной зависимости от этого человека, который, словно паук своими сетями оплел всю ее семью, и стоит ему дернуть за одну ниточку, как петля мгновенно затянется на шеях у них у всех – у нее, матери, братьев… но и иметь в его лице единственную для себя здесь поддержку. Проклятый шантажист, мерзкий старикашка… Это мать виновата, что она попала в такую кабалу, полную зависимость от него, все из-за нее, хотя… мать была виновата лишь в том, что когда-то влюбилась в ее настоящего отца, не смотря на то, что тот был простым ментором. Ментором, который учил в Гайярэ и ее, Катарину, а она не знала и даже не догадывалась, что очередной урок объясняет ей ее настоящий отец… Мать, наверное, в юности влюбилась в него также и испытывала то же, что и она сейчас, после свидания с Джастином Приддом. Катарина вновь едва не расплакалась, так ей стало жаль себя. Даже к этой, хрустально чистой хрупкой любви, такой нежной и возвышенной, придется подпустить этого «дриксенского гуся» вплотную, потому что никто кроме него ей не поможет. Ей и Джастину. Он так хорошо отзывается о Штанцлере, просто не зная, не понимая, какой на самом деле является сущность этого мерзкого лживого интригана. Вот и сейчас своей подчеркнутой вежливостью он дает ей понять, что она должна лгать, лгать и притворяться также, как и он, не забываясь ни на секунду, помня, где она находится и кем является. Помня, что она все время ходит по грани, и удержать ее на этой грани может только лицемерие… Катарина перевела взгляд на шахматную доску на полке камина. Лицемерие и то, на какую из шахматных клеток ему будет выгодно двинуть ее в следующий момент. Ведь она – одна из фигурок в его игре. Юной королеве захотелось схватить шахматные фигурки с доски и швырнуть Штанцлеру в лицо в ответ на его слова и участливый взгляд. Но она, конечно, сдержалась.
- Август, мне тоже нужно поговорить с Вами, - сказала она, - Мне нужна Ваша помощь… Но прежде, я готова выслушать, для чего Вы звали меня.
Катарина вопросительно посмотрела на кансилльера.

+1

7

- Август, мне тоже нужно поговорить с Вами, - сказала она, - Мне нужна Ваша помощь… - на этих словах Эрих искренне удивился, вопросительно посмотрев на королеву. Она просит помощи, при этом требуя... Нет, сейчас, уже прося, рассказать, зачем он позвал ее к себе?
Август задумчиво посмотрел на огонь, что колыхался в камине, а после перевел взгляд на шахматную доску, делая ход уже за противника. Шахматы всегда помогали ему сосредоточиться с мыслями, особенно сейчас, когда это осталось, по сути, единственным развлечением. 
Что же тебе ответить, милая моя девочка... - мысленно усмехнулся Эрих. Он, ведь, и, правда, позвал ее лишь для пустых разговоров: иногда через них можно было выяснить гораздо больше, чем с помощью серьезных бесед. Но, если сказать об этом Катарине еще раз, вряд ли, девчонка ему поверит... Хотя, разве у нее есть выбор?
Интересно, как это - знать, что жизнь всей твоей семьи находится в руках одного человека, которого ты явно... не любишь. Других слов по отношению к себе, Эрих решил не подбирать, зачем? Это не имело никакого значения.
И тут в голову пришла абсурдная и, в тоже время, гениальная мысль – рассказать ей всю правду.
- Я с радостью помогу тебе, девочка моя. Ты можешь рассчитывать на меня, - он снова повернулся  к Катарине и участливо предложил той сесть, все же он человек Чести и даме в обществе мужчины стоять не пристало.
- Я просил тебя прийти, потому что я беспокоюсь за тебя... Твоя драгоценная матушка просила позаботиться о тебе и я обещал ей это, а свои обещания я привык исполнять, - Август улыбнулся, изображая из себя само участие. Иногда, он мог сыграть роль старого доброго  человека, но лишь иногда. - Я хотел спросить - как тебе во дворце, не скучаешь ли ты по дому? И прочую сентиментальную ерунду, которая волнует человека моего возраста,  - Эрих тихо вздохнул и сел в кресло, напротив Катарины. - Вот и все, - он снова улыбнулся, - А о чем ты хотела попросить меня, дитя мое? - Эрих скрестил руки в замок и встревожено посмотрел на девушку.

+1

8

Прежде, чем ей ответить, Штанцлер вновь обратился к своей шахматной доске, будто на ней были написаны ответы на все вопросы. Катарина бросила на него взгляд искоса, не скрывая своих чувств. Даже если их слушают за дверью или за стеной, пусть… От того, что «дриксенский гусь» так властно позвал ее к себе, едва она успела прийти со свидания, у нее внутри все еще клокотало, а теперь он продолжает врать, и играет из рук вон плохо. Предложил ей сесть даже не глядя, не увидев, что она уже сидит. Ну конечно, она же всего лишь фигурка из его гнусной игры, а с фигурками особенно не церемонятся. Мелкие фигурки не нужно уважать. Вот только когда-нибудь… когда-нибудь она заставит его себя уважать. И бояться. И тогда он будет целиком зависеть от нее, а не наоборот. Когда-нибудь это случится. Ну а пока… нужно набраться терпения.
- Кроме Вас, Август, тут и впрямь обо мне некому побеспокоиться, - начала она, - И моя матушка рассчитывает на это тоже, так что… Вы будете первым, кому я это скажу. Я беременна. Лейб-медик еще не знает об этом. Никто пока не знает. И… это просто ужасно, я не знаю, что мне теперь делать, Вы должны что-нибудь придумать, как-то помочь мне, - Катарина отвела от Штанцлера глаза, пряча злые слезы.

0


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Кабинет Штанцлера, 390 г.