Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » 390 К.С.


390 К.С.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Название эпизода:
Предсвадебная исповедь
2. Время действия:
390 год Круга Скал. Незадолго до свадьбы Катарины Ариго и Фердинада Оллара
3. Место действия:
Оллария, монастырь святой Октавии
4. Участники:
Катарина Ариго, кардинал Сильвестр
5. Краткое описание:
Накануне перед свадьбой Каатрины Ариго Квентин Дорак решает побеседовать с будущей королевой.

http://uploads.ru/i/q/a/7/qa7Wp.jpg

http://uploads.ru/i/c/a/J/caJ4X.jpg

0

2

Будущую королеву приведут через несколько минут. Точнее она придет сама, но особого различия кардинал не видел. Он мерил шагами небольшую комнатку монастыря и пытался собрать мысли в одну кучу. Его план рухнул со смертью Магдалы, ну да ладно. Поменяем одну глупую королеву на другую. Хотя лично кардинал предпочел бы видеть на троне рядом с его Величеством какую-нибудь Елену Урготскую. Но придется видеть на этом троне протеже Штанцлера.
- Графиня Ариго уже в монастыре, - он кивнул словам секретаря и от отряхнул мантию от невидимых соринок. Теперь главное понять одно - зачем она понадобилась на этом месте. Особые таланты к шпионажу? Или же ум? Вряд ли. Юная девица никогда не выезжавшая за пределы своего графства не способна оказаться особо умной. Хотя ее мать довольно интересная личность, за которой следят уже несколько лет, но ничего противозаконного, кроме пары нарушений, не нашли. В общем подкопаться не к чему. Ну ладно. Посидит на троне пару лет Катарина, а потом отправим в монастырь под любым предлогом и пусть гниет там.
Дорак усмехнулся и положил четки на стол. Диомид был бы горд своим приемником. И соберано Алваро тоже. Хотя для последнего надо было еще сделать кое-что. Проследить что бы с Рокэ ничего не случилось. Пока вроде все тихо, но Алва, они всегда найдут себе проблем, даже если будут вести себя как паиньки. Чего не бывает в принципе.
За дверь послышался стук каблуков о каменные плиты, но кардинал не обернулся. Пусть сначала зайдет. А он посмотрит на то, как она его поприветствует. Особо интересно это, учитывая, что до него изредка доходили слухи, что семья Ариго исповедует эсператизм, но, увы, никаких тому докуазательств, кроме голословных обвинений не было. Так что это в расчет Дорак не брал.

Отредактировано Квентин Дорак (2011-12-10 21:32:27)

+1

3

Карета, запряженная холеными тонконогими лошадьми, остановилась у ворот монастыря. Катарина, приехавшая сюда в сопровождении двух дуэний, вышла из учтиво открытой слугой дверцы, придерживая шелковые юбки. Мать не поехала с ней, но накануне заставила ее несколько раз отрепетировать нужные варианты ответов на всевозможные вопросы, которые, скорее всего, задаст ей кардинал на исповеди. Юную девушку в какой-то момент уже едва ли не тошнило от этих репетиций, прошедших за последние несколько дней, однако, мать она слушалась во всем. И сейчас это было в ее интересах. Стать королевой означало одновременно и новое «заточение», и свободу. «Заточение» в рамки лжи, условностей, следованию правилам большой политической «игры», идущей сейчас при дворе, в которой Катарина еще только пыталась начать разбираться, и свободу… Свободу в первую очередь от давления на нее власти матери, которая тяготила ее уже давно. Став королевой, она сможет делать не только то, чего от нее хочет мать, а в чем-то может быть, даже пойти против ее воли…Например, самой написать Жермону. Теперь, когда Катарина узнала об истинной причине, по которой мать запрещала ей даже читать, а не только отвечать на его письма, она прониклась к «опальному» в их семье старшему брату еще большей симпатией и жалостью, чем раньше, когда его нераспечатанными посланиями по велению матушки ей приходилось топить камин. Кажется, ее сводный брат единственный порядочный в их семье человек… И еще бедный больной отец, который на самом деле не отец…
Где-то наверху, среди остроконечных шпилей уходящего в самое небо серого камня монастыря, зазвонил колокол. Катарина не вздрогнула, лишь плотнее запахнула на груди дорогого, но строгого платья с глухим воротником такую же строгую шаль, и, надеясь на то, что сейчас она выглядит безупречно для этого лжесвятого места, шагнула за резные ворота.
«Освободи свои мысли от зла и жестокосердия…»
Каблучки туфель Катарины гулко стучали по каменному полу, когда она шла  извилистыми коридорами за встретившим ее у ворот монахом к комнатке, где кардинал Сильвестр ждал ее для предвенчальной исповеди. В какой-то момент монах замедлил шаг, а потом и вовсе остановился перед простой деревянной дверью, постучав, заглянул туда, а после широко открыл перед ней, приглашая войти. Катарина опустила глаза и ступила за порог, слыша, как монах привторил за ней дверь. Сейчас она увидит в этой комнате какого-нибудь олларианского сморчка в рясе… Будущая королева постаралась придать своему взгляду смирение прежде, чем поднять его на кардинала, а когда подняла, ее глаза широко распахнулись. Перед ней стоял отнюдь не «сморчок», а статный и некогда красивый немолодой мужчина с лучистым и притягательным мудрым взглядом. Седые пряди падали на его высокий умный лоб, сложенные в твердую линию губы не улыбались и улыбались одновременно. Катарина подошла к нему и почтительно склонилась, тихо зашуршав юбками.
- Ваше Высокопреосвященство, - произнесла она, прикасаясь губами к его руке с перстнем.

0

4

Когда дверь открылась и в исповедальню, чуть слышно шурша юбками, вошла будущая королева Сильвестр еле заметно выдохнул. Ранее он никогда не видел Катарину Ариго, единственная женщина этого, несомненно прекрасного рода, которую он встречал прежде - мать Катарины. Но она была совершенно не похожа на свою дочь. Точнее дочь не похожа на нее. Перед ним склонилась в поклоне хрупкая и прекрасная девушка. Но что то настораживало. Слишком много было этого смирения. Такое редко встретишь даже в стенах монастырей, а тут в светской девушке. Хотя, и кардинал этого не исключал, он мог заблуждаться. Столь долгое время пребывания при дворе начинало провоцировать у него приступы маниакальной подозрительности.
- Рад приветствовать Вас здесь, эрэа Ариго.
Он жестом показал девушке, что она может встать. Почему то его не оставляло подозрение, что платье будущей королеве слегка велико. Или же это сделано специально? Да, будь Квентин лет на тридцать помоложе он бы, наверное, влюбился в юную девушку. Но теперь ему было ровно столько сколько было и мысли его витали далеко не вокруг прекрасных девушек. Теперь его единственной девушкой была его страна и никто больше. А эта девушка создавала угрозу спокойной жизни в Талиге.
Квентин Дорак опустился в кресло, обитое красным бархатом и, все так же, жестом указал девушке присесть напротив него. Он привык видеть глаза своего собеседника. Так было проще осознавать, что именно пытается скрыть его оппонент. Жаль нельзя предложить даме сыграть в шахматы. Уж в такой партии точно можно увидеть чего стоит человек.
Секретарь поставил на столик поднос с двумя аккуратными чашечками шадди. Еще Диомид любил обставлять свой быт со всеми удобствами, а Сильвестр во многом, если не во всем брал пример со своего талантливого и мудрого предшественника. Они не инквизиция святого Эрнани, когда было опасно не перейти в новую веру. Они не пытают в подвалах и не жгут людей на площадях. Они просто век от века и год от года пытаются всеми своими силами защищать королевство от внутренних и внешних опасностей.
- Как Вы наверное уже догадываетесь, я попросил Вас прибыть сюда для того, что бы иметь возможность задать Вам. Катарина, пару вопросов. Я уверен, что Вам не составит труда ответить на них.
Губы кардинала дрогнули в легкой улыбке. Его первейшей задачей было расположить к себе собеседницу. Он не ждал, что она ему поверит. Он уже давно не верил внешней оболочке людей. Внешне они почти все чисты и невинны. А вот внутри...

0

5

Два удобных кресла напротив, приятно дурманящий аромат шадди и улыбка кардинала. Сказать, что Катарина удивилась – это было бы ничего не сказать. Ведь совсем не так она представляла исповедь у Дорака. Ей думалось, что она простоит коленями на неудобной жесткой скамеечке энное количество времени, со смиренно опущенной головой, пока будет исповедоваться ему в своих грехах, припоминая их сама и отвечая на его вопросы, которые он будет задавать строгим и неприветливым голосом, вернее, произнося вслух весь тот «список», который накануне отрепетировала с ней мать. По пути сюда в карете Катарина боялась и исповеди, и самого кардинала, но сейчас, благодаря ему, ей было совсем не страшно. Она ненадолго подняла на него глаза и произнесла:
- Благодарю Вас, Ваше Высокопреосвященство. Разумеется, я отвечу на все Ваши вопросы.
Голос Катарины прозвучал тихо, и опустившись на мягкую обивку и аккуратно, но не привлекая лишнего внимания, расправив складки своего строгого платья, она вновь опустила глаза. Будущая королева не знала, какое ее поведение понравилось бы кардиналу, а какое нет, но импровизировать или "подстраиваться" не получалось. Так или иначе, но она была и напряжена, и совсем недавно - напугана, так что не была уверена, удается ли ей скрывать все это за показным смирением, но менять линию поведения перед Дораком, да и не только перед ним, теперь уже было поздно.

Отредактировано Катарина Оллар (2011-12-18 22:46:33)

0

6

Показное смирение. Оно лезло в глаза. Просто потому что за ним скрывалось что-то большее. Квентин еле заметно усмехнулся перебирая четки в руках. Магдала была явно попроще. Просто потому что была явно глупее. Ну ничего. Интересный противник это почти тоже самое, что и интересный собеседник. С ним никогда не бывает скучно.
- Эреа, - мужчина внимательно наблюдал за каждым жестом будущей королевы, - расскажите мне пожалуйста о том как прошли Ваше детство и юность.
В характеристике личности всегда самое главное дело играет семья. Особенно если это девушка. Особенно если она из семьи людей чести. И особенно если она вскоре станет твоей королевой. Сюда бы парочку епископов. Они бы еще и оказали моральное давление на это хрупкое существо напротив. Две огромные фигуры около дверей произведут впечатление на кого угодно.
Кардинал не мог понять одного. При огромном выборе идеальных кандидатур в жены короля выбрали именно Ариго. Почему? Из за связи с одним из великих домов? Вряд ли. Тут явно был замешан Штанцлер с его интригами, но не один. Такое провернуть одному не под силу даже консильеру.
Стоит приглядывать теперь за всем семейством Ариго. Не дай Создатель проберутся далее чем им следует быть. Это чревато изменением политической ситуации в стране. А этого допустить нельзя.

0

7

Катарина едва не вздрогнула, когда кардинал обратился к ней так. С одной стороны это было всего лишь старомодным обращением, но будущая королева подумала, что он нарочно это подчеркнул, ведь так принято было у Людей Чести называть друг друга. Катарине все же удалось сдержать себя и не дрогнуть. Если Дорак решил ей напомнить, для чего Талигу нужен брак короля с представительницей рода старой аристократии, то она это помнит и так. Как и о своей миссии, если это можно так назвать - выступить очередным символом перемирия Людей Чести и Олларов и их приспешников.
- Мое детство и юность прошли в замке Гайярэ, - начала Катарина, отвечая на вопрос кардинала, - Я почти не выезжала оттуда, жила там с матушкой, отцом, братьями. Училась там всем необходимым наукам, музыке, танцам и этикету. Матушка нанимала менторов. Гостями, посещавшими замок, чаще всего были Эпинэ, - тихо добавила она, - В Олларию же впервые я попала недавно.

0


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » 390 К.С.