Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Люди Чести вершат свои дела


Люди Чести вершат свои дела

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Название эпизода:
Люди Чести вершат свои дела
2. Время действия:
394г. К.С.
3. Место действия:
особняк графа Рокслея
4. Участники:
Джастин Придд, Дженифер Рокслей
5. Краткое описание:
Джастин Придд должен встретиться с графом Рокслеем. Он приходит в дом, но вместо графа, застает его супругу.

0

2

Признаться, Юстиниану не очень нравилось, что отец посылает его, словно, какого-то гонца, с письмом к графу Рокслею. Но, ради разнообразия можно было и угодить папеньки, тем более ссоры в нынешний визит в Олларию, явно не входили. Именно, поэтому, он, как и положено примерному и послушному сыну, принял из рук Вальтера Придда письмо и отправился к дому одного из Людей Чести.
Юстин спешился с коня, кинул поводья слуге и направился внутрь дома. В прихожей он попросил слуг доложить о его прибытие. Скорей всего, граф Рокслей знает о его визите и не заставит себя долго ждать. Юстин отдаст письмо, удостоверится, что граф, либо его открыл, либо отложил куда-нибудь в сторону и уйдет уже по своим делам, например, навестить какое-нибудь высшее общество... Марианну, например.
Чтобы граф Васспард не ждал в прихожей, его проводили в одну из комнат для гостей и предложили вина. Джастин отказался, сославшись на важные дела. Оставалось только ждать. К его неудовольствию Генри Рокслей не особо спешил получить пакет от супрема.
Интересно, что такое может писать его папенька Рокслеям, чтобы просить передать лично в руки? Какие-то государственные дела, точнее дела Людей Чести? Навряд ли отец отправил бы с этим письмом тогда его, если не так, то, интересно что внутри?
Джастин тихо вздохнул, пытаясь сохранить спокойствие и самообладание. Время, которого и так было катастрофически мало для пребывания в столицы, сокращалось...

0

3

​Дженнифер занималась тем же, что и последние пару дней - страдала от жестокой головной боли, находясь в собственной комнате, откинувшись на подушки и своим скорбно-мученическим видом являя образец стойкости и терпения. Она даже не позволила себе ни одного резкого слова - какие тут могут быть упреки, когда дама уже пребывает на пороге Рассветных Садов, и неважно, что головная боль сама по себе еще не является туда пропуском. На слуг ее неожиданная мигрень подействовала слабо - привыкшие к недомоганиям графини, они быстренько принесли ей стаканчик какой-то отвратительно пахнущей настойки, мигом перенеся все разговоры и хождения в противоположную от нее часть дома, на супруга не подействовала вовсе - и он исчез из дома с поспешностью, более напоминавшей бегство, велев лишь передать жене свои наилучшие пожелания. Дженнифер с затаенной злостью следила за ним из окна - уйти вот так, даже не зайдя в ее комнату, абы куда - лишь бы подальше от заболевшей супруги - это уж слишком. От злости головная боль сразу же прошла. Дженнифер некоторое время побродила по комнате, сетуя на одиночество и скуку, а потом попросила вина. Хотя в том, чтобы коротать вечер с бутылкой, сидя у камина и глядя в окно определенно было что-то... жалкое.
Когда-то граф, не моргнув глазом, остался бы дома при малейшей жалобе с ее стороны, отказался от сколь угодно блестящего общества ради возможности посидеть с ней у камина. Кончено, при этом он обычно хмурился, глотал шадди и временами тоскливо посматривал в окно, но не двигался с места, пока она не устанет и не отправиться спать. Как все изменилось. Неужели она так подурнела с тех пор, или это блестящее светское общество, с мишурой которого не сравниться ни одной покинутой жене? Дженнифер скрипнула зубами от злости и спустилась вниз, услышала от пробегавшего мимо слуги что-то о "госте в доме" и на секунду застыла. Гость... ну надо же. Неужели ее муж наконец проявил признаки надвигающейся старости, назначая встречи и тут же про них забывая? 
Дженнифер решила, что об отсутствии графа ей следует сказать самой. А заодно и поприветствовать его и предложить вина... хотя об этом, кажется, уже должны были побеспокоиться. В конце концов - вдруг их дом решила почтить своим присутствием какая-нибудь важная особа, в то время как ее муж бессовестно отдается картам и вину? Определенно, грех упускать возможность завязать полезные знакомства... Проходя мимо зеркала, Дженнифер бросила короткий отрывистый взгляд на свое отражение, отметила некоторую бледность и направилась в комнату, куда должны были проводить визитера.
- О... - только и сумела выдать Дженнифер, взглянув на гостя и чуть склонив голову. Слишком буйная фантазия - большая беда. А она тут успела нафантазировать себе невесть чего.
- Сожалею, но графа Рокслея, моего мужа, нет дома... - задумчиво пробормотала она. И немного пожалела, что не удосужилась уложить волосы в какую-нибудь более сложную прическу и нацепить ожерелье побогаче, отвлекавшее бы внимание от цвета лица.

Отредактировано Дженнифер Рокслей (2012-01-20 19:04:04)

+1

4

Наконец, когда терпение Джастина начало подходить уже к концу и он собирался уйти, потом сказав отцу, что не увидел графа Рокслея, к нему явились, точнее явилась - жена Генри Рокслея, Дженнифер. Надо сказать, что, хоть женщина и была старше его на пять лет, выглядела его ровесницей. Интересно, как это у барышень такое выходит?
Джастин мысленно хмыкнул, понимая, что его явно заносит не в ту сторону.
Доброго времени суток, графиня. Позвольте представиться, Юстиниан Теофил Георг Придд, граф Васспард, - он изящно поклонился, ожидая протянутой руки в знак поцелуя.
Значит, Росклея не было, что ж... Это печально с одной стороны, и совершенно прекрасно с другой стороны - теперь Джастин с чистой совестью может направиться куда глаза глядят не ожидая выговоров со стороны отца, и все же, почему-то Юстину казалось, что они будут... Он так и видел осуждающее лицо, хотя, нет, не лицо (это было слишком явно для герцога Придда) осуждающие глаза отца и одинарное покачивание головой. Не справиться даже с таким банальным поручением...
Джастин приветливо улыбнулся женщине, скрывая за улыбкой свои мысли.
- Скажите, пожалуйста, графиня, вы случайно не знаете во сколько граф Рокслей должен вернутся? - парень хотел продолжить фразу и сказать о письме, но потом посчитал это лишним, остановившись лишь на вопросе.
Если Рокслей вернется скоро, то можно, наверное, подождать его в особняке, если же нет... Придется искать его в другом месте или отправляться домой и сообщить отца, что "просьбу" он выполнить не смог. Последнее было гаже всего...  А с другой стороны, он не посыльный! Он не обязан бегать, как какой-нибудь оруженосец с поручениями от своего эра. Если Вальтеру так необходимо, чтобы кто-то обязательно носил его письма, ибо они слишком важные, что он не может доверить их слуге, то пусть нанимает себе оруженосца, если ему разрешат!

0

5

​Лет пять-шесть назад Дженнифер бы наверняка вытаращила глаза, разглядывая парня с оттенком легкого румянца на лице, торопливо присела бы в реверансе и сразу задалась вопросом, есть ли у него законная супруга, и никогда и ни за что не запомнила бы его полное имя с первого раза. Сейчас же девушка молча скользнула взглядом по его костюму, признавая тот вполне сносным для визита в приличный дом, вспомнила, что у нее уже есть муж - не подарок, конечно, и своенравен - как все эти Люди Чести, к тому же она отлично знает, что от пылких юношей больше проблем, чем проку - овдовеешь быстрее, чем насладишься браком: вечно они норовят влезть то под пули, то под шпагу ради каких-то глупостей, в то время как ее супруг - человек острожный и неглупый, а из произнесенного Дженнифер мигом выцепила фамилию - "Придд", что-то прикинула в уме и протянула руку для поцелуя, все же чуть вздрогнув от волнения. Все-таки они совсем одни, она не ждала гостей и проклятая головная боль совсем недавно перестала терзать ее.
Дженнифер открыла было рот, намереваясь назвать свое имя и титул, и с неожиданной горечью подумала, что знатная фамилия на ней выглядит словно платье с чужого плеча, взятое на вечер и каждым стежком выдающее в ней лишь временную владелицу. И смешно, и в талии жмет. Уберегите его боги вспоминать сейчас о происхождении супруги графа. Как знать, может, старый пропойца, милостью судьбы назначенный ей в отцы, и Приддам задолжал кругленькую сумму или хотя бы успел уронить репутацию и в их глазах тоже. Дженнифер вспыхнула, опуская глаза, чтобы нить ее рассуждений ни коим образом не коснулась его сознания - еще примет ее смятение на свой счет, а какое может быть смятение, если она в своем доме и в своем праве? Ну, то есть, в доме своего мужа...
- К чему формальности? Прошу, зовите меня Дженнифер, - почти радостно сообщила она, опускаясь в кресло. - Как... здоровье вашего... отца? Мы с мужем всегда рады видеть вас в нашем доме. Не хотите ли вина?
Дженнифер с огромным удовольствием выпила бы и сама. Стаканчик-другой, для твердости голоса и храбрости духа, хотя и не имела привычки подбадривать себя обильными возлияниями. Но проклятая мигрень и несколько часов, проведенные в постели, давали о себе знать.     
- Граф не сказал, когда вернется, - задумчиво произнесла Дженнифер, бросив рассеянный взгляд на окно. Он даже не сказал, куда направился, предоставив ей возможность самой гадать, сколько в столице мест, обещающих несколько веселых часов и выпивку, и сколько дам, готовых принять у себя чужого мужа. Но не говорить же об этом вслух.
- Вы, разумеется, могли бы подождать его здесь. Но если дело ваше срочное, то вы могли бы изложить мне его суть. У моего мужа нет от меня секретов, - с нажимом произнесла она. Конечно нет. Попробовал бы он укрыть что-то важное от ее любопытства и лишить ее святого права совать нос в его дела!

Отредактировано Дженнифер Рокслей (2012-01-20 21:33:07)

+1

6

Юстиниан поцеловал руку женщины. Прошло несколько секунд, прежде, чем девушка убрала руку. Надо было признаться, мужчину это слегка удивило, но он оставил свои мысли и чувства при себе, все-таки негоже показывать подобные чувства, особенно дамам. Будь они с графиней Рокслей знакомы чуть ближе, Джастин мог расценить это замешательство, как знак перехода к более дружественному общению, но они виделись всего несколько раз, и признаться, мельком. Когда-то его представляли ей, но не более.. Пообщаться плотнее с женой графа Росклея ему не удалось, когда он был при дворце, сейчас об этом и не было речи, хотя, что мешает ему скоротать время в компании подобной эреа? Тем более, что женщина была весьма недурна собой.
- Как вы пожелаете, - граф слегка улыбнулся, оставаясь стоять. Все же он был в этом доме впервые, почти не знал данных людей, поэтому вести себя раскованней он посчитал недопустимым. Сейчас, он представляет свою семью, а репутация у нее была соответствующая, следовательно выделяться не стоит...
И все же дружелюбие нужно было проявить, если дама сама настаивает на более раскрепощенном общении:
- Сложно запомнить полное имя, тем более, оно больше подходит для официальных приемов, чем для неформального общения, поэтому, вы можете звать меня Джастином - это гораздо короче, - он улыбнулся женщине. С первым своим именем Джастин смирился, а вот остальные... Они казались какими-то лишними и не нужными, кто запоминает три имени человека, а тем более, потом называет его так? В жизни Джастина подобных случаев еще не было. Это было что-то из такого же разряда, как незнакомому человеку запомнить фамилию дяди с первого раза.
- Я с радостью бы рассказал вам о чем мое срочное поручение, но, увы, я сам не знаю. Герцог Придд просил передать письмо лично в руки графа, - пояснил Джастин. Он снова вежливо улыбнулся, мысленно размышляя что же теперь желать. Можно было уйти с чистым сердцем и отдать отцу письмо обратно, а можно было подождать графа в доме, если ему подобное, конечно, предложат и передать письмо лично в руки. Просто, кто знает какие могут быть дела у графини, может она не склонна принимать гостей?

0

7

​Юноша, к счастью, был мил и вежлив. И даже улыбался - улыбка у него была неплохая, такая открытая, и глаза ясные. Хотя мало есть таких, которых любое проявление радости только портит, а улыбку не отличить от оскала. Только не он. Только не в таком возрасте - рановато ему  разочароваться во всем, что его окружает, заработав ехидный оскал на пол-лица, намертво приклеенную насмешку над самим собой и целым миром. Бывают и такие - у Дженнифер до сих пор мурашки по коже от воспоминаний. Но скромному юноше из хорошей семьи уж точно не грозят слишком суровые жизненные испытания. Он не встанет впереди отряда, заслоняя солдат собственными телом - неужели же не найдется иного занятия для знатного юноши, не станет убивать ради пары жалких монет и куска хлеба и драться за место под солнцем. Оно за ним закреплено с рождения. Как и за любым из аристократов. На секунду Дженнифер поймала себя на том, что немного завидует. Ведь он никогда не будет выкуплен из дома подобно породистой кобыле, вынужденной привыкать к седлу и непредсказуемому нраву нового хозяина. Напротив - будет окружен вниманием девиц - а он ведь хорошенький, а в итоге место в его сердце и доме займет та, чье положение "будет соответствовать". Дженнифер подумала, что если бы мужчины всегда женились на ровне, то мир определенно стал бы скучнее, а она до сих прозябала бы в нетопленном родительском доме. Хорошо, что фортуна иногда благоволит и тем, кого обделила при рождении.
- Джастин... - медленно повторила Дженнифер. А потом улыбнулась в ответ. - Садитесь же, прошу вас. Не станете же вы изображать из себя статую до прихода графа? Боюсь, в этом случае вас следовало бы разместить в саду... Кстати, вы голодны?
Дженнифер продолжала болтать, изредка поглядывая то на окно, то снова на этого юношу. Определенно, могла бы видеть его и раньше - но, возможно, сочла не стоящим столь пристального внимания. Сейчас же, когда скука холодной змеей проползала в сознание, она посчитала бы интересным любого гостя. Даже не будь он молодым и симпатичным юношей.
- Значит, письмо... - задумчиво протянула Дженнифер, окидывая его внимательным взглядом. Письма вообще часто внушали ей беспокойство - они как яд, припрятанный в кармане случайного посыльного, и при необходимости могут оказаться столь же разрушительны. Что за тайна у Придда и ее мужа, что может быть доверена только бумаге?
- Полагаю. вы это письмо не читали? Уверена, вам вообще не приходилось вскрывать чужих писем... Хотя соблазн порой так велик, - Дженнифер рассмеялась - немного натянуто, но впервые за день, отчего в голове сразу прояснилось. - Разумеется, это всего лишь шутка. Простите, если она оказалась неуместна. Лично в руки, говорите? Что ж, в этом случае вам придется набраться терпения. Садитесь, я велю принести вина и рано или поздно жизненный путь графа приведет его и в эту комнату. Располагайтесь же...
Соблазн вскрыть чужое письмо был велик, как никогда. Но, закатные твари его подери, он ведь так и не дал ей в руки этого проклятого письма!

Отредактировано Дженнифер Рокслей (2012-01-22 04:11:07)

+1

8

Садитесь же, прошу вас. Не станете же вы изображать из себя статую до прихода графа? Боюсь, в этом случае вас следовало бы разместить в саду... Кстати, вы голодны? - Джастин снова улыбнулся и слегка поклонился.
- Благодарю за приглашение, - он опустился в кресло, откинувшись на спинке назад. Признаться, стоять ему уже давно надоело, но сесть вперед приглашения не позволяли правила приличия. Интересно, всех так муштруют в плане этикета? Юстин мысленно усмехнулся, мимолетно вспомнив о том, как когда-то Ирэн учила его танцам. Менторы отказались это делать, посчитав, что он безнадежен, можно сказать, так и заявили это папеньке, поэтому, тот отдал Юстиниана на "растерзание" сестре. В итоге, танцевать он научился, но страх и ужас в глазах, когда он делал какое-то па, все равно иногда проскакивали.
Джастин слегка тряхнул головой, понимая, что совершенно не слушает графиню. Стало совестно и стыдно... Что она сказала только что?..
Статуя, потом еще что-то... Ах, да!
- Нет, благодарю, я не голоден, но от бокала вина не отказался бы, - чтобы как-то скрыть неловкость он снова приветливо улыбнулся девушке. О чем она еще говорила... Скорей всего что-то на счет графа, вот только что?!
- Ничего страшного, я подожду графа Рокслея... Тем более, я все равно не знал, чем себя занять после приезда из Торки. Все мои друзья остались там, большая часть семьи находится в Придде, куда я не успею доехать, поэтому я провожу свой выходной в Олларии - он слегка пожал плечами, незаметно разглядывая женщину.
Ее нельзя было назвать красивой, как Марианна или как Катарина, но Дженнифер чем-то привлекала внимание. Может быть этой открытостью, готовностью общаться? Возможно, и так. Странно, но у Джастина проскочила ассоциация с найери.
Интересно, почему это? - задумался он. В последнее время их голоса наследник Дома Волн слышал крайне редко, а если и слышал, то какие-то они были тревожные, словно пытались предупредить его или что-то сообщить.
- Я так давно не был в Олларии, расскажите, как дела в столице и, в первую очередь, у Людей Чести? - Джастин слегка улыбнулся, озвучивая тему для разговора. Признаться, ему и правда было интересно изменилось ли что-то или нет? После восстания прошло уже много времени, но кто знает, что опять может придумать этот гусь?

0

9

​- Вина? Чудесно... Я оставлю вас на секунду? - Дженнифер порывисто встала, дойдя до двери и окликнув одного из слуг - боги, как же его имя? Впрочем, это не столь важно. Она вообще не имела привычки забивать голову множеством подробностей, всегда есть иные, более важные вещи, что следует держать в уме предусмотрительной леди. Попросила принести вина, коротко и почти шепотом добавила насчет "не беспокоить", а потом вернулась обратно, вновь надевая на лицо выражение приветливой учтивости. Маски... радушия, радости, удивления, были ей куда нужнее нарядов, и менялись почти с той же частотой. Маска капризной невинности для мужа, маска ледяной сдержанности для придворных... какую же стоит поберечь для гостя? Дженнифер вздохнула. Немногое же ей о нем известно - а то, что известно, сделано лишь на основе общих предположений о том, что могут представлять из себя юноши из благородных семейств. Впрочем, Дженнифер никогда не питала к ним неприязни. По большей части все они милы, юны и слегка наивны - особенно если не испорчены заносчивостью. Последнее Дженнифер считала одним из неприятнейших пороков - разумеется, чужих пороков. Собственное желания позадирать нос она никогда не судила строго. Но юноша, кажется, был этого лишен... или же просто робел оттого, что оказался в доме "Человека Чести", вынужденный беседовать с его супругой? А предпочел бы, видимо, с графом? Хотя нет, он же говорил, что просто доставит письмо. Значит, вряд ли ему известны подробности. Если бы она только могла убедить его оставить письмо на столе...
- Вам нравится в Олларии? - спросила Дженнифер, на время потеряв нить разговора и радуясь возможности ухватиться за что-то из его слов.
- Поверьте, здесь есть масса.... развлечений, которые могут быть вам интересны. А друзья... уверена, вы легко завели бы здесь новые знакомства, если бы захотели.
Она уговаривает его переехать в Олларию? Дженнифер вздохнула. Кажется, слабость все еще дает о себе знать. Но в любом случае, Оллария бы от этого ничего не потеряла. Может, даже наоборот.
- У Людей Чести? Ох... - Дженнифер замолчала, задумалась. Интересно, и какой ответ он хочет услышать? Рассеянно кивнув слуге и покосившись на принесенное вино, Дженнифер медленно прошлась по комнате. Люди Чести... конечно же. О чем еще он может спрашивать, как не о них?
- Не могу говорить за всех, но... кажется, буря миновала, и свод небесный не должен разверзнутся над нашими головами... - голос звучал глухо, и Дженнифер злилась. Не на короля - да что с него взять, кроме монаршего гнева, что может так нежданно прилиться на головы подданных, и в первую очередь - на головы Людей Чести, что слишком заметны и, как правило, слишком горды, чтобы быть в тени. Дженнифер злилась на себя - за неумение правильно обращаться с юношами и мужьями, и на проклятое письмо, что мучило ее любопытство.
- Хотя все в любой момент может измениться. Боюсь, по дворцу гуляет масса сплетен, и поверьте, попав не в те уши, они могут жалить больнее змеи...
"А змей во дворце предостаточно" - собиралась было добавить Дженнифер, но благоразумно промолчала. Еще не поймет сравнения, и спросит, отчего слуги не изведут их подчистую - ведь нет ничего худе, чем змея, заползшая ночью под одеяло.
- Впрочем, я не хотела вас пугать. И, поверьте, если вдруг решите перебраться сюда, то вам решительно нечего опасаться. Зато вы могли бы навещать нас гораздо чаще... и приносить графу целые пачки писем. Нет, горы! Горы писем...
Дженнифер рассмеялась, представив себе горы бумаги в гостиной и на столах, а потом снова посмотрела на гостя. Не нужны графу горы писем, но если он будет доставлять их лично - она готова это обдумать.

Отредактировано Дженнифер Рокслей (2012-01-22 23:05:00)

+1

10

​- Вина? Чудесно... Я оставлю вас на секунду? - не ожидавший этого Джастин, успел подняться только в последнюю минуту. Интересно, этикет у него наследственное или это все-таки прививается детям с самого детства в семействе Приддов?
Спустя, наверное, минуту графиня снова вернулась в комнату и Юстиниан позволил себе сесть. Интересно, ей, правда, нравится принимать его у себя или это всего лишь дань вежливости и будь ее воля, она давно послала его к закатным кошкам? В последнем Джастин уверился почему-то сильнее, когда выяснил для себя, что графиня не особо слушала его разговор, а если слушала, то плохо поняла... Может быть, это он плохо объясняет? Джастин слегка улыбнулся, слушая женщину. Она предлагает ему остаться в Олларии подольше? Ох, нет, увольте...
- Не могу сказать, что мне очень уж нравится Оллария, и я могу с уверенностью сказать, что есть места гораздо лучше и чище, чем столица, - Юстин слегка улыбнулся. Когда-то он только приехал из Васспарда в столицу и считал, что лучше места не найти. Еще бы, ему наконец-то удалось вырваться из-под опеки отца, попытаться пожить немного своей жизнью... Хотя, если, так подумать, то жил ли он тогда по-настоящему? Сначала служба у Киллеана, потом влюбленность в Катарину, кажется, что и не жил... Юстиниан мысленно усмехнулся, подмечая эту странную деталь. Получается, что жить он начал совсем недавно, когда поехал в Торку? А ведь, хотел, чтобы там все закончилось, закончилась вся его жизнь...
- Не могу говорить за всех, но... кажется, буря миновала, и свод небесный не должен разверзнутся над нашими головами... - только приддовская выдержка, заставила Джастина в последний момент опомниться и удивленно не приподнять бровь, как иногда, это делал Рокэ. Голос графине немного изменился по тембру и интонациям, интересно почему? Неужели, и правда, переживает за судьбы Людей Чести или просто делает вид? А может волнуется за себя и мужа, все-таки Рокслей тесно повязан со Штанцлером... Надо бы что-нибудь узнать на счет этого. Вот, только с чего начать? Не будет же он, например, сейчас при графине открывать письмо отца - это мерзко, глупо и неразумно.
Да, вы правы, иногда из-за неосторожных слов или действий мы становимся заложниками... Увы, но это так... Наверное, поэтому, опять же, мне не очень нравится столица, тут.... слишком много разных ызаргов, а я, знаете ли, не люблю подобную фауну, - Джастин открыто улыбнулся женщине, в последний момент удержавшись, чтобы не подмигнуть.
Теперь он вспомнил, Юстин несколько раз видел графиню Рокслей, но мельком, издалека. Она не была особо приближенной фрейлиной Ее Величества, поэтому в Ноху "помолиться" не сопровождала ее, но на балах Дженнифер часто можно было увидеть подле Катарины.
- Вы предлагаете мне стать почтальоном и носить графу Рокслею письма? - Джастин не выдержал и рассмеялся. - Представляю удивление вашего мужа и моего отца, когда я впервые приду с подобной грудой макулатуры - Придд фыркнул. Воображение сразу нарисовало вытянувшееся лицо Рокслея и холодное недовольство отца. Да, как говорит Рокэ - это было бы забавно...
- Нет, все же увольте, я предоставлю эту заботу слугам, - он улыбнулся, поправляя прядку волос, выбившуюся из хвоста. Надо было лучше его завязать... - Но, если вы хотите, я могу писать вам письма из Торки? - и зачем он это спросил? Вот, кто его дернул, спрашивается?

+1

11

​Так бесславно начавшийся день в итоге еще мог подарить ей пару приятных моментов - точнее, уже подарил, вместе с улыбкой, заставить которую появиться на бледном от мигрени лице было делом не самым простым. Но, определенно, присутствие гостя в доме на этот оказало почти целительный эффект - хотя Дженнифер и не рискнула бы рекомендовать этот способ всем больным и увечным. Иногда такие приходят, что не приведите боги, и хочется то ли вытолкать их взашей. то ли, подобрав юбки, самой бежать из собственного же дома, подальше от кислых лиц, натянутых улыбок и разговоров бессмысленных и утомительных. Но... юноша определенно был слишком милым - и это не только внешне впечатление. Безупречное воспитание или врожденное чувство такта? Дженнифер уже давно начала осознавать достоинства привитых с детства манер. Не могут ли они передаваться по наследству, как благородная кровь или титул? Хотя нет, или, скорее всего, не у всех - предостаточно и таких молодых людей, что отличаются грацией таракана и вежливостью пьяного матроса, так что только диву даешься, как такое создание могло явиться на свет в семье достойной и уважаемой, если это только не заговор с целью подмены младенцев в колыбели. Не оттуда ли берутся нахальные дворяне и умные и сообразительные простолюдины? Дженнифер отчего-то вспомнила мужа, некоторых его друзей, частенько бывавших в доме, и с грустью подумала о том, что титул, почему-то, дает привилегии, но не всегда награждает достоинствами.
Места лучше и чище, чем столица? Дженнифер прямо и устало смотрела на собеседника, отчего-то припомнив детство. Как они с отцом ездили навещать его кузину в каком-то отдаленном имении, как она лазала по деревьям и умоляла луг дать ей в одиночестве покататься на лошади по живописным местам. Как рвала яблоки и на некоторое время забывала о том, что они до сих пор не выплатили всех карточных долгов. Кончено, есть места чище, и времена, и люди - честнее и благороднее тех, с кем приходиться сталкиваться чуть ли не ежедневно, но слишком уж все это напоминает сказку о некой сказочной стране, где "горы выше и трава зеленее". Дженнифер усмехнулась. Нет уж, пусть сказки остаются в детстве - там им самое место.
- Неосторожных слов, действий и писем, - зачем-то добавила Дженнифер, устало откинувшись в кресле. Она не хотела чрезмерно давить на него, вынуждая становиться соучастником вскрытия чужой почты, но не обратить внимания на то, что принесенное им письмо может скрывать некую ценную информацию, не могла. Пусть сам подумает - и осознает цену всего одного неосторожного слова, доверенного бумаге. Это ведь еще хуже - бумага не просто стерпит, но и сохранит.
- Почтальоном? - Дженнифер улыбалась - в ответ, но еще и потому, что устала сердиться и нервничать. - Писать? О... - Дженнифер медленно встала. - Ничто не доставило бы мне большей радости - разве что если бы вы приносили их лично... - она подошла ближе, протянула руку - поправить выбившую прядь, скорее машинально, нежели из желания поддразнить или смутить. - Однако, не станет ли ваша дама ревновать, если вы вместо сонетов в ее честь вдруг станете писать письма в столицу, спасая от одиночества одну весьма счастливую от этого особу?

Отредактировано Дженнифер Рокслей (2012-01-27 17:16:54)

+1

12

- Неосторожных слов, действий и писем - Джастин подавил желание поднять удивленно бровь, как обычно, это делал Рокэ. Писем? Что именно женщина имеет ввиду? Или она что-то знает о переписке между Вальтером и Росклеем? Если да, то что - вот в чем вопрос. Джастин невольно провел рукой по карману, где лежало письмо.
А если так посмотреть, интересно, что там написано? Что именно может писать отец вассалу дома Скал? Парень слегка нахмурился. Хоть бы, это не было связанно с семьей Приддов, давать дополнительную ниточку для Штанцлера не хотелось от слова "совсем". Джастин и так пытался найти хоть что-то, что можно было бы противопоставить Штанцлеру, но пока поиски были безрезультатны. Это старая дриксенская крыса делала все чужими руками, взять хотя бы восстание Окделла или ранее восстание Борна (в том, что восстание Борна спровоцировал Штанцлер, у Джастина сомнений не было).
Джастин задумчиво посмотрел в окно. Графиня предлагает ему вскрыть письмо и прочитать? Или это у него такие гнусные мысли возникают, вне зависимости от слов женщины? Это мерзко и позорно - читать чужие письма... И все же теперь так захотелось узнать, что Вальтер мог написать Рокслею... А вдруг папа собирается участвовать в каком-нибудь восстание или покушение на кого-нибудь, например, на Рокэ? При этой мысли Юстин не смог скрыть эмоций и сильно нахмурился.
От мыслей его отвлек голосок графине, которая продолжала щебетать дальше.
Ваша дама? - Джастин все же не смог скрыть ироничной ухмылочке на своем лице. Воображение услужливо нарисовало Ее Величество (бывшую великую любовь Юстиниана) рвущую и метающую из-за того, что он с кем-то обменивается письмами... Он бы на это посмотрел.
- Скорее вашему мужу нужно опасаться, что его красавица-жена переписывается с молодыми теньентами, - Джастин рассмеялся. У него и в мыслях не было соблазнять графиню или склонять ее к чему бы то ни было. Просто, находясь в Торке, где каждый день есть риск погибнуть, хочется получать письма не только от родных, но и от кого-то еще, от прелестной дамы, например.
- А то вызовет граф Росклей меня на дуэль, и останетесь вы вдовой, - Юстин улыбнулся и провел рукой по волосам, наблюдая за женщиной. Она не кокетничала, но каждый ее жест был настолько плавным и нежным, что это завораживало.
Юстин снова улыбнулся, пытаясь побороть некоторое смущение, возникшее где-то внутри.

0

13

- Ах, поверьте, мой супруг скорее будет опасаться нашествия крыс на нашу кухню, чумы или наводнения, чем молодых теньетов, - игриво заметила Дженнифер, сделав еще несколько шагов по комнате - обманчиво-легких, но осторожных, словно она ступает по острому стеклу, а не по мягкому ворсу. Усилием воли оторвав взгляд от Джастина - все же хорош, что ни говори, женщина бросила мимолетный взгляд на окно и на камин, в который раз загадав, чтобы ее тревоги сгорели в огне подобно клочку бумаги - и хорошо бы своими руками бросить туда это письмо, если оно лишь прибавит ей волнений. Но нельзя, нельзя выдать своего нетерпения и непростительного для благородной леди любопытства, нельзя даже наблюдать за ним слишком пристально и жадно - еще спугнет его, как неосторожный охотник приблизившуюся к силкам птицу. Хотя кто из них двоих был птицей, еще большой вопрос - письмо ведь у него, а она лишь вьется вокруг коршуном, не решаясь ни на что.
Некоторая двусмысленность ее фразы на секунду смутила и саму Дженнифер. Не выглядит ли это так, словно она убеждает его в том, что Рокслей слеп и глух в том, что касается ревности? И намекает на чем-то большее, чем приятная беседа за бокалом вина? Дженнифер, хоть и поддавалась очарованию юности, не стала бы намекать столь открыто...  хотя на что тут намекать, право слово.
Это значит, что дамы нет? - Дженнифер, позабыв об осторожности, бросила на собеседника откровенно оценивающий взгляд. Блеснули глаза, уголки губ приподнялись в беззлобной усмешке. Да ладно - наследники влиятельных фамилий едва ли не с малолетства с кем-то обручены или обещаны, неужели ж старик еще не подобрал юноше подходящую невесту с родословной в несколько поколений? Оставил на откуп судьбы - или же на усмотрение сына? Так глупо, очень глупо. Мало ли какая вертихвостка пленит его сердце. а может, все же помолвлен, но на такой... на ызарга похожей, что ее имя страшно и помянуть не при свете дня?
- Дуэль? - Дженнифер засмеялась. Нет, если граф и станет драться на дуэли, то уж точно не за собственную жену. Если, конечно, вообще станет - как-то не помнила она за ним особой воинственности. - Ах, мне бы этого ужасно не хотелось. Я была бы опечалена как смертью мужа, так и потерей друга... ваше обещание прислать несколько писем умирающей от скуки и одиночества особе ведь позволит ей считать вас своим другом? - Дженнифер говорила негромко, сопровождая слова улыбкой - незачем воспринимать все слишком серьезно. - Но, скажите, вы твердо намерены вернуться в Торку?

Отредактировано Дженнифер Рокслей (2012-02-01 03:40:57)

0


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Люди Чести вершат свои дела