Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Осень 385 К.С.


Осень 385 К.С.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Название эпизода:
Часть наследства соберано Алваро
2. Время действия:
Осень 385 года Круга Скал
3. Место действия:
Алвасете, Кэнналоа
4. Участники:
Рокэ Алва, Хуан Суавес
5. Краткое описание:
После смерти соберано Алваро новоявленный герцог Алва  входит в свои владения и знакомится с теми, кто служил его отцу.В число доверенных слуг входит и домоправитель - Хуан Суавес

http://uploads.ru/i/D/r/N/DrNfZ.jpg

0

2

Хуан возвращался в Алвасете, после довольно долгого отсутствия. А как иначе, если соберано послал рэя Суавеса с поручением, выполнить которое было попросту необходимо. Так что сейчас  Хуан вез герцогу Алваро письма и торопил коня. Делантеро, даром что был куплен Хуаном совсем недавно и временами выказывал пакостливый ызаржий нрав, норовя то в пыли вываляться, а то ненароком обжевать рукав рубашки хозяина, похоже сознавал степень важности и нес всадника совершенно не пытаясь проявлять характер. Словом, - идиллия в чистом виде, но от чего-то было погано на душе. Нет, Хуан был далек от того, чтобы подозревать у себя тонкую душевную организацию и трепетную, ранимую душу, кукожащуюся от неосторожного слова, но ощущениям своим бывший контрабандист доверял, всем, признаваемым церковью, и еще тем самым, у которого не имелось более подходящего названия чем чутье. Хуан чуял какую-то мерзость, но пока  не мог понять какую.
Земля под копытами коня сменилась мощеной улицей, мимо потянулись беленые домики, но Хуан не обращал ни на что внимания, он ехал в Алвасете. Городок остался за спиной, ворота отсекли шум, гулко сойдясь где-то за спиной, а Хуан уже спешился, бросив поводья одному из мальчишек, состоявших при конюшне. По-хорошему, надо было самому расседлать Дегантеро, вычистить, напоить, но что-то гнало вперед. Хуан даже не сразу обратил внимание на то, что у всех вокруг похоронные лица. А когда понял, то спрашивать было уже поздно - прямо перед носом был кабинет соберано. Хуан решил, что распросит слуг потом, а пока постучал и, выждав несколько секунд открыл дверь.
- Соберано? - С порога стола, за котоым обычно сидел герцог, не было видно. И правильно - кто же усядется так, чтобы в него могли попасть одним выстрелом? Хуан решил, что ничего худого не будет, если он все же зайдет, а не будет торчать на пороге, предоставляя возможность всем желающим видеть и слышать о чем будут говорить соберано и домоправитель. Пусть это даже самые общие фразы - нечего. Не чужого ума дело. Так что Хуан плотно закрыл за собой дверь в ожидании ответа.

0

3

Неделя. Так много и так мало. Много для того, чтобы осознать, что отца больше нет, и уже никогда не будет, что теперь надо со всем справляться самому и стараться сделать все хорошо и правильно. Мало для того, чтобы  понять – как именно правильно, вникнуть во все дела. А еще – очень мало, чтобы  уже прошла   боль потери, тупой иглой засевшей в сердце.
Рокэ маркиз Алвасете, в одночасье ставший герцогом Алва, стоял у окна, глядя на осенний пейзаж открывающегося из окна двора родового замка. Листья пожелтеют и облетят еще не скоро – в Кэнналоа тепло стоит почти до самой зимы – но  то, что уже началась осень, можно было угадать по чуть обвисшим веткам, по облакам, стремительно несущимся по небу и находящимся ниже, чем это бывает летом. По чуть более резким и холодным порывам ветра. Осень. Пора увядания, пора смерти.   
Рокэ всю неделю после смерти отца уходил в эту комнату – кабинет Повелителя Ветра – кабинет отца. Чтобы не видеть красных заплаканных глаз Кончиты и Марисы, сочувственных лиц остальных слуг. С которыми ему приходилось знакомиться, что называется, вплотную, только теперь. Нет, прежде они не были чем-то вроде мебели или просто исполнителями приказаний. Просто  Рокэ было как-то ни к чему – чем живут люди  - подданные соберано Алваро. Теперь же все резко поменялось. Смерть отца – пусть даже и не чрезмерно  неожиданная, навалила груз ответственности на плечи. То, что само Рокэ был уже не настолько юн, чтобы не справиться с появившимися обязанностями, не означало, что получится все и сразу. Но он должен был стать для них всех настоящим герцогом Алва, правителем и защитником. Соберано…
- Соберано… - Голос от двери.
Рокэ  никак не отреагировал в первые пару секунд. Уж очень привык к тому, что так называют отца. И только спустя несколько мгновений до него дошло, что теперь на это слово придется откликаться ему самому. Голос был довольно знакомый, однако, проходя от окна к столу, а от него делая шаг к двери, молодой герцог положил руку на эфес шпаги.  В Кэнналоа нет предателей, но осторожность все же не помешает.

0

4

Соберано в кабинете не было. Вместо него  в кабинете находился единственный оставшийся в живых сын герцога Алва - Рокэ, маркиз Алвасете. И выглядел он... неважно. Слишком, на взгляд Хуана, усталым и замотанным. Тут Суавес и насторожился. Впрочем, пока что он предполагал не худшее развитие событий. Возможно, соберано Алваро заболел и сейчас у него лекарь, а дор Рокэ ну... вместо него. Ведь такое может быть? Мысль о том, что Алваро Алва мог попросту умереть, в голове Суавеса не укладывалась никак. Ну не мог он в свои двадцать четыре года осознать, что герцог Алва смертен, как и все обычные люди. Не выходило. Хотя, казалось бы, контрабандистом был, в абордажах участвовал, убивал - а вот поди ж ты, не верилось. Никак. Впрочем, оборвал сам себя Хуан, если что-то и случилось, то он обязательно узнает. Либо ему сейчас дор Рокэ скажет, либо кто-нибудь из слуг проболтается.
Он протянул футляры с письмами маркизу Алвасете
- Дор Рокэ, у меня письма для соберано.
Соберано не молод, но даже его возраст нельзя назвать преклонным. Хотя, конечно, пост супрема не прибавляет здоровья. Но, все же, что? Яд, кинжал, просто болезнь? Единственное, что он с чистой совестью отбросил, - мысль о том, что предал кто-то из своих. Да любого из прислуги возьми, от дворовых мальчишек, до личного цирюльника, никто и никогда бы не посмел. Так что, Хуан стоял, внимательно  смотрел на хмурого маркиза Алвасете, и надеялся, что ничего не произошло.

0

5

Пришедшим оказался смуглый темноволосый молодой человек – может только чуть постарше самого Рокэ. Хуан Суавес. Пару раз маркизу Алвасете – тогда еще маркизу Алвасет – довелось, что называется, мимолетно, сталкиваться с тем, кого отец называл своим доверенным лицом. Кое лицо сейчас показалось новоявленному герцогу Алва несколько растерянным. Впрочем, понять причину этой растерянности было нетрудно.  Ясно, что Суавес не ожидал того, что вместо соберано Алваро в кабинете окажется его сын.  Но судьба – дора жестокая и очень любит подшутить. Так что теперь все письма и известия для соберано от Суавеса будут передаваться не тому, кто прежде вел все дела.
Впрочем, Рокэ  не торопился принимать письма. Отец не посвящал сына во все свои дела, вероятно, полагая, что  до этого дойдет время в свою очередь. И не успел. И теперь нужно было выяснять все самому. Как и много других «надо». Но высказывать свою неосведомленность... Стоит ли? А может и стоит. Поскольку по незнанию можно натворить ошибок, которых творить нельзя. Не потому, что потеряешь уважение, еще не  обретя его. А потому, что эти ошибки могут быть по меньшей мере вредны для других людей. Еще будучи оруженосцем у фок Варзова, маркиз Алвасете учился смотреть вперед и просчитывать варианты  принятия решений.
Пара шагов – вернуться к столу. Взять с него почти полный еще графин и наполнить бокал. Посмотреть на просвет – на отблески свечей, переливчато играющих на резных гранях бокала, сделать первый – небольшой глоток.
- Соберано Алваро Алва проиграл свой последний бой. – Негромко и чуть глухо, устремив взгляд на черноглазого кэнналийца. Тот поймет. Как поймет любой житель Кэнналоа. Слова произнесены чуть сухо, совершенно без пафоса и трагедийных нот в голосе. Новый глоток вина. И прямой твердый взгляд в глаза.
Дождь барабанит в окно, где-то в доме слышны шаги и голоса слуг. А тут – в комнате  - только потрескивание огня в камине и свечах нарушают повисшую в воздухе тишину.

0

6

Новости были много хуже, чем хотелось думать Хуану.  Все было не просто очень плохо, все было еще хуже. Огорошенному новостью мужчине удалось только хмуро выдержать испытующий взгляд марки... нет, уже соберано Рокэ, и тихо выдохнуть
- Карьярра...   - воистину, никакое другое слово не могло более точно описать ситуацию и толку в бессильных теперь уже ругательствах не было совершенно. А  если нет толка - так  незачем  и воздух сотрясать. Соберано не вернешь, так что нужно жить дальше в новых обстоятельствах.  Сейчас Хуана совершенно не волновало, избавится ли от него герцог Алва, предпочтя доверенному лицу Алваро Алва кого-то своего, столь же близкого, или же оставит все как есть. Сейчас, как Хуан предполагал, они оба скорбели об одном и том же человеке, но не дело, когда скорбь заставляет позабыть о жизни.
- Значит письма теперь вам. Соберано Алваро их очень ждал. - сделать шаг, положить футляры на стол, поверх какой-то книги  и снова поднять взгляд на соберано нынешнего, вспоминая ушедшего и задумываясь о том, каким будет его сын.

0

7

Суавес принял  новость коротким сдержанным ругательством. Это женщины – даже в Кэналлоа – плачут, стенают и чуть ли не рвут на себе волосы, когда слышат подобное. Мужчинам же полагается крепиться и держаться. И иногда подобное мрачное молчание куда лучше, чем причитания и плач. Хотя. Если бы Рокэ узнал, что это молчание имеет под собой в основе жалость и сочувствие – то  Суавесу скорее всего не поздоровилось бы. Рокэ, еще будучи маркизом Алвасете не любил всевозможных «сочувствующих жалельщиков», и расправлялся с ними довольно коротко и жестко – пинком за дверь. Даже при том факте, что жалели искренне. Начинать знакомство с подобных действий не хотелось.
Еще один глоток из бокала, проследить взглядом за положенными на книгу футлярами.
- Что тут? – Как можно более небрежно. Наверное, и отец не всегда помнил и  знал – что ему принесут на прочтение. Если кэнналиец расскажет – будет несколько проще. Нет – ну что же, значит – прочтет сам, будет разбираться. И, при любом раскладе, наверное все же стоит оставить его при себе. Суавес знает многое из того, что не известно самому новоявленному герцогу Алва.  И мысль, что остался без поддержки, мелькнувшая коротким взмахом крыла, исчезла, когда принял решение.
- Какие дела соберано Алваро Вы вели?  - Коротко, четко, по деловому. Самим тоном давая понять, что ждет такого же ответа.

0

8

Помолчали. Соберано Рокэ мрачно молчал и пил, а сам Хуан стоял чуть ли не на вытяжку, ожидая распоряжений. Судя по последовавшим вопросам его собираются оставить в прежней должности. Что же, тем лучше, в конце концов, нет ничего хуже, чем с нуля объяснять новичку подробности дел, которыми занимался Хуан.  Это как за два вечера сделать из человека, ни разу не державшего гитары в руках, музыканта, достойного играть перед королем.
- Доклады из Сеньи, с побережья. Если коротко, то крестьян подталкивают к бунту. По порту ходят слухи о том, что когда герцогская цепь перейдет к наследнику соберано Алваро, то начнется черная полоса. Повышение налогов, всеобщая воинская повинность, словом, пугают тех, кто не дает себе труд задуматься. Смутьянов, конечно, стараются вылавливать, но поймать всех пока не выходит. - Хуан досадливо дернул плечом, размышляя о том, что на месте соберано перевешал бы большую часть треплющих языком уродов, но он соберано не был, так что его мысли остались только его мыслями.
- Разные. Ездил с письмами, привозил ответы, несколько раз следил за людьми, пару раз пришлось убивать.  Это помимо обязанностей домоправителя. - Хуан не то, чтобы гордился тем, что  ему пришлось убивать по приказу соберано, но все же решил ответить максимально честно.

0

9

Вести о том – что было в пакете, настроения так же не подняли. Бунты – это всегда недоброе. А усмирять бунт в собственных владениях – дело совсем уж нехорошее. Особенно, когда не очень хорошо знаешь – как это сделать так, чтобы принести как можно меньше вреда. Хотя бы для того, чтобы не потерять доверие у тех, у кого оно уже или еще есть. Либо чтобы не подкрепить плохое мнение о себе. Занятная задача, любопытная. Стратегическая, как  своего рода разведка боем.
Допил вино и поставил бокал рядом с книгой и лежащими на ней донесениями.
- Нужно ловить не всех смутьянов, а именно  зачинщиков слухов. Иначе толку мало – остальных перевешаем, а  тех, кто поднимает подобные темы, оставим, они продолжат свои дела. Ненужные же казни только подтвердят слухи о жестокости и несправедливости. А это совершенно ни к чему.
Рокэ четко понимал,  что зачинщиков найти будет труднее, чем просто смутьянов, распространяющих слухи по чьей-то подсказке. Потому что, вряд ли  начиналось все : «Пойди и скажи так то», передающееся из уст в уста непосредственно от тех, кому эти слухи выгодны, к тем, кто их, собственно, и разносит.
Между прочим – кому это может быть выгодно? И почему? – новоявленный соберано задумался,  опершись рукой о край стола и постукивая по столешнице пальцами. Увы, политическую обстановку своего родного края он знал еще не настолько хорошо, чтобы ответить на этот вопрос сразу.
На второй ответ просто кивнул. Признание Суавеса не вызвало никаких отрицательных эмоций. Скорее, наоборот – подобное признание могло говорить о том, что кэналлиец доверяет своему соберано, раз рассказывает подобное. Так что, пожалуй, и самоу Суавесу доверять можно.
- Полагаю, Вы не будете против продолжить выполнение своих обязанностей в полном их объеме. – Не вопрос даже, а почти приказ. И  практически открытый. Говорящий о том, что: «Да, если понадобится, убивать, как и все остальное,  продолжить придется». Хотя, признаться, Рокэ не особо  представлял себе – что должно было бы случиться для того, чтобы он воспользовался для подобного рода деятельности  чьими-то услугами, а не  разобрался бы сам.   
Затрещала и зачадила погасшая в подсвечнике свеча.  Где-то на улице резко  и громко залаяла собака, стукнулись в оконное стекло ветви растущего у самой стены дома, куста.
- Завтра Вам придется снова поехать  на побережье, там, где именно зарождаются слухи, и отвезти приказы о поисках  авторов слухов. Если найдете что сами – это тоже будет хорошо.  – Называть  почти ровесника на «ты» пока что не получалось.

0

10

- Ну, почему ненужные? - Хуан вздохнул, - У тех молодчиков и помимо подстрекательств к бунту было много веселых дел. Вот за дела по большей части и вешали.
Судя по всему, соберано Рокэ не особенно утруждал себя изучением кэналлийских новостей. Оно и понятно, кто ж ожидал, что соберано Алваро так скоро умрет. Сам Хуан, понимая, что смерть явление неизбежное, расчитывал на то, что у Алваро в запасе есть еще лет шесть минимум. Как раз хватило бы времени натаскать наследника. А так...  и вот как теперь быть? Впрочем, похоже было, что разбираться со всем этим придется по ходу, да еще и успевать ненавязчиво подсказывать соберано, раз уж вышло так, что он, Хуан Суавес, знает больше чем герцог Алва.
- И в мыслях не имел, соберано. - Да, звучит дико, но нужно привыкать. Чем раньше начнет слетать с языка , тем лучше будет для всех. И надо бы не забыть остальным напомнить, а то так и будут ныть да мяться. А что до поездки, так это и ежу ясно, что придется теперь поездить. И новости разнести и, опять же, приказы.
- Приложу все силы. Только, нужно ведь с местными о чем-то говорить. Новости им рассказать, успокоить опять же. Так, может, вы мне скажете, что Кэналлоа дальше ждет? Соберано Алваро говорил, что  перемены нужны постепенные, мягкие, а то как бы не вскружило горячие головы.

0

11

От того – что его назвали так, как прежде называли отца, Рокэ на какой-то момент почувствовал себя, будто окаченным ведром ледяной воды. Потому что…  Нет, теперь это твое звание, твой титул. И ты обязан доказать, что имеешь на него право.
Новоявленный соберано подавил глубокий и тяжелый вздох. Надо было брать в руки не только себя, но и управление краем. Хвала богам – помощник попался толковый, с таким в курс дела войти быстро можно, если не ловить ртом галок, как в свое время говорили в Торке.
- Соберано Алваро был совершенно прав. – Короткий согласный кивок.  – Посему можете передавать тем, кто будет спрашивать, что пока что...  - намеренно выделить голосом последние два слова. – Пока что перемен не будет никаких. Не дело все ломать разом, не разобравшись, и громоздить кучу камней, не умея строить дом, верно? – По губам скользнула короткая скупая улыбка.
Недолгое молчание, прерываемое только потрескиванием пламени в камине и стуком дождя за окном. Протянуть руку и оправить нагар на свече. Затем поднять с подставки под канделябром тонкую палочку,  поднести к еще горящей свече и перенести перепрыгнувший на палочку огонек на погасшую. Осенью темнеет чуть раньше, а надвигающаяся непогода  все больше затягивала небо,  заставляя солнце скрыться с глаз раньше положенного времени.
- Ни поднятия налогов, ни всеобщей воинской повинности в ближайшее время не будет. – Продолжая прерванный разговор, Рокэ говорил  монотонно, задумчиво. Он старался просчитать все возможные варианты последствий своих слов и поступков, как учился в свое время у фок Варзова.   Хотя, конечно, без многочисленных данных картина не особо ясна. Но данные будут пополняться отчетами из провинций и рассказами Суавеса, в этом  нынешний соберано Алва был почти уверен. Ведь невыгодно же быть «под рукой» не имеющего представления о  положении вещей начальства.

0


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Осень 385 К.С.