Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » "Каникулы строгого режима"


"Каникулы строгого режима"

Сообщений 31 страница 60 из 127

31

-Ваше Величество, не пытайтесь меня разжалобить!... - Да как он смеет?! Никто и не сомневался. С королевой он говорит так же нагло, если не хуже. Он угрожает, он смеет пугать ее... Он... Надо что-то делать. И немедленно. Айри посмотрела на дуэнью и взгляд ее выражал готовность действовать. Он как будто говорил: "Я же знала! У нас нет другого выбора! С Ызаргами надо по-ызаржи!" Но...кто знает, где он там? Где королева? Он может в любой момент схватить королеву и приставить ей нож к горлу. Что же делать?.. Надо как-то выманить его оттуда. Айрис вопросительно двинула головой и показала глазами на дверь. Девушка была в таком напряжении, что никак не могла придумать что-нибудь дельное. Она судорожно перебирала всевозможные варианты. Голос Колиньяра был громче да и звучал четче, скорее всего, он ближе к двери, поэтому выбежит первым если что-то случится. Но что? Постучать в дверь? Нет, это слишком странно. Надо устроить какой-нибудь шум. Они испугаются и выбегут. Пожар? Наводнение? На нас напали гайифцы?.. Надо поднять визг, надо сделать хоть что-нибудь...  Что в таких случаях сделал бы брат? Брат бы бы ворвался и выхватил бы шпагу... Но они все девушки и женщины. Какая шпага? Им надо защищаться по-другому. Что делала сама Катарина в трудные моменты? Обморок. Точно. Айри привлекла внимание Луизы, ткнула в себя пальцем и сделала вид, что ей плохо и она вот-вот упадет. Потом ткнула пальцем в саму Луизу и показала, как сокрушает невидимого врага вазой. План был идиальным, за исключением того, что же все таки надо кричать. В приближение гайифцев никто не поверит, но Эстебан может выбешать, если к нему придет подкрепление. Манрики? А, какая разница, покричим обо всем.
Айри вопросительно посмотрела на дуэнью и прошептала одними губами : "Понятно? Можно начинать?"

+3

32

Луиза смогла расслышать хоть что-то лишь когда приблизилась к двери почти вплотную. Колиньяр угрожал королеве. Угрожал в открытую, кажется, даже не пытаясь ее шантажировать. Обещал скорую смерть.
Это было крайне подозрительно. Эстебан не производил вид культурного и порядочного человека, ему бы наверняка доставило удовольствие напугать королеву на глазах ее дам.
Но как женщина не старалась, она не могла ухватить за хвост свою тревожную мысль. Пришлось ограничиться тем, что да, генералик угрожал королеве.
Переведя взгляд на Айрис, капитанша поняла, что девочка на пределе. Еще чуть-чуть и она просто ворвется в комнату и вцепится пальцами в горло Колиньяра. Не то чтобы такая мысль Луизе не нравилась, просто лучше бы было все продумать куда основательнее.
Идея юной герцогини с обмороком была неплохой, но кто знает, как поведет себя Колиньяр в такой ситуации. А если он что-то заподозрит?
Слишком много сомнений. Госпожа Арамона всегда была слишком осторожной. Ее мозг просчитывал сотни, тысячи вариантов исхода этой авантюры, и все они были крайне нерадостными.  Но можно ли отступить теперь?

Можно ли начинать? Луиза усмехнулась, посмотрела на свою воспитанницу и кивнула, тем самым выстроив стену на тропе отступления. Можно. Конечно, можно.
И первой, словно желая дать пример Айрис, завопила, отбегая от двери, чтобы ее ненароком не зашибли:
Аааа! Уби-и-и-или! Созда-а-а-атель! Уби-и-или-и-и! – сделав секундную паузу, вдыхая воздух, женщина вновь пронзительно закричала. Оставалось надеяться, что убийство для Колиньяра достаточная причина повременить с разборками с королевой.

+3

33

Одной фразы было достаточно. Эстебан был уверен в том, что собирается делать, Катарина поняла это по тону, которым была произнесена фраза о настоящем, прошлом и будущем, и по тому, что ее недавний рыцарь обратился к ней на ты, давая понять, что об их дружбе он помнит, и она никуда не делась. И что он хочет помочь, и может быть, даже имеет такую возможность. Не смотря на излишне самонадеянный и самоуверенный характер Эстебана, каким мог являться и его план, Катарина сейчас действительно готова была хвататься за любую соломинку. Ее положение сейчас было слишком скверным. Она кивнула, готовая слушать продолжение его речей, но тут Эстебан дал ей понять, что их разговор интересует кого-то еще, кто находится сейчас за дверью спаленки, и выдал громкую тираду, чтобы подслушивающий не сомневался в том, для каких целей генерал Колиньяр явился в камеры к королеве - быть с ней жестким и запугать ее еще больше. Однако, очень скоро после этого в соседней комнате раздался крик Луизы. Катарина решила, что пришли гвардейцы, а может и кто-то еще из заточивших их в тюрьму негодяев, и женщина таким образом пытается предупредить ее. Или еще хуже... Фрейлин пытаются уволочь на дознание с пристрастием, а Луиза кричит, сопротивляясь. Катарина побледнела, прижимая руки к груди, и беспомощно посмотрела на Эстебана.

Отредактировано Катарина Оллар (2012-04-29 18:28:27)

+3

34

Арйис стояла в восхищении. Это было прекрасно. Какой пронзительный крик, так даже сестры не визажали, когда они с Диком им лягушек подсовывали в кровать. Надо было присоединяться, надо было кричать и создавать шум. И девушка уже тоже была готова исполнить свою роль, закричать и упасть в импровизированный обморок. Но тут она с ужасом поняла, что все пошло не так. Луиза отбежала в середину комнаты, а с минуты на минуту сюда выбежит Эстебан или королева. Кто же будет бить его поголове, когда сама Айрис будет валяться в обмороке?! Надо... надо что-то делать... Для начала надо начать кричать, а то будет странно. Надо поддержать госпожу Арамону, но как же...  Почему-то обморок казался очень важной деталью плана, ведь от падающего тела будет приличный шум.
- А-а-а!!! Помогите, Манрики! Гайифцы! Что Вы здесь делаете?! Пожар?  Нет они пришли, чтобы убить нас! - дальше последовал оглушительеный визг и причитания возобновились. - Госпожа Арамона, Вам плохо?! Нет!! Вы довели ее, воды! Она упала в обморок! - крича это, Айрис продолжала сжимать вазу над головой и отчаянно подавала Луизе знаки падать. Ну, давай же, пойми, падай, падай!
- Нет! Что Вы делаете?! Отпустите, нет! Создатель защити нас! Пусть четыре волны, пусть четыре ветра, пусть... пусть... - крича  это Айри все же спровоцировала   приступ. Горло сжало, и она начала кашлять, что, в прочем, тоже было на руку и тоже создавало шум.

+2

35

Когда Колиньяр ввалился в помещение, Леони лишь недружелюбно приподняла брови и вернулась к вышивке. Да, она в тюрьме, а он генерал, но очень скоро в тюрьме будет он. Вместе со всеми остальными Колиньярами, Манриками  и прочим сбродом. Отец не оставит свою дочь в таком положении, а она... она обязательно расскажет ему всё, что видела. И про этого отдельно взятого Колиньяра – особенно подробно. Эта мысль так грела душу, что Леони вопреки своему обыкновению никак не отреагировала на происходящее и вместо того, чтобы залепить наглецу пощечину, когда тот начал не очень остроумно хамить, принялась мысленно формулировать, какими словами она его опишет в своём следующем письме. Которое, к сожалению, отправится не в Дорак, а в сундук, но это только пока.
Её Величество и Колиньяр уединились в соседней комнате, и госпожа Арамона немедленно успокоилась. По-видимому, она зачем-то пыталась отвлечь незваного гостя... от чего? Леони нахмурилась, соображая, что к чему. Надо было внимательно слушать, а не мечтать о том, что будет с Колиньяром через пару недель... Болтовня оставшихся фрейлин и дуэньи отвлекала, и юная графиня, отложив вышивку, отправилась за водой. Даже если сама вода была не очень-то нужна, надо выяснить, куда делась служанка. Может быть, её схватили солдаты, пришедшие сюда с этим... генералом?!
Испугавшись собственной мысли, Леони толкнула дверь в соседнюю комнату и тихо ступила внутрь. Комната безмолвствовала, служанки нигде не было. Точно схватили! Девушка закрыла за собой дверь, чтобы возня придворных дам не мешала ей расслышать чьи-нибудь шаги... или стон... или шепот... Ах да! Главное – не позволить никому подкрасться сзади! Леони прижалась спиной к двери и, стараясь держать в поле зрения всю комнату целиком, зашарила правой рукой на стоящем рядом комоде в поисках чего-нибудь острого или тяжелого.
Аааа! Уби-и-и-или! Созда-а-а-атель! Уби-и-или-и-и! – раздался вопль за спиной.
Фрейлина подскочила от неожиданности и случайно обрушила с комода фарфоровую вазу с цветами. КОГО?! Служанку? Королеву?! За дверью удвоили усилия, судя по крикам, там происходило что-то уж совсем невообразимое. Подхватив с пола здоровенный осколок, Леони выставила его перед собой на манер шпаги и ворвалась в соседнюю комнату, готовясь защищаться до последнего от... Что это?..

+4

36

Манрики?! Гайифцы?! Пожар?!
Да-а-а... На врагов Айрис не скупилась. Допустим, в Багерлее ворвались гайифцы с пленными Манриками и подожгли последних, устроив пожар. А сама Луиза была в таком ужасе от убийств, что... упала в обморок?
Продолжая трепетно прижимать к себе вазу, госпожа Арамона быстро просчитывала ситуацию. В том, что с минуты на минуту здесь появится Колиньяр, возможно, даже с королевой, Луиза и не думала сомневаться. К тому же, где-то здесь была графиня Дорак, чьего отлучения из комнаты капитанша заметила очень не сразу.

Когда Айри зашлась в присупе кашля, первой мыслью госпожи Арамоны было плюнуть на все и броситься к девушке, но огромным усилием воли женщина осталась на своем месте, издав еще один вопль о помощи. Теперь вопль весьма искренний.
И даже падая, точнее плюхаясь, в импровизированный обморок, Луиза продолжала орать как ненормальная. Пол был твердым, очень неудобным. Тело, познакомившееся с ним слишком близко, неприятно ныло и жаловалось. Мол, не в том я возрасте, чтобы так летать и так приземляться. Капитанша цыкнула на тело, и оно послушно притихло.
Не теряя времени, женщина прикрыла глаза и замолчала, не выпуская из рук вазу. Цветы из нее выпали, а вода натекла за воротник, но это даже было приятно. Такая внезапная бодрость и прохлада.

Теперь, лежа в луже воды и среди цветов, с ушибленной поясницей и слегка севшим голосом (вместе с Арнольдом пропали замечательные тренировки голосовых связок), женщине оставалось надеяться, что Айрис справится с кашлем и не оплошает.

+3

37

Эстебан встал и, продолжая вдохновенно разглагольствовать о том, что Её Величество, конечно, уже ничто не спасёт, но бравый Ызарг, пожалуй, готов спасти её дам - разумеется, не надурняк, а в обмен на любовь, которой он желает прямо здесь и сейчас заняться сначала с ней, а после – с Селиной, подкрался к двери. И тут началось настоящее безумие. Сначала дико заголосила, кажется, арамонья вдова. К которой практически сразу присоединилась герцогиня Окделл. Припадочная верещала, что на неё зачем-то напали Манрики и почему-то - гайифцы, умоляла Создателя её защитить, а после вообще понесла совершеннейшую чушь про ветер и волны. Затем что-то грохнулось, где-то задребезжало, дурные вопли сорвались на визг, а визг – на кашель. Грохнулась, надо думать – доведенная госпожа Арамона, об обмороке которой с явным опережением возвестила придурковатая сестрица придурковатого Окделла. И при том продолжила голосить. Слишком громко как для обморочной или тем более – мёртвой.
Колиньяр даже не пытался связать этот бред, но мгновенно нашёл ему объяснение – либен дамен приняли его предложение за чистую монету и хотят таким идиотским образом призвать на помощь гвардейцев. И их надо было срочно заткнуть, пока стражники и в самом деле не посбегались.
Генерал сделал королеве знак оставаться на месте и, открыв дверь с ноги, смертоносным ураганом ворвался в приёмную. Такой себе Астрап верхом на Анеме. При этом парень набрал такой разгон, что едва не налетел на развалившуюся на полу капитаншу. Кляча была усыпана розами и возлежала в луже в обнимку с вазой. Стоявшая рядом Селина держала стакан воды, которой у её матушки и так было, хоть залейся. Венчала обстановочку Леони Дорак с угрожающе занесенным осколком в руке. Так эти курицы что же – решили напасть?! НА НЕГО? Вот это анекдот! Кстати, а где припадочная?
Эстебан резко обернулся. И, надо сказать, очень вовремя.

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-01 02:17:59)

+2

38

Вопли возымели действие. Когда дверь с громким стуком отворилась, девушка вздрогнула и крепче сжала вазу над головой. Колиньяр даже не вышел, и даже не выбежал, а просто вырвался из комнаты, и вид у него при этом был ТАКОЙ ошалевший... Да действительно, вокруг творилось Леворукий знает что, все кричали, верещали, сносили какие-то вещи. (В частности сам генерал, чуть не снес и так лежавшую Луизу, об нее споткнувшись) Айрис пыталась подавить кашель и наконец сообразить, как продолжать план. Надо, надо... надо размахнуться и как следует долбануть по самой макушке... Сделать это сразу около двери Айри не успела, как говорилось выше, Эстебан пронесся в центр комнаты с невероятной скоростью. Девушка сделала пару нерешительных шагов к своей жертве. Время как будто замедлило свой бег, эти шаги она делала невыносимо долго и судорожно соображала как бы так ударить. И каково это бить кого-то живого, а вдруг она убьет его? Надо несильно. Но вдруг он не упадет? И тогда будет только хуже, тогда будет плохо всем. И вообще, это же враг. Он смел задирать ее брата и отца в поместье Лаик, он чуть не убил Дика на дуэли, и сегодня  он посмел поносить  ее семью, ее законную королеву, ее саму, он негодяй, он заслужил получить вазой по голове! Ему так и надо! Айри нахмурилась и замахнулась вазой. Создатель, как же страшно...
- Получай!!! - и в этот момент Колиньяр обернулся... Окделл доразмышлялась... В лицо бить намного сложнее, на тебя смотрит пара удивленных глаз. Но Айри это не помешало, она бы уже и не успела остановиться, ее рука с грозным оружием правосудия уже обрушивалась на врага. Но теперь не на затылок, а прямо в лоб.

+3

39

Катарина была уверена, что соседняя комната наполнена гвардейцами во главе с каким-нибудь Манриком, о которых кричала Айрис, пытающимися в грубой форме утащить дам на дознание или еще куда похуже, а может и избивающих их уже прямо на месте, такой страшный общий крик доносился из-за двери. Оставалось только благодарить Создателя, что Эстебан пришел именно сегодня и имея свои чины сможет как-то препятствовать такому издевательству над женщинами... Но тут он открыл дверь и кинулся в комнату, королева, конечно, поднялась из кресла и пошла вслед за ним, хотя бы для того сначала, чтобы опасливо выглянуть из-за открытой двери... И никаких гвардейцев в комнате не оказалось. Там стояла растрепанная Айрис, сжимая в руках увесистую вазу, а у ее ног лежал оглушенный ударом Эстебан. Луиза сидела на полу в луже воды рядом с валяющейся на полу еще одной вазой и рассыпанными цветами. Леони держала в вытянутой руке опасный осколок. Селина и Адела просто смотрели на все это большими глазами. Больше никто не кричал, но не смотря на это теперь действовать нужно было как можно скорее - дамы навели столько шума, что сюда скоро, наверное, явится целый отряд. И обнаружит Эстебана без сознания и с огромным на глазах расплывающимся кровоподтеком на лбу. Создатель милосердный, оставалось надеяться, что Айрис его не убила... И даже в этом случае за нападение на мальчишку мало им всем не покажется.
- Скорее, дамы, - нервно проговорила Катарина, чувствуя, как у нее начинают не к месту дрожать руки и склоняясь над Эстебаном, - Его нужно спрятать. Вы создали столько шума, что сейчас сюда обязательно кто-нибудь явится, поэтому, быстрее... Колиньяра нужно перенести в мою комнату, и... может быть, под кровать, и покрывало натянуть пониже к полу. Если спросят про него, то скажем, что он приходил, но уже давно ушел, а потом Луизе стало дурно, вы, Селина и Айрис, испугались, разбили вазу... Леони! - воскликнула Катарина, - Бросьте Ваш осколок на пол.
Потом Катарина вновь посмотрела на Эстебана и тихо сказала:
- Может быть, ему еще рот заткнуть, чтобы не застонал, когда гвардейцы придут...
В коридоре послышались не просто шаги, а звук почти бегущих к их камере солдат, потому не долго раздумывая королева сунула юноше в рот свой собственный скомканный платок и снова проговорила, глядя на фрейлин:
- Скорее... в мою комнату, под кровать, пока не поздно.

+3

40

Леони совсем ошалела от происходящего. Если она правильно всё поняла, девушки подняли крик, чтобы выманить его из соседнего помещения и... стукнуть вазой по лбу! Вот это приключение! Такого ни в одной балладе нет. Когда Колиньяр уйдет, и снова станет скучно, можно будет написать об этом книжку. И брату рассказать, и отцу... сестре вряд ли, она не поймет. А Айрис молодец! И тем более её дуэнья! Хоть и взрослая, а такое устроить. Может быть, она их недооценила? Леони обвела взглядом сцену, испытывая восторг, смешанный со злорадством, что Колиньяру хорошенько досталось. Это же надо - кляп в рот и под кровать! Девушка с трудом подавила неуместный смех. Маркиз, капитан королевской охраны, спрятан под кроватью Её Величества... Только вот дальше что-то не складывалось. Глава Тайной канцелярии Дриксен из её любимой книги так бы не поступил.
- Ваше Величество! - в порыве вдохновения Леони взмахнула рукой и, спохватившись, аккуратно отложила осколок на кресло. - Колиньяр пришел не один, его люди не могли бы пропустить его уход, значит, они точно знают, что он здесь. Если вы запретесь в той комнате вместе с ним, мы скажем, что у вас личный разговор, и они не станут вам мешать. Ведь... не станут же, правда? - она неуверенно заглянула королеве в глаза. - А мы с Айрис просто... играли, - Леони улыбнулась фрейлине, - играли в нападение гайифцев, потому что нам скучно. Или ссорились, это правдоподобнее, потому что неприлично мешать игрой разговору Её Величества, но если солдаты слышали, что именно кричала Айрис, они не поверят.

+4

41

Эстебан осторожно повернул голову и медленно открыл глаза. Последние несколько месяцев ему частенько доводилось просыпаться с больной башкой в довольно неожиданных местах. Доводилось ему и прятаться под кроватью, когда неожиданно возвращался чей-то рогатый муж – разумеется, не со страху, а исключительно из благородства, чтоб не порочить репутацию дамы. Но чтоб очнуться под кроватью, находящейся в королевской спальне, которая в свою очередь – находится в Багерлее!
Впрочем, парень далеко не сразу понял, где именно он находится. Потому что было очень темно, а когда он попытался встать – стало ещё и больно. Потому что он с размаху обо что-то шарахнулся и без того пострадавшим лбом, а когда попытался схватиться за ушибленное место – приложился ещё и локтем. Колиньяр тихо взвыл, потому что громко выругаться помешала тряпка, которая какого-то змея была у него во рту. Эстебан её тут же выплюнул и попытался сообразить, где он и что с ним. Последним его воспоминанием были бешеные глаза герцогини Окделл и неотвратимо летящая в голову ваза, а первой мыслью...
Генералу отчего-то вспомнилась бородатая рожа варастийского адуана, которых тогда ещё корнет Колиньяр за пристрастие к жареным тушканАм называл крысоедами. Помимо жареных тушканОв, тот крысоед обожал рассказывать всякие "страсти", а эта – была его самой любимой. Эстебан её слышал всякий раз, как ходил с ним в дозор.   
"Ён, начится, на самом деле не помер, а просто вусмерть ужабился и шибко крепко уснул," - рассказывал адуан, - "а его так, живого, в гробешник и запихачили, но заколотили, его крысью матерь, хреново, а зарыли, жабу его соловей, неглубоко..."
История, как ни странно, имела неожиданно счастливый финал – тот пейзанин не только выжил, но и всех своих родичей пережил, которых при виде вернувшегося с погоста окочурки дружно на радостях хватил некий "кондратий".
Корнет тогда от души поржал, а сейчас вот ужас липкой, холодной лапкой стиснул отважное генеральское сердце. Но паниковать и, тем более – орать будущий Первый маршал не стал (хотя, честно говоря, очень хотелось), а со всей дури врезал ногами по крышке...

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-05 02:49:50)

+4

42

- Тюремщики ушли, - тихо проговорила Катарина в ответ на слова Леони, - Если бы это было не так, они бы уже были здесь. В любом случае, здесь скоро кто-то будет, и с этим кем-то придется объясняться... Так что нужно действовать быстрее и потом всем стараться говорить одно и то же...
Раздался лязг отпираемого засова. Благо, дамы поспешили и унесли Эстебана в комнатку королевы, запихав его там под кровать. Дверь комнатки едва успели прикрыть, как в камеры вошла охрана, осведомляясь, что здесь случилось, и кто кричал.
Катарина поспешила уверить их с помощью своих дам, что теперь у них все в порядке, просто случайно разбилась ваза, и у госпожи Арамона был приступ кашля, но беспокоить тюремного лекаря специально не стоит, может быть потом, когда у него выдастся время, он придет ее осмотреть, и так далее. Голос Катарины журчал ручьем, своими спокойными речами она старалась спровадить гвардейцев, и это ей уже почти удалось, как из комнатки со спрятанным Эстебаном вдруг донеслись таки звуки, словно юноша пытался там что-то разломать.

+3

43

Враг повержен, и вот он лежит перед ногами девушки. Время как будто только и ждало этого мига, чтобы понестись вскачь, наверстывая упущенное. Вышла королева, начала что-то говорить, все стали что-то делать, предлагать, перетаскивать Колиньяра под кровать. Все было странно и путанно, ясной оставалась лишь одна мысль: "Мы победили!"  И не все в этом мире зависит от продажных судей и тиранов-королей!  Проведение не даст пострадать невинным женщинам! Но это еще не все. Да, здесь будет охрана, и надо что-то придумать. Предложение Леони казалось очень остроумным. Если раньше Айри и с опаской поглядывала на графиню Дорак, то теперь это было как-то неважно, да, Колиньяр был навозником и врагом, а Леони всего лишь девушкой ее возраста, с которой, как и со всеми в этой комнате, ее теперь объединяла общая беда, общая авантюра и общая опасность. Об этих несостыковках Айри не задумывалась.
Ссориться... ссориться...  Придумать ничего путного девушка не успела, пришли охранники. Все же Ее Величество очень умная женщина! Айри во все глаза смотрела на нее и чуть сама не поверила, что ничего не произошло, что это ей все только показалось и приснилось. Но тут из комнаты с жертвой, которая должна была по всем канонам тихо и с достоинством дожидаться, пока ее придут допрашивать, начала шуметь и тем самым приносить неприятности. Все замерли. Что же делать? Сказать, что генерал там с Ее Величеством нельзя. Она перед глазами стражников. Хотя эта мысль была очень хорошей. Жаль, что теперь она неисполнима. Что же делать? Надо, чтобы туда пошел кто-нибудь из них и разобрался, но, чтобы туда ни в коем случае  не подумали идти стражники. Опастность велика, но есть надежда, что она его все же хорошо приложила вазой, и он до конца еще не пришел в себя. Мысль, такая дикая и странная на миг пришла в голову. Айри даже поморщилась. Что за дурь? Сказать... что он? Этот навозник... Да ни за что. Если бы это было наяву, она бы из окна выпрыгнула. Но тут надо хоть что-то делать... Дамы ее не осудят, а сам виновник переполоха, будем надеться, этого никогда не узнает. Отец как-то говорил, что навозники настолько мерзки и коварны, что могут притвориться влюбленными и взять в жены достойную девушку, чтобы завладеть статусом и, самое главное, землями. Это было хорошей причиной... Все было довольно правдоподобно, насколько об этом могла судить Айрис, не особо сведущая в дворцовых интригах. Но молодые навозники ей представлялись именно бегающими в кабаки и обманывающими достойных девушкой с хорошим наследством. Пожалуй, отсюда и пошла история о злых и незнающих ничего святого "навозниках", которая потом обросла матушкиными наставлениями и бурной фантазией самой герцогини. Собственно, идея была так себе, особенно по самому содержанию, но это сразу был и выход из положения, и причина "ссоры" между самой Айрис и Леони. Девушка на миг прикрыла глаза от стыда и отвращения к тому, что она сейчас будет делать, как бы продолжая речь королевы невозмутимо решила поделиться со стражниками:
- Кстати, скоро Вам придется выпустить меня отсюда, господин генерал обещал на мне жениться. Он сказал, что в наших будующих владениях мы сможем уютно жить, как влюбленные птички в гнездышке. А, тот шум, что Вы слышали? Так это мы  немного повздорили с графиней Дорак. Она утверждает, что он тоже предлагал  на ней жениться, но это же просто вздор! Разлучница! - что у нее не получится успокоить стражников лучше королевы Айри не сомневалась ни минуту, но надо было что-то говорить и она говорила ЭТО. Осталось придумать причину, чтобы зайти в ту комнату, а лучше еще и прихватить с собой вазу на всякий случай. Мало ли, придеться бить еще раз... - Я пойду проверю своего возлюбленного! - она заносчиво посмотрела на охрану, в конце концов, кто они такие перед герцогиней Окделл! Матушку, вон, никто никогда не смел ослушаться, пусть и ее боятся. - Да, я пойду, а Вы, графиня, оставайтесь здесь! - оставалось только наедяться, что Леони поступить совсем иначе и все же пойдет следом, устраивать сцену ревности, потому что  идти к очнувшемуся Эстебану, после того, как она его огрела, было боязно. Надо было все же его связать... - с этой мыслью Айри обреченно направилась в стороун двери.

+3

44

Далеко герцогине ходить не пришлось - Эстебан восстал со гроба, который, не выдержав проверки на прочность, на поверку оказался королевской кроватью и встретил её в дверях спальни. Господин генерал неотрывно смотрел на свою возлюбленную и ни на полсуана не было любви во взгляде его.
Колиньяр был в ярости. И жаждал объяснений. Которых не мог ни потребовать, пока в комнате стражники (по счастью оказавшиеся не тюремщиками, а его, Эстебана, людьми), ни найти сам. Хотя до последнего момента ему всё было ясно. Госпожа Арамона – крыса Манрика, которая очень явно об этом намекнула лающим кашлем, когда парень полез к Селине. Но генерал намёка не понял и она, чтоб не выдать себя и защитить дочь, подняла переполох – из расчёта, что сбегутся тюремщики, которые наверняка в курсе. Чтобы те отвели его в сторонку и деликатно объяснили незадачливому новичку, что старуха – шпионка и её прессовать нельзя.
Но эти идиотки зачем-то на него напали! После того, как подняли такой шум, что удивительно, как это ещё под окнами толпа не собралась. Неужели они не понимали, что охранники, как и тюремщики, знают, что Колиньяр - здесь? А найти его в семи комнатах – задача, с которой справится даже Окделл. И на что эти дуры рассчитывали, когда задвигали его под кровать? Что Эстебан Колиньяр - ызарг, сын зубана, племянник ежана и подельник фламинго, очухавшись, станет их выгораживать? Или что охрана примет его за ночную вазу да пройдёт себе мимо? По всему выходило, что болезная капитанша по душевной добрости хотела повесить на опальную королеву ещё и покушение на наследника фактически правящего герцога. Оставалось только надеяться, что Катарина, пока Эстебан э-э... отсутствовал не успела всем разболтать, что он ей - не враг. Впрочем, даже если и так - он это обязательно выяснит. И примет меры. ТАКИЕ, что хищной кляче его бравый Ызарг ласковым котёнком покажется.
Хотя было всему этому и ещё одно объяснение, которое генералу на тот момент в голову не пришло. Всю алогичность, если не сказать – абсурдность этого нападения можно было объяснить одним словом: ЖЕНЩИНЫ.
- Тюремная атмосфера плохо повлияла на герцогиню Окделл, – Эстебан небрежно вскинул руку в ответ на приветствие втрое старшего нижестоящего и всеобъясняюще покрутил у виска, – Всё в порядке, полковник. Дамы слегка повздорили, пока я производил обыск в спальне. Ааа... Эттто.... Это я в процессе немного ушибся, - поспешно добавил он, прикрывая рукой немалый синяк. Вряд ли, конечно, полковник ему поверил. И ещё более вряд ли - зашибленный и уязвлённый Ызарг сейчас стал бы играть в благородство. Но сказать, что его вырубила горшком какая-то девка было выше эстебановых сил. С меньшей охотой он бы рассказал разве что про "гробешник", - В общем, ситуация под контролем. Можете пока быть свободны. Да! И оставьте мне свою шляпу.

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-05 02:38:59)

+3

45

Да уж, день явно не удался. Это Айрис поняла сразу. Она уже потянулась было к ручке двери, чтобы открыть ее и осторожно зайти внутрь, как она открылась сама. Девушка вздрогнула и испуганно уставилась на Эстебана. В данный момент больше всего ей хотелось с визгом броситься наутек. Как так? Почему он очнулся так рано, почему именно сейчас, зачем он вышел, зачем он услышал все это?! Как стыдно. теперь этот навозник будет ухмыляться и издеваться над ней. Отродье Леворукого. Да это все глупости, и не о том она думает, сейчас Колиньяр позовет на помощь стражу, расскажет им все, и тогда уж точно все будет потяряно. Такой план, такая авантрюра. Наконец они решились сделать хоть что-то и не стали просто сидеть и дожидаться своей участи. И ничего не получилось. Было обидно и все еще страшно. Айрис напряглась и уже ждала, что сейчас он отдаст распоряжения своим людям, их схватят, поведут уже в НАСТОЯЩУЮ темницу, в темные подвалы, где  сырость и холод. Дадут последний паек в виде краюшки черствого хлеба, нет, скорее, только куска. На всех. И кувшин  воды. А потом их начнут допрашивать....
- Тюремная атмосфера плохо повлияла на герцогиню Окделл - ничего себе. То, что вылетело из уст Колиньяра были не ругательства и не приказы, а вполне себе нормальная речь. Но уж очень это было странно. Все в порядке? Он сюда за тем и пришел, чтобы вазой по голове получать? Или, может, все же она ударила его слишком сильно? Девушка удивленно уставилась на Колиньяра. Нет, это все очень подозрительно. И зачем ему чья-то шляпа?..

+3

46

Было холодно. Мокрые тряпки, именуемые платьем, липли к телу и были омерзительными. Луиза по-прежнему сидела в луже и выковыривала из-за корсажа мерзкий цветок. Цветок никак не выковыривался, и госпоже Арамоне пришлось залезть в корсаж рукой чуть ли не по локоть, с удовольствием отмечая слегка позеленевшие лица охраны.

К сожалению, долго охране не удалось понаблюдать за ухищрениями вдовы, а так же послушать щебетание опальной королевы, которая, разливаясь соловьем, пыталась представить ситуацию в лучшем свете.
Самой главной радостью для Луизы, конечно, стал тот факт, что враг в лице Колиньяра был повержен и надежно спрятан, однако, женщина не тешила себя мыслями, что спрятать здоровенного юношу в небольших тюремных комнатах все же можно надолго. И, в конце концов, когда-нибудь ему придется очнуться, если Айри его, разумеется, не убила?..

Хотя мысли о постепенно разлагающемся Эстебане приятно грели озябшее сердце Луизы, женщина не сильно надеялась на летальный исход. Ваза не пистолет. Убить ей можно только, например, разбив и напихав осколков в горло жертве.  Погрязнув в мечтах о жующем осколки Колиньяре, капитанша не сразу поняла, что ситуация несколько изменилась.
То, что Эстебан, кажется, очнулся, было очень, очень плохо. Нет. Это было отвратительно. Оставалось надеяться на то, что удар Айрис повредил в голове генералика что-то очень важное, без чего скорбный мозг Колиньяра отказывался функционировать как следует.

Зато когда юная герцогиня, потупив голову, начала рассказывать о своей скорой свадьбе с Эстебаном, Луиза едва сдержалась от оглушительного хохота. Ловко придумано, хоть и позорно для истинной герцогини, кк наверняка считает девица Окделл. Ну ничего, на войне поистине все средства хороши. Даже если приходиться сознаваться в дурном вкусе и объявлять себя возлюбленной Колиньяра.
Но самоотверженная Айри на этом не остановилась. Втравив во все это попутно еще и графиню Дорак, девушка решила отправиться в колиньярье логово, вооружившись лишь вазой. В прочем, ваза, как уже было доказано, не самое дурное оружие. Если бы Луиза могла, она бы схватилась за голову. Но в одной руке у нее был добытый цветок, а вторая рука была сжата в кулак, который очень хотелось пустить в дело.

Едва заметив, как Айрис скрылась в комнате с уже очнувшимся Колиньяром, госпожа Арамона вскочила с насиженного места, запутавшись в юбке, поскользнувшись на воде, и едва не плюхнувшись обратно в мокрые объятия пола.
– Как можно! – вскричала госпожа Арамона, принимая оскорбленный и праведный вид. – Как можно отпустить невинную девицу в комнату к ее возлюбленному, с которым она еще не скреплена узами брака?! Это может стать концом для репутации честной и благородной герцогини! – смахнув несуществующую слезу, Луиза, подхватив юбки и присев в неуклюжем и торопливом реверансе, бросилась вслед за Айри, которую, возможно, уже убивает озверевший Колиньяр. Влетев в комнату, женщина едва не налетела на свою воспитанницу, застывшую подобно статуе.
Дело дрянь...

Отредактировано Луиза Арамона (2012-05-03 17:48:49)

+3

47

Полковник протянул шляпу и усмехнулся в усы. Эстебан знал, что означает эта ухмылка. Так уж вышло, что когда они сюда шли, именно этот пожилой полковник советовал парню взять сопровождающего. Генерал тогда только отмахнулся – он собирается в будущем командовать армиями, так неужели этот старый болван думает, что он не справится с несколькими женщинами? И вот теперь он стоит перед подчинёнными с расшибленным лбом, лепит школярские оправдания и собирается снова наступить на те же грабли.
Полковничья шляпа была довольно потрёпанной, но подходила к новому генеральскому мундиру всяко больше, чем расплывшийся на пол-лба фингал. Колиньяр, мужественно игнорируя боль, её нахлобучил и мрачно из-под неё оглядел обступившее его катаринино окружение: свою возлюбленную герцогиню, чтоб их всех, Окделл, мокрую и оттого особенно неприятную госпожу Арамону, подозрительно затихарившихся Леони, Селину и служанку, которую Эстебан знал, как работницу трактира, где очень хорошо знали его, а потому старательно делал вид, что её не знает.
Ладно, гордость гордостью, но старик прав – от этих... дам можно ожидать чего угодно. Конечно, если снова возникнет подобная ситуация, уже умудрённый увесистой посудиной генерал с ней запросто справится, но к чему эти ситуации создавать? Эстебан не может находиться одновременно в двух комнатах, поэтому ему нужен человек, который, пока он спокойно, без мистерий и лишних ушей, переговорит с королевой - присмотрит за крысами и истеричками, чтобы те не лезли к двери и снова чего-то не отчебучили.
- Впрочем... один человек пусть останется, - скрипнув зубами, скорее признал, чем приказал генерал, - Мне нужно закончить допрос. Не хочу, чтобы меня отвлекали.
Полковник скорей одобрительно, чем исполнительно кивнул и, отдав короткое распоряжение такому же усатому теньенту, вышел с остальными за дверь. Ызарг выждал, когда лязгнет последний засов и залязгал зубами. Он был взбешён, оскорблён и жаждал мести.
- Не надейтесь, что это сойдёт вам с рук, - многообещающе заверил он, - Но с вами я буду разбираться позже. А пока попрошу Её Величество вернуться в комнату. Мы ещё не закончили нашу беседу.

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-05 02:47:45)

+4

48

Все-таки потихоньку спровадить стражников не удалось, и Эстебан был сам в этом виноват, впрочем, винить юношу, который очнулся в темноте под кроватью с кляпом во рту за то, что он не продолжил лежать там тихо, а постарался разрушить свою "темницу", было нельзя. Услышавшая грохот оттуда Айрис снова рванулась в спаленку с вазой, очевидно, чтобы добить того негодяя, которого строил из себя перед фрейлинами Колиньяр, окончательно. Остановить ее королева не успела, да это было уже и неважно, Эстебан выбрался из-под кровати и вышел к гвардейцам сам. Чины у него оказались и вправду настоящими - стражники его послушались. Он решил оставить одного теньента в комнате с дамами, и оставалось лишь надеяться на то, что в нахлынувшем на них пылу воинственности они его не убьют. Сама Катарина после предложения-приказа продолжить незаконченный разговор в отдельной комнате, привычно состроила из себя жертву и прошептала:
- Госпожа Арамона, мы просим Вас, проследите, чтобы девушки больше не ссорились и не шумели... Этот наш разговор с генералом Колиньяром нам всем необходим...
После этого она опустила глаза и обреченно сделала несколько шагов в спальню вслед за Эстебаном.
Как только дверь была притворена, она тихо произнесла:
- Прошел уже целый год, а ты не изменился, - все также нарываешься на синяки...
Теперь надо было опасаться, чтобы их разговор не услышал еще и теньент, и Катарина совсем перешла на шепот:
- Тебе нужно приложить что-нибудь холодное... Сними шляпу и садись. Тут есть вода.
Королева смочила водой из графина полотняную салфетку и прижала ко лбу юноши, совсем как когда-то год назад. Сама она наклонилась к нему очень близко и сказала:
- Теперь говори, что все это значит. Только тише...

Отредактировано Катарина Оллар (2012-05-04 02:41:49)

+2

49

Когда Айрис принялась явно на ходу сочинять историю их ссоры, Леони едва не уронила челюсть. Она что, другого объяснения не нашла?! Они не поделили Колиньяра! Этого мерзкого заносчивого типчика с такой самодовольной рожей, что синяк её только украсит!
В этот момент как раз появился Колиньяр, да к тому же с синяком. Леони вперила в него пристальный взгляд, пытаясь смириться с тем, что только что выдумала девица Окделл. Синяк ему действительно шел, только всё равно зря они всё это затеяли: отец отцом, но пока что здесь решают всё Колиньяры, а они таким раскладом довольны не будут. Конечно, Дораки не Окделлы, Леони была уверена, что может в любой момент потребовать выпустить её из Багерлее, куда отправилась по собственной воле, и её выпустят, в отличие от той же Айрис, которую Колиньяры, скорее всего, рады были наблюдать в тюрьме. Проблема в том, что Леони совершенно не была уверена, что снаружи ей в данный момент будет безопаснее, чем внутри.
Так или иначе, бить Колиньяра не следовало, и ему надо сказать спасибо за то, что он их прикрыл, как бы странно это ни было. Впрочем, ничто не мешает ему потом рассказать всё отцу... Если подвернется такая возможность, надо будет дать ему понять, что Леони к этой истории не имеет никакого отношения.
Девушка хмуро посмотрела вслед ушедшим Её Величеству и Колиньяру и повернулась к новоиспеченному гостю. Вообще-то он мог бы быть симпатичным, если бы не был таким нежданным. Теперь ещё и маячить перед глазами будет.
- Садитесь, сударь, - приказным тоном предложила Леони, указывая на кресло в дальнем углу, у двери. Это было то самое кресло, в которое юная графиня отбросила осколок вазы, когда Колиньяра оглушили, но фрейлина успела об этом совершенно забыть.

Отредактировано Леони Дорак (2012-05-04 05:31:23)

+3

50

- Колиньяров в Талиге почему-то не любят, - тяжко вздохнув, пожалобился Эстебан и, отшвырнув в сторону шляпу, развалился в кресле, - Это значит, что я, пользуясь обрушившимся на меня самовластием, прибрал к рукам все эти регалии, только за тем, чтобы явиться сюда и сделать тебе предложение, от которого очень тебя попрошу не отказываться. Нет, я знаю, что ты королевская особа и к тому же – не первый год замужем, но раз уж твой муж – королевская особь, не способная защитить жену - за дело приходится браться рыцарям, - рыцарь полководчески сдвинул брови, на что свежий синяк тут же откликнулся болью, поэтому рыцарю пришлось сделать лицо попроще, - А предложить я тебе хочу авантюру. А конкретно – побег. Скажу честно – затея довольно рисковая, но шансы есть и немалые. К тому же, чтобы тебя спасти, возможно, будет достаточно просто попытки. А если мы даже не попытаемся... - тут Колиньяр вспомнил, что у Катарины слабое сердце и решил слегка разбавить палитру, переменив тему, - Да, насчёт теньента можешь не беспокоиться – мои люди в курсе и им можно доверять. Чего не скажешь о твоих... дамах. Я к ним с открытой душой и всем положенным пиететом: всех уважил, никого вниманием не обделил и вот она – благодарность. И ладно бы только это, - сейчас раненный герой откровенно блаженствовал и потому проявил снисходительность, - Но они набросились на меня сразу после того, как фактически позвали стражников. Значит, они либо полные дуры, либо хотели тебя подставить. Как вариант – и то, и другое. Кстати, каким ветром их занесло в твою свиту? Я давно не бывал во дворце и никаких Окделлов и тем более – Арамон в вашем курятнике не припомню.

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-04 05:07:51)

+3

51

В обреченности, с которой Катарина уплыла за Колиньяром, было что-то подозрительное. Луиза прищурилась, раз за разом проматывая в голове слова, которые королева обронила, прежде, чем уйти. Что еще за "нам всем необходим"? Лично госпоже Арамоне необходимо было только сухое платье да чего-нибудь пожевать – от всей этой суматохи и от нападения на генерала разыгрался жуткий аппетит, но приходилось терпеть.

Подслушивать второй раз женщина не собиралась. Еще одного удара вазой (а именно этим может закончиться шпионаж) дитятко может не пережить. Как, в прочем, и Катарина, которая, наверняка, грохнется в неподдельный обморок от такого обилия насилия.
В реверансе, прощаясь с королевой, Луиза так и не присела, впав в задумчивость. Но на это, кажется, никто не обратил внимания.
Теньент, которому вежливо предложили сесть, вызывал у Луизы больше уважения, чем мог бы вызвать подчиненный Колиньяра. В прочем, женщина напомнила себе, что мужчина все-таки действительно подчиненный Колиньяра (а значит, вполне может принимать участие во всех колиньярьих делишках), и мысленно пожелала ему пюхнуться в кресло, где заманчиво поблескивал почти невидимый глазу осколок вазы.

Негоже так вести себя молодой герцогине, Айрис, – очнувшись, наставительно произнесла Луиза, разумеется, имея в виду "ссору" с графиней Дорак. Нельзя, чтобы теньент что-то заподозрил.

Отредактировано Луиза Арамона (2012-05-04 16:27:20)

+2

52

Все повторяется. Вновь Колиньяр идет в комнату с Катариной, вновь ничего неизвестно, вновь они сидят здесь и волнуются. Но это не значит, что все прошло зря, теперь физиономию Эстебана украшает очень красивый синяк. Может, повторить подвиг? Опять крики, опять ваза... Но вряд ли кто-нибудь купится на такое дважды. Хотя, все было так суматошно, что вряд ли генерал вообще понял, кто и зачем кричал. Так что чисто теоретически... Ничего не выйдет. Теперь с ними сидел теньент. Прихвостень навозника. Ужас. Везде стервятники, которые следят за тобой и ждут твоего промаха, чтобы незамедлительно наброситься... Но этот вроде был ничего так. Такой мужчина "в самом расцвете сил" Лет сорока, может, сорока двух с шикарными усами.... и он как-то странно смотрит на Луизу. А вдруг?..
– Негоже так вести себя молодой герцогине, Айрис, - как так? Подумаешь, пошла к своему возлюбленному. Это нормально. Не будь возлюбленный Эстебаном... Хорошо хоть, вымышленным. Надо было как-то воплотить в жизнь новый план. Или его хотя бы придумать. И достойно вести себя при стражнике. Но... кто он такой, чтобы перед ним выступать? Навозники еще попляшут!
- Я все сделала правильно,  сказала Айрис и села в кресло, взявшись за рукоделие, делатьв се равно было больше нечего. - Так и надо!.. - девушка осеклась  и, надувшись, замолчала. Она же уже сказала, что Эстебан ее возлюбленный, но... Ну и ладно. Она нахмурилась и принялась упрямо втыкать иголку в ткань.

+3

53

Катарина прикусила губу, а потом внимательно вгляделась в лицо юноши. То, что он предлагал сейчас с серьезным лицом, она вряд ли восприняла бы всерьез при других обстоятельствах, но теперь выбирать не приходилось. Поэтому, Катарина отняла руку с салфеткой от пострадавшего от вазы лба Эстебана и села напротив него в кресло.
- Ты уверен, что есть шанс? - тихо переспросила она, - Будь все хоть немного радужней, чем есть, я бы категорически сказала "нет", но сейчас... У меня нет выбора.
Она огорченно отвела глаза, но потом снова взглянула на сидящего перед ней юношу.
- Расскажи, в чем состоит твой план, - попросила она все также елеслышно, - И еще, я прошу тебя, Эстебан, не нужно... Не надо называть моих фрейлин курятником - это недостойно.
Королева замолчала в ожидании того, что Эстебан подробнее озвучит ей детали своего плана, и приготовилась слушать.

Отредактировано Катарина Оллар (2012-05-05 02:10:46)

+2

54

Королева, покинув раненного рыцаря, расположилась в соседнем кресле, отчего тот моментально приуныл, а когда ему сделали замечание - и вовсе набычился.
- Разумеется, Ваше Величество. Тем более, что с некоторых пор они не только Ваши фрейлины, но и мои возлюбленные-нареченные. Которым я одновременно сделал предложение, предложив одной руку, другой – сердце, а покуда они дрались - воспылал неистовой страстью к госпоже Арамоне: повалил её на пол, осыпал розами и поцелуями, но был жестоко ею отвергнут и с горя задулся под Вашу кровать, где, безутешный, принялся колотиться лбом о днище, пока таким образом не покончил с собой. Полагаю, именно это они и собирались поведать стражникам, которые бы тут же, с чувством полного удовлетворения, убрались! – Эстебан выпустил пар через нос и снова глянул на Катарину. В этот раз - виновато, - Прости, Катари. Ты права. А план... Ну, если вкратце - я намерен организовать тебе кортеж. С эскортом. Который сам же, как начальник королевской охраны, возглавлю. По документально подтверждённой легенде мы повезём тебя в суд, а вот куда мы направимся на самом деле – я и хотел с тобой обсудить. Как ты смотришь на то, чтобы временно укрыться в Ноймар? Ноймариннен предоставит тебе убежище?

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-05 08:05:03)

+3

55

В воздухе витали флюиды напряжения. Разговор, которым могли бы себя занять фрейлины и дуэнья, не клеился, и виной тому была усатая рожа теньента, чье присутствие на корню обрубало непринужденную беседу.
Это было видно по Айрис, которой, кажется, не терпелось что-нибудь сказать, но она упорно дырявила иглой ткань. И правильно, лучше молчать, чем сболтнуть лишнего, особенно в их незавидной ситуации.
Интересно, Манрики в курсе всего бедлама, что происходит здесь? Было бы забавно узнать, что думают по этому поводу рыжие фламинго.

Луиза поскребла отчаянно зачасавшийся лоб и зашипела от боли, чувствуя, как по пальцам потекла теплая жидкость. Одно дело почесать лоб пальцем, другое – иглой, которая была зажата в руке. Женщина никогда раньше не думала, что вышивание может быть таким опасным занятием.
Ну что же... Хуже, чем я сейчас, стать уже невозможно. Царапиной больше, царапиной меньше...

Приложив белый платок к кровоточащей царапине, госпожа Арамона устало оглядела комнату. На пару мгновений женщине захотелось уползти в какой-нибудь угол и там заснуть, но капитанша силой воли стряхнула с себя сонливость, понимая, что этот долгий и странный день еще не закончился, все самое интересное еще впереди. Хотя "интересное" – не совсем то слово. Точнее, совсем не то. Было бы правильнее сказать, что все самое важное еще будет. Надо лишь подождать, когда Катарина закончит говорить с генералом. Оставалось надеяться, что королеву все же не убьют.
Просто нужно уметь сохранять достоинство и не превращаться в склочную и невоспитанную особу, – ответила дуэнья своей воспитаннице, припомнив как драла волосы кляче, к которой когда-то загуливал Арнольд.

+3

56

Просто нужно уметь сохранять достоинство и не превращаться в склочную и невоспитанную особу, - Луиза продолжала нравоучать свою воспитанницу. Та сидела и с шумом выдыхала воздух. С тем, что ей говорили, она была категорична несогласна и сдерживаться не было ни малейшего желания. Сама дуэнья тоже прекрасно знает, кто тут прав, только молчит. А молчание, когда ты прав, это пытки, достойные Заката. По крайней мере, так считала сама Айрис. Она исподлобья глянула на госпожу Арамону и вновь опустила глаза на ткань, продолжив бурявить ее взглядом. Если бы она начала отвечать, без взбрыкиваний и гневной тирады не обошлось бы. И терпеть все это пришлось бы теньенту. Просто потому, что он был единственным досягаемым представителем узурпаторов и навозников. Айри раздраженно мотнула головой, отбрасывая выбившуюся из прически прядку. В этот момент она опять наткнулась взглядом на стражника. Всего один, а куда ни посмотри - везде. И странный он какой-то. Постоянно на Луизу пялится и как будто в рот ей заглядывает. Влюбился он, что ли?.. - раздраженно подумала девушка и думала вернуться к своему унылому занятию. Но она была слишком зла и ее слишком волновало то, что происходит за дверью. Чтобы хоть как-то отвлечься, она задумчиво посмотрела на стражника и обратилась к нему:
- Как Ваше имя? Из какого Вы Дома? Или Вы вообще не принадлежите к дворянству? А что Вы чувствовалаи, когда присягали? Вас не тревожило то, что что-то идет не так? Что эту страну завоевали? Ведь это очень интересный аспект истории. Вы любите историю? - зло говорила Айрис, испепеляя собеседника взглядом. Гнев юной герцогини все же обратился на него, и хорошо, что хоть в драку не полезла. Теньент молчал, но девушку это не заботило, она все продолжала к нему приставать, задавая самые ненужные вопросы. Как хорошо он знает историю, как сильно ее любит, и все в том же плане. Она ходила вокруг да около и только то, что она уже сказала о Эстебане, как о своем женихе, не давало напрямую спросить, как смеет этот ничтожные человек служить наовзнику! Как раз из-за этой невозможности говорить прямо, как принято у благородный, достойных Людей Чести она злилась еще сильнее. Уже на саму себя.

+3

57

- Ничего, - сказала Катарина, выслушав тираду Эстебана, - Ты тоже прав. Мои фрейлины, конечно, действовали не очень разумно, но они пытались так защитить меня... и себя. Ведь ты сам заставил их поверить в то, что ты враг. Надеюсь, они смогут поверить и в обратное.
Затем Катарина стала слушать план Эстебана, нервно теребя край своей шали и чуть прикусив нижнюю губку.
- Это опасно, но... не так невыполнимо, как может показаться на первый взгляд, - тихо сказала она, - Ноймариннен... Думаю, да, он примет меня. Даже уверена. Если бы предупредить его заранее не представляло из себя лишний риск... Я бы написала письмо ему, и он мог бы выслать своих сопровождающих нам навстречу. Но отправлять гонца слишком опасно. Если его перехватят, сразу рухнет весь наш план, так что, придется явиться к герцогу, как снег на голову, если все получится. У тебя есть верные люди для организации побега, которые не донесут... вот, даже твоему отцу, Эстебан? Не говоря уж о Манриках.

Отредактировано Катарина Оллар (2012-05-05 18:00:26)

+2

58

Юная герцогиня, видимо, нашла себе развлечение по вкусу. Если бы саму Луизу кто-нибудь засыпал таким огромным количеством идиотских вопросов, то она бы уже давно взбесилась и наговорила бы столько, что сама бы была не рада.
Но теньент молчал как пленный на допросе, коим он себя, кажется, и ощущал. Вопросы Айрис были пустыми, дежурными и отвратительно светскими. Именно с их помощью обычно поддерживают видимость беседы двое совершенно незнающих друг друга человека.
И нежелающих знать, – добавила про себя госпожа Арамона, сминая в руке свой платок. Кровь уже перестала идти, что было неудивительно при такой крохотной, но болезненной царапинке. Теперь Луизе вновь стало тоскливо. Ей даже на миг подумалось, что было бы неплохо еще на кого-нибудь напасть, чтобы немного развеять скуку. Эта мысль показалась Луизе подозрительной. Если бы все, кто маялся от глухой скуки, брали бы в руки вазы (топоры, мушкеты) и шли вершить свое черное дело, то население Талига давно бы вымерло. Ибо недешевое это развлечение – охота на людей с целью самоувеселения.

Поднявшись со своего места, женщина прошлась по комнате, чувствуя, что больше просто не может спокойно сидеть. Ей страшно надоело имитировать бубнящую статую.
Выхватив из тысячи вопросов, протараторенных Айрис, ддействительно дельный вопрос, женщина, дождавшись, пока ее воспитанница возьмет маленький перерыв, произнесла равнодушно ковыряя пальцем стену:
– Действительно, как Ваше имя, теньент?

+2

59

Вот навязался на голову этот малолетка. С таким каши не сваришь. Оплошает да еще и все дело попортит. – Матиас Леру покосился  на это самое «малолетнее» начальство, с неодобрительным недоверием. В сорок лет позволительно бросать подобные взгляды,  особенно если сам дослужился только до теньента. Хотя и королевской охраны.  – Да уж… Охрана. То охраняли как положено, а теперь, чтоб на свободу не сбежали. И смех и грех. И ведь показать, что не мешаешь, а помогаешь, нельзя.
Все, что происходило теперь – уже после того, как они вошли в покои королевы в Багерлее – было похоже на какую-то дурную мистерию. Крики, обмороки, скандалы… Старая уродливая клуша, которая умудрилась стать чуть ли не доверенным лицом королевы, скандальная девица, которая была известна как сестра  молодого герцога Окделла Айрис – так к ней обращались несколько дам, сама королева в том числе, племянница кардинала. И полная комната придворных дам. Точнее – то ли придворных, то ли охранниц в юбках.
Новоявленный генерал беседовал с королевой, а на Леру чуть ли не напала та самая скандальная сестрица Окделла. Забрасывая теньента вопросами, девчонка вела себя намеренно вызывающе и нагло. То ли пыталась привлечь внимание к себе таким образом, то ли просто старалась замаскировать под этим поведением неуверенность и страх.
А затем заговорила уродливая компаньонка королевы, повторив один из града вопросов.
- Матиас Леру, сударыня. – Теньент четко поклонился. И, извинившись, отказался от предложения присесть в кресло, сказав, то ему не положено при исполнении обязанностей.

+2

60

Эстебан просиял. Для побега в Ноймар у него было практически всё готово, осталось только продумать легенды, ещё раз проработать маршрут и оформить недостающие бумаги. Также радовало, что королева, поначалу смотревшая на своего спасителя как на какого-то Окделла, отнеслась к его предложению с надлежащей серьёзностью. А это уже, считай, полдела. Теперь главное – удержать поводья.
- Катари, это люди моего эра, а уж в людях он, поверь, разбирается, - не оставляющим места сомнениям тоном заверил генерал и в довершение эффекта привёл, как ему показалось, убедительнейшее доказательство, - Не даром же он из двадцати фабианцев назвал именно меня. К тому же, в операции будут задействованы только те, кого Савиньяк называл "золотым резервом". Тридцать лучших и самых надёжных бойцов. Четырнадцать завтра в полдень явятся со мной в Багерлее в качестве твоих конвоиров, а шестеро будут дожидаться нашего кортежа в глухом переулке, обряженные в цвета некого староприддского графства в которое мы, согласно подорожным, направимся. А вернее – не мы, а вдовая графиня и её духовник или лекарь, - хохотнул Колиньяр, который сейчас больше всего походил на ограбившего генерала малолетнего "висельника", а на духовника - вчетверо меньше, чем на лекаря, на которого не походил вовсе, - Я выряжусь клириком, мы с тобой пересядем в карету с гербами этого самого графства и в сопровождении шестерых солдат – выдвинемся к Западным воротам. А остальные, как ни в чём не бывало - направятся к Южным и, бросив где-нибудь на подъезде пустой кортеж, перевоплотятся в призванных в Торку рекрутов, которые спокойно покинут столицу через Северные ворота, выйдут за Кольцо из Фебид и оттуда карьером рванут к Боле, через которую будем прорываться мы. Разумеется, я не исключаю вероятность погони, но финт с Южными воротами может отправить её по ложному следу – в Кэнналоа и пока цивильники будут гоняться за призраками – мы уйдём на Запад. Ну, а возле Тарники к нашему эскорту присоединятся ещё десять человек. У них имеется совершенно подлинный приказ забрать наследников из летнего дворца и доставить в Олларию, который они исполнят ровно наполовину, после чего следующая в Старую Придду вдовая графиня обзаведётся детьми и лишится духовника, потому что дальше я поеду снаружи, в эско...
Рыцарь осёкся на полуслове и, укрупнив глаза, вытаращился на Её Величество. Генерал больше не излучал уверенности, он испытывал почти такой же ужас, как когда отчаянно сокрушал душный "гробешник" - до парня внезапно дошло то, что он, увлечённый планированием шкурно-спасательной операции, попросту пропустил мимо ушей: КУРИЦЫ!!! Катарина собирается посвятить в эту авантюру всех его самонаречённых невест и вдову, класть ему в гроб, Арамоны! Может быть, он ослышался? Или что-то неверно понял?
- Погоди... - поморгав, осторожно осведомился он, - Ты, кажется, что-то говорила про своих... дам?

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-13 02:58:19)

+2


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » "Каникулы строгого режима"