Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » "Каникулы строгого режима"


"Каникулы строгого режима"

Сообщений 61 страница 90 из 127

61

Как бы Луизу не раздражал престарелый теньент, она не могла не признать красоты звучания его имени. Ну что же, хоть одно должно быть приятным в этом человеке.
Есть захотелось еще сильнее, а разговор Катарины и Колиньяра раздражал еще больше, ибо именно из-за него Луиза не могла перекусить.

Наверное, это неприлично: думать о своем животе, когда королева вот-вот может лишиться головы. Не сегодня – так завтра. Но женщина ничего не могла с собой поделать. Она хотела есть, и все остальное меркло рядом с этой нуждой.
К тому же ее нервировал стоящий, а не сидящий теньент. Это напрягало.
И как Колиньяр так выдрессировал его? – мрачно подумала госпожа Арамона, прикладывая руку к животу и мысленно прося его не ругаться в полный голос.
Да, кошки вас дери, благопристойные дуэньи тоже живые люди!
Поток бесконечных вопросов, адресованных Леру уже утих, и в комнате повисла тишина, прерываемая лишь тихими страдальческими вздохами. А дышать и правда было непросто: угнетающая атмосфера давила на грудь. Луизе вспомнилось их существование до сегодняшнего дня, до прихода Колиньяра. И это напомнинало замкнутый круг, размеченный на периоды. В один прекрасный момент все, хоть и ненадолго, вернется на свои места.

Интересно, для того чтобы разрушить круг, достаточно всего лишь не пойти с вазой в атаку на генерала? – Луиза поморщилась. От духоты и тяготы ожидания ей в голову лезли глупые мысли. Непродуманные, нелогичные. Это дурной знак.
– Здесь душно, не находите? – произнесла госпожа Арамона в большей степени обращаясь к теньенту, чем к остальным дамам и фрейлинам. Задавать им такие вопросы было без надобности.

+2

62

Долгое время Адела была только зрителем в этой комедии положений. Нечего вмешиваться, когда благородные дамы и девицы пытаются тут устроить маленький заговор государственного значения. Хотя, говоря по правде, барышни, да и, похоже, сама королева, устраивать заговоры и побеги не умели совсем. Нет, никто не спорит, стукнуть зарвавшегося генералишку по голове было, конечно приятно, но на редкость бессмысленно. И прятать потом его в королевской спальне было просто бесполезно. Кто бы поверил, что граф покинул Багерлее никем не замеченный? То есть он просто стал невидимкой и миновал все многочисленные караулы, включая коменданта, обычно жаждущего посмотреть на всяческие документы при входе и при выходе? Хм… Адела, конечно, слышала, что у благородных дам богатая фантазия, но чтобы уж настолько… Поэтому за происходящим фарсом девушке оставалось только наблюдать, скептически улыбаясь. В общем, это тоже было не так плохо, на каждый день в этой благопристойной компании случаются такие развлечения.
– Здесь душно, не находите? – услышала Адела вопрос дуэньи. Девушке пришлось вспомнить о своих обязанностях и, наконец, проявить любезность.
- Быть может, желаете воды, госпожа Арамона? Или вы, господин? Или же, быть может,  чего-нибудь покрепче?

+3

63

- Люди Савиньяка - это хорошо, - задумчиво сказала Катарина, слушая грандиозный план Эстебана, - и про Южные и Западные ворота тоже...
Королева продолжала нервно теребить шаль, затем с ее лица сошло выражение сосредоточенности, и она улыбнулась своему будущему спасителю.
- Для духовника ты слишком юн, конечно... но ничего. Сойдешь за молодого монаха. Вот только синяк тебе запудрим.
Потом Катарина вновь посерьезнела.
- Главное - выбраться из самого Багерлее, - сказала она, - и тут тебе понадобится вся твоя самоуверенность и напористость. От этого будет зависеть многое. Потому что ты правильно понял, моим фрейлинам придется несладко, если они тут останутся. Графиню Дорак может и побоятся тронуть из-за ее отца, а вот с герцогиней Окделл и матерью и дочерью Арамона церемониться никто не будет. А с Аделой тем более, - сказала она про служанку, - Их обвинят в пособничестве моему побегу, наказание за это будет сам представляешь, каким. Кроме того, эти дамы пошли за мной в тюрьму добровольно, хотя я и пыталась их отговорить, но они все равно проявили верность и преданность своей королеве... Такие вещи нужно ценить. Я не могу, не должна их здесь бросить, - тихо добавила Катарина, глядя на Эстебана.

+3

64

Голос молодой девушки заставил Луизу обернуться. Она и забыла, что... как же ее звали... Адела здесь. Мысленно усмехнулась, на секунду представив, что та подумала обо всех участниках этого безобразия. Вот тебе и придворные дамы! Вот тебе и фрейлины!
Внезапно госпоже Арамоне стало весело. Так весело, как уже давно не было. Искренне так. Захотелось захохотать, запрокинув голову. Но все это происходило только в голове женщины. Луиза по-прежнему стояла совершенно спокойно и смотрела на служанку Катарины.

Воды, – наконец произнесла капитанша, – прохладной, если можно. – сейчас госпожа Арамона подумала о том, что хорошо бы, если б теньент согласился на "покрепче". Споить его – и все дела. Можно будет хоть вздохнуть расслабленно. Но, увы, женщина понимала, что человек, отказавшийся просто присесть, вряд ли согласиться на спиртное, даже если оно будет превосходным, в чем Луиза сомневалась. Нет, конечно, обделять и открыто принижать королеву никому в голову не пришло (до прихода генералика, скажем так), но вряд ли здешний алкоголь мог похвастаться изысканностью. В прочем, капитанша не думала, что Леру был знатоком вин, как, собственно, и она сама.

Эх! Было бы у них снотворное! Луиза все еще не могла похоронить мысль о бессознательном надзирателе, которым, без сомнения, являлся Леру. Конечно, старую добрую вазу никто не отменял (р-раз по голове, и вот тебе свобода действий в пределе одной комнаты), но надо было уже перестать думать об этом. И хорошо бы, если бы об этом же перестал думать сам Колиньяр, ибо, женщина разумно полагала, месть за подобное нападение будет суровой.

+3

65

По маршруту, который изначально наметил генерал Колиньяр, теоретически можно было вывести в Ноймар целый отряд, а практически – практически целый. Нет, вцелом план был действительно грандиозным, но непревзойдённый стратег не учёл одну мелочь - выводить ему предстоит не отряд, а королевских особ, не привыкших к походным условиям и нуждающихся в особой перевозке. Поэтому начиная от Тарники маршрут пришлось буквально на ходу перекраивать и теперь он пролегал не по пересечённой местности в направлении ноймарского тракта, а по мощёной дороге на Болу – "верный Её Величеству гарнизон, обязавшийся оказать беглецам всяческую поддержку и задержать преследователей". Эстебан этого ещё не сказал, но обязательно скажет, потому что королева обязательно спросит: каким образом генерал намерен по тракту уйти от верховой погони, которая, если беглецы будут ехать в карете, их обязательно рано или поздно настигнет. Командующий больским гарнизоном о такой своей преданности даже не догадывался, но сейчас это было незначимо. Главное, чтобы Катарина поверила в возможность побега, который с учётом вытекающей из неучтённой мелочи крупной проблемы, стал не то, чтобы невозможен, но до какой степени авантюрой будет эта их авантюра Её Величеству до поры лучше не знать. К тому же, до завтра ещё может найтись решение, ведь Эстебан - гигант мысли и он уже думает!
Впрочем, теперь эта проблема обрела второстепенную важность, потому что Колиньяру таки не послышалось.
- Катарина. Я, конечно, всё понимаю, - Эстебан честно старался говорить как можно спокойнее, - Но откуда ты знаешь, кому они преданы и из каких соображений потащились за тобой в тюрьму? И почему ты не допускаешь мысли, что эту страхолюдную арамономатерь мог подсадить к тебе Манрик, чтобы она втёрлась в доверие и на тебя доносила?

+3

66

Доо-стаа-лии. Ну сколько можно? Айрис опять сидела, погрузившись в кресло, и рассеяно наблюдала за передвижениями дуэньи. Надо же, теньент даже говорить умеет... Стукнуть бы его тоже по голове. И Эстебана еще раз. Сбежала из Надора, называется. Везде указывают, везде запирают, да сколько можно? Почему вот сейчас же, сию минуту не приедет брат? Почему он с монсеньором воюет "где-то там", а не выручает здесь свою сестру? А ведь было бы здорово. Вот он врывается, кричит "Вы арестованы" и все обидчики за решеткой. Так всегда и было в их детских играх, почему бы не повториться этому  теперь? Ну, да, Айрис теперь взрослая, она не должна верить в сказки, "реальность жестока", как говорила часто матушка. Нет, на брата надеяться не приходится. Самим? Вазой. Вазой. Но теперь не так громко, а то придет еще кто-нибудь проверить, что случилось. Луиза попросила воды. Не долго думая, девушка кивнула и промямлила:
-Мне тоже, пожалуйста, - в комнате было душно, герцогиню разморило, она чувствовала себя разбитой и уставшей, может, сказался недавно пережитый стресс. Было-то страшно. А потом придет еще кто-то... Мы встанем у двери. Третий по счету - вазой. Четвертый теньент заходит... Вазой. Пятый теньент заходит... Вазой. А потом шестым заходит Манрик... Вазой. И еще раз для надежности.Седьмой... - глаза стали слипаться, мысли текли медленно, и Айри начала клевать носом. Но каждый раз, как голова клонилась к груди, девушка вздрагивала и просыпалась. В конце концов она заснула окончательно, опустив голову на плечо.

+4

67

- Эстебан, я прошу тебя, не надо так называть госпожу Арамона и вообще, кого-либо еще из дам. Ради меня, - Катарина посмотрела на юношу с легкой укоризной, но просьбы в ее взгляде было больше, чем укора, - Я тяжело переношу грубости, направленные в чей бы ни было адрес, - тихо призналась она, опуская глаза и словно бы напоминая своему рыцарю, что он имеет дело с гиацинтом очень нежным и хрупким во всех смыслах.
- Госпожу Арамона и Селину ко двору представил герцог Алва, - сказала Катарина, - Герцогине Окделл была нужна дуэнья, и для этих целей Рокэ выбрал именно эту даму, - она посмотрела на Эстебана, - Мне кажется, в связи с этим всякие вопросы причастности госпожи Арамона к Манрикам исчезают...
Королева вновь потеребила край своей шали в руках.
- А теперь их никто не заставлял... Ни Ворон, ни кто-то другой. Они знали, что такое Багерлее и чем оно грозит мне и тем, кто отправится сюда вместе со мной вот так, заявив об этом при Манриках и твоих... родственниках. Так что я не могу теперь их здесь бросить - их же казнят за содействие моему побегу! Я тебе очень благодарна, Эстебан, - Катарина еле слышно вздохнула, - Ты такой смелый. И умный. Ты придумал хороший план. Но... я останусь здесь с дамами, иначе я не могу поступить.
Она покачала головой.

Отредактировано Катарина Оллар (2012-05-10 20:15:11)

+4

68

Леони мрачно уставилась на едва начатую вышивку. На ней явно намечалось что-то странное, видимо, среднее между Колиньяром и ызаргом. Вышивать не хотелось до ужаса, заниматься чем-либо ещё в присутствии теньента - тем более. Зато хотелось куда-нибудь выплеснуть накопившуюся энергию: например, полить теньента водой, которую принесет служанка, или стукнуть Айрис пяльцами за дурацкие выдумки, ну, и для поддержания выдумок заодно. Только глупо всё это.
Полюбовавшись вышивкой ещё какое-то время, Леони неожиданно резко и не очень аккуратно вытащила ткань из пяльцев, встряхнула и принялась методично рвать её на полоски, мысленно посмеиваясь над тем, что о ней сейчас подумают присутствующие. Шелк рвался с оглушительным треском, полоски получались ровненькие, с ними можно будет потом сделать что-нибудь забавное, если придумать. Например, смастерить спрутика. Или сшить концами - получится длинная-длинная полосочка. Ей можно будет обмотать теньента! Или, если он будет сопротивляться, Айрис. Или, например, организовать паутинку перед дверью! А потом можно предложить Айрис или Селине поиграть, связав друг друга концами самодельной веревочки и стать сиамскими близнецами...
От придуманных перспектив Леони воодушевилась и принялась с ещё большим ожесточением рвать ткань.

+3

69

Луиза вздохнула и огляделась по сторонам, усилием воли стряхивая с себя усталость. Зрение прояснилось, как и разум. Она словно очнулась ото сна и теперь силилась понять, где же она, и что здесь происходит.
По всей видимости, духота отразилась не только на состоянии дуэньи. Айрис едва не сваливалась со своего кресла, то и дело вздрагивая, пока не сдалась на милость сну. Забавно. Луиза, как бы не чувствовала свою разбитость, до конца бы заснуть не смогла. Здесь было слишком душно и гадко, чтобы позволить себе расслабиться. В крайнем случае, женщина бы просто грохнулась в обморок. В этот раз совсем не поддельный.

Эх! Сейчас бы корсет расшнуровать...

Грудь сдавливало, и это мешало думать, а думать было необходимо. Мыслительные процессы держали госпожу Арамону в сознании. Очередная волна неприязни к теньенту накатила внезапно: а ведь этому колиньярьему сподвижнику корсет без надобности. Вон как дышит! Весь воздух уже издышал.
Юная графиня молча, спокойно и почти умиротворенно рвала с оглушительным треском свою вышивку. Странно было то, что ни злости, ни ярости на ее лице не было. Будто подобные занятия для нее абсолютно нормальны. Ну что же, капитанша ее не осуждала: в таких условиях даже это - какое никакое, а развлечение.
Луиза еще раз покосилась на свою подопечную: ну как можно спать при таком шуме? Сама она была рада звуку рвущегося шелка. Он бодрил. И женщине стало весело.

+3

70

С этого и надо было начинать. В верности людей Ворона сомневаться не приходилось. Значит, они просто дуры. Замечательно! Савиньяк говорил, что даже с последней сволочью иметь дело проще, чем с дураком - достаточно понять, что движет негодяем и ты сможешь им управлять. А дураком движут только его ноги. Он непредсказуем, неконтролируем и тем самым – опасен. Хуже дурака – только дура, хуже дуры – пять дур, которые ненавидят тебя настолько, что спиной к ним лучше не поворачиваться. И как их прикажете выкрасть из Багерлее? Даже Алва, которого якобы невозможно обыграть, перепить, победить и с двумя простреленными ногами догнать на лошади, сказал бы, что это невозможно, а Эстебан сказал: "хорошо".
Он решил спасти королеву и перед трудностями не отступит. Ради неё и, как ни странно – ради отца. Который взбесился с жиру и не понимает, что жируют они с Манриком максимум - до весны. Которая покажет, кто где... в общем, покажет. Так, что мало не покажется. И чем больше они сожрут сейчас, тем дороже придётся заплатить потом.
Значит, понадобится новый план, дополнительная карета в кортеж, ещё одна мистерия – в этот раз для тюремщиков и всё его обаяние, которое рыцарь пустил в ход, как только вслед за королевой вернулся в приёмную, где дамы под присмотром теньента весело и интересно коротали досуг: клевали носом, пили воду и рвали тряпки. Колиньяр хряпнул дверью и, дождавшись, когда все взоры обратятся к нему, торжественно объявил.
- Дамы, барышни, возлюбленные и нареченные! Ставлю вас не столько в известность, сколько перед фактом, что завтра в полдень мы, а вместе с нами - и вы совершим беспрецедентно-дерзкий побег.

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-11 17:21:02)

+3

71

Луиза, изогнувшаяся ужом, тихо и старательно пыталась ослабить корсет, все таки не устояв перед духотой и жаждой воздуха. И так и застыла, увидев сначала Колиньяра, а затем и услышав его слова.
Тронулся! – захлопала в ладоши маленькая стареющая девочка в глубине ее души. И было чему радоваться! Неизвестно, о чем там Катари говорила с генераликом, но Колиньяр свихнулся. Как же она довести его ухитрилась? Или, может, это запоздалая рекация на вазу – кто знает.

Но на смену подозрению в умственных способностях юноши пришло подозрение другое, куда более неприятное. Может, он решил выманить глупых куриц из Багерлее и передушить, как не менее глупых курят?
Луиза облизала губы. Кажется, запахло действительно жареным. Надо было все-таки добить оглушенного Колиньяра, пока он не очухался. Но уже поздно метаться – надо думать, как теперь быть.
Интересно, повелись ли на ловкое колиньярье вранье другие? Госпожа Арамона огляделась по сторонам, но особо ничего понять не удалось. Тогда она метнула взгляд на теньента, но тут же отвернулась от него – толку от Леру было мало.

Захотелось стать Айрис. Расплеваться, разораться и пуститься на генерала в рукопашную. Но это была неисполнимая, увы, мечта.
Молчи, молчи, молчи, – уговаривала мысленно саму себя женщина. То ли от жары, то ли от неожиданного появления Колиньяра, мозг отказывался проявлять благоразумие.
Какая великая честь, – шепетом произнесла себе под нос Луиза, поправляя складки платья и искренне надеясь, что не успела довести затею с корсетом до логичного завершения.

+2

72

- Другого выхода нет, - добавила Катарина, стоящая с юношей рядом, - После того, как над нами состоится суд - а его собираются устроить уже скоро, вас всех тоже ждет незавидная участь. Всех, кроме графини Дорак, - королева посмотрела на Леони, - Вам, может быть, удастся выйти отсюда без особенных проблем. Хотя, Вы должны понимать, что и с Вами могут поступить подло, сделать так, что когда Ваш отец приедет за Вами, забирать из Багерлее ему будет некого - Вы можете погибнуть здесь и якобы по случайной неосторожности. Как бы ни было, - Катарина перевела дух и обвела взглядом всех остальных, - Решать нужно быстро. Побег завтра. Для нас это шанс. Готовы ли вы рисковать и ехать вместе с нами, или рисковать, оставаясь здесь - решайте сами.
Она прошла вперед и села в кресло, где протянула руку к бокалу на столике, наполненному водой.

Отредактировано Катарина Оллар (2012-05-17 23:48:31)

+2

73

Леони подняла голову от ткани и от удивления едва не выронила её, вернее, то, во что она превратилась. Побег?! Настоящий! Только Колиньяру-то это зачем? Фрейлина с интересом посмотрела на юношу в дверях. Это же риск! Может быть, Айрис всё придумала лишь наполовину, и они... на самом деле?.. Леони с сомнением покосилась на Айрис и тут же отмела этот вариант. Наверное, Колиньяр просто решил их похитить, потому что... ну, например, он мог поссориться с отцом. Вот это сюжет! Девушка с восторгом посмотрела на генеральчика, но её размышления были прерваны сообщением королевы.
При упоминании своего имени графиня невольно покраснела и опустила глаза. Её опять выделили, теперь она - белая ворона среди опальных. Однако так и есть! Если, спокойно дожидаясь в Багерлее своего отца, она могла быть уверена в том, что выйдет отсюда, то, сбежав вслед за королевой, она станет настоящей преступницей. Её будут искать точно так же, как и всех остальных сбежавших! И... накажут, если найдут. Она ведь станет соучастницей. Леони в смятении вновь подняла взгляд на Колиньяра, словно бы оценивая его способности. Она может заявить, что её заставили, похитили, но поверят ли ей? Однако и остаться нельзя: что подумают стражники, когда вместо королевы и фрейлин обнаружат здесь одну Леони?! Виновата она или нет, но ей в любом случае будут предстоять многочисленные вопросы. Другое дело, если уже после побега она сбежит повторно: на этот раз уже от королевы и её сопровождения. Вот тогда она уже сможет заявить, что её заставили. Ведь её поступок будет означать, что она не захотела продолжать бежать с ними куда бы то ни было, а значит, взяли её с собой насильно. А уж если она сможет самостоятельно добраться до Дорака!..
Решившись, Леони невозмутимо дорвала ткань (оставалось две полоски), собрала всё в кучку, поднялась и перевела горящий взгляд на Её Величество:
- И куда мы бежим?

Отредактировано Леони Дорак (2012-05-12 00:55:46)

+3

74

Луиза торопливо размышляла, понимая, что ответ нужно дать как можно скорее. То, что графиня Дорак, кажется, уже согласна бежать, стало для женщины сюрпризом. Уж кто-кто, а эта юная особа вполне могла бы не рисковать собой – ей особо ничего не угрожало. Конечно, с нее бы спросили за побег королевы, но в том, что Дораки умели уходить от проблем с легкостью, Луиза не сомневалась. Теперь капитанша силилась понять, чем был вызван этот порыв. Детская глупость или расчетливый ход? Но рассудив, что знать это точно может только сама графиня, женщина переключилась на более серьезный вопрос.

Катарина, судя по всему, верила Колиньяру, или хотела верить. Но королева не была дрожащей и доверчивой кошечкой, коей с успехом притворялась уже несколько лет. Ее увереность могла быть гарантом того, что Колиньяр не врет, что он действительно планирует побег, а не массовое убийство. К тому же, Луиза понимала, что вероятность того, что Айрис останется здесь, когда королева сбежит, мала. Вероятнее, что юная герцогиня увяжется следом, с головой ухнув в "веселое приключение". А оставлять ее одну нельзя. Как и Селину, которая, как и все присутствующие здесь за исключением генерала и, возможно, теньента, находится в возможной опасности. Какая мать утянет за собой родную дочь в неизвестность? Но и бросить ее нельзя. Конечно, есть шанс, что Манрики позаботятся о ней, но последствия этой "заботы" могут оказаться плачевными.

В голове капитанши все перемешалось. Она взвешивала их шансы на успех, она пыталась понять по выражению лица Колиньяра, что их ждет, она пыталась, наконец, прислушаться к собственному чутью, но все твердило об одном...
Ваше Величество, – тихо и спокойно начала Луиза, вздохнув. – Для меня будет и честью и радостью сопровождать Вас в этой авантюре и помогать всем, на что я способна. Но я не могу бросить ни свою дочь, ни свою подопечную герцогиню Окделл. – На секунду Луиза замолчала, понимая, что выбор остался не за Селиной, а именно за Айрис. – Если герцогиня Окделл решит остаться в Багерлее, то мы с дочерью останемся с ней, но если она решит последовать за Вами... – женщина замолчала, легким пожатием плеч договаривая несказанные слова.

+2

75

Пока королева увещевала своих дам, её рыцарь с совершенно несвойственной ему скромностью стоял в сторонке, наблюдая за навязанными ему дурами, большинство из которых он до сегодняшнего дня не знал и горя – тоже. Не считая Аделы, Эстебан был знаком только с Леони. Которую не сказать, что хорошо знал, но после одного случая – крепко запомнил.
Дело было ещё до того, как будущий Первый маршал принципиально перестал дразнить девчонок. Настолько давно, что парень уже даже не помнил, с чего они с ней тогда зацепились. Колиньяру поначалу было весело и забавно, но когда та девчонка сказала – чья она племянница, стало вдруг как-то муторно и тревожно, ибо суть всего весёлого и забавного, что он ей перед этим наговорил, сделалась приблизительно таковой: "девочка, попроси, пожалуйста, своего дядю, чтобы он стёр меня в порошок." Но девочка, как ни странно, не попросила. Хоть и пообещала. И Эстебан, которого в детстве пугали кардиналом, как иных – Мармалюкой, с тех пор обходил её шестнадцатой дорогой.
И был уверен, что если с кем и возникнут проблемы, то именно с Леони, которой сидеть было безопаснее, чем бежать. Но дуры были чудны и полны сюрпризов: графиня Дорак приняла его затею с неожиданным воодушевлением, а капитанша, для которой эта авантюра была последним шансом, сначала уставилась на Эстебана так, словно тот предложил совершить не побег, а коллективное самоубийство, а после предоставила право решать своей полоумной подопечной, которая то ли ещё не проснулась, то ли думала, что ещё не проснулась.
- Пожалуй, я высказался слишком категорично, - Колиньяр так талантливо спародировал паркетный тон паркетного Савиньяка, что сейчас походил на Оленя даже больше, чем сам Олень, - Разумеется, силой вас никто не потащит. Но вы должны понимать, что после того, как обнаружится, что королева бежала - ваше заточение перестанет быть добровольным, а условия – королевскими. Оставшихся переведут в темницу и будут очень пристрастно допрашивать. И хотя в вашей преданности Её Величеству я уже почти не сомневаюсь - здешние хурии творят чудеса. Поэтому план и маршрут побега мы огласим только тем, кто идёт с нами.

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-13 09:22:25)

+3

76

Катарина старалась выглядеть спокойной, хотя, на самом деле тревожно и напряженно вслушивалась во все, что говорили дамы. Сейчас то, что они скажут, и как поведут себя, имело большое значение. Гораздо бОльшее, чем ей бы того хотелось... но что поделать. Потерять лицо хрупкой королевы-благодетельницы для Катарины было почти тем же самым, что потерять на плахе голову.
Катарина пока молчала, только глядя на фрейлин попеременно и неспеша делая несколько глотков свежей прохладной воды из бокала. На вопрос Леони по сути ответил Эстебан, Луиза... на госпожу Арамона и вправду можно положиться, сейчас она подтвердила это очередной раз. Селина, конечно, последует за матерью. А вот Айрис... Королева перевела взгляд на задремавшую в своем кресле герцогиню Окделл. Притворяться девушка не умела. Видимо, сказались все волнения и ее плохое самочувствие.
- Герцогиня Окделл, - позвала ее Катарина, не слишком громко, но отчетливо, - мы все ждем Вашего решения.

+3

77

Айри продолжала сладко подремывать в удобном кресле. Правда, сны становились все тревожнее и тревожнее. Да и муторно было как-то. Все шла куда-то, что-то искала. А в итоге пришла в Надор. В гербовую гостиную. Там странно ярко горел камин, и от него было очень жарко. Так жарко в Надоре не было, пожалуй, уже очень давно. Что-то шумело и становилось все громче. Вскоре можно было различитить, что это голоса каких-то людей, но слов разобрать нельзя было, все сливалось в один общий гул. А потом показались фигурки. Они стали отчетливей, как будто приближаясь. Это было два человека, мужчина и женщина. Это мать опять ругалась с отцом, а Айри подглядывала за ними в дверную щелку. Отец кричал и злился. А значит, был жив. -  Девушка улыбнулась во сне и сон неожиданно кончился. Она проснулась.
- Герцогиня Окделл,  - мы все ждем Вашего решения. - Айри нахмурилась, открыла глаза и несколько недоуменно похлопала ресницами, понимая, где она находится и вспоминая все, что было. Луиза, Леони, Селина, королева... Даже Колиньяр -они смотрели в ее сторону и, определенно, чего-то ждали.  Айри нахмурилась еще раз, потерла лоб, непонимающе посмотрела на королеву и проговорила чуть хрипловатым спросонья голосом:
Простите... Я... Видно, задремала. А... Какое решение? - девушка перевела взгляд на генерала и продолжила уже с некоторым негодованием. - И почему он на меня так смотрит? Какое решение? Он решил провести допрос? Нет, я не собираюсь помагать Вам в Ваших грязных делах!.. - то, что в комнате находится все еще теньент, которого она вроде бы уверяла, что является невестой Эстебана, она как-то запамятовала, но случайно переведя на него взгляд, резко осеклась.

+3

78

- В моих глазах лишь любовь, - сиропно лыбясь, напомнил Эстебан, - А в душе нет паутины и грязи. Что с Вами, алмаз небесных руд, прекрасная герцогиня? Неужели не помните, как на этом самом месте я сделал Вам предложение? И в тот же миг раздался глас серебряных труб, и запели вешние птицы, и запахло луговой мятой и сама королева благословила наш неразрывный союз!
Судя по взгляду, невеста ничего такого не помнила и вообще мало что понимала. Ну и ладно.
- Я. Предложил. Совершить. Побег, - теперь Колиньяр говорил медленно, с расстановкой и даже на всякий случай показал на пальцах бегущего человечка, - Её Величество согласилась и спросила – готовы ли Вы бежать вместе с ней. Времени у нас мало, решать надо быстро, поэтому... ради всего, что между нами было - скажите "нет". И тогда мы, наконец, перейдём к обсуждению, а Вы – в другую комнату.

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-15 08:35:06)

+4

79

Сон как рукой сняло. Слишком много странной информации. Он же не делал ей предложения.. Ааа... Создатель - Айри на секунду прикрыла глаза и стыдливо поморщилась. Он же все слышал... Но зачем подыгрывает? И.. какое словоизлияние. Девушка смотрела на своего "возлюбленного", который распылялся о своей любви, с открытым ртом и глупо хлопая глазами. Следуящая новость была еще более невероятной. Побег? Зачем это Колиньяру? Это очень странно... Дослушав до конца, Айри еще несколько минут сидела, молча пялясь в пол. Нет, если первое еще можно было понять... Гадкий ызарг издевается... Навозник проклятый. Чтоб он провалился! А второе... Может, он сошел сума? Ну, а что... Сразу представилось, как Колиньяр проводит через главный двор ораву фрейлин и придворных дам во главе с королевой. Дальше воображение услужливо нарисовало дальнейшую дорогу, толпу удивленных стражников и конечная цель : площадь. Вот маленькие фигурки, смешно шурша платьями, бегут за своим предводителем, взбираются на помост. А Эстебан, превратившийся в маленькую ящерку с перевязью, делает широкий жест в сторону виселицы и радосто улыбается. Зрелище... довольно странное. Айрис перевела широко раскрытые от удивления глаза на собравшихся в комнате и не замедлила ляпнуть свое предположение.
- Это как это он собирается провести по всему замку толпу женщин?.. - это было сказано тихо, но окончание девушка удивленно воскликнула, чуть не подпрыгивая с кресла. - Побег? Как на эшафот что ли?!

+3

80

Колиньяр в свою очередь представлял, как он завтра пойдёт во главе конвоя.
Вот он, исполненный решимости и эпического героизма, шагает по Багерлее. Перед ним расшаркиваются встречные тюремщики, позади него шествует Катарина и её дамы. Дамы, шествуя, шуршат и позвякивают. Колонна сворачивает в тёмный коридор и направляется к... Так. Стоп. А чем эти дуры могут позвякивать? Эстебан не приказывал надевать на них кандалы! Генерал резко оборачивается, но, как и в прошлый раз – слишком поздно: на него одновременно и неоднократно обрушиваются вазы, канделябры, лютни и книги "Ожидания". Колиньяр медленно и величаво, как полагается эпическому герою, падает на пол.
- Дамы-дамы, и как вам не стыдно? – ласково журит королева, - Он ведь и правда хотел нам помочь.
Дамы, побросав оружие, расступаются. Им не стыдно, но боязно. Они базарно галдят и неприлично тычут друг в дружку пальцами. Королева, рыдая, восхищается эпическим героизмом Эстебана и обещает назвать в его честь площадь или хотя бы – собачку.
- Я всего лишь исполнял свой долг, - рыцарь закрывает глаза и с именем Маргариты на устах эффектно умирает.

- И откуда берутся такие дурацкие мысли? – помотав головой, раздражённо подумал Эстебан, но на всякий случай решил завтра пойти замыкающим.
- На эшафот? – поморгав, переспросил он минуту спустя. И, кажется, понял – откуда. ОКДЕЛЛЫ! Их фамильная, скалолобая дурость, которая прёт у них из ушей, слетает с языков, отскакивает от зубов и струится в окружающий мир через кожные поры. И, что самое страшное – она заразна! Её можно нахвататься, как блох от адуанской шавки. К ним не только нельзя поворачиваться спиной, но даже близко лучше не стоять.
- Любимая, я бы с удовольствием, но у меня нет таких полномочий. Если желаете на эшафот, тогда Вам однозначно – лучше остаться. Впрочем, мы можем где-нибудь по дороге остановиться и вздёрнуть Вас, например, на берёзке. Или, может, у Вас есть какие-то предпочтения? Дубочки? Ёлочки? Сосенки? Да ради Вас я готов отыскать в здешнем редколесье даже кэнналийский гранат! - Колиньяр заткнулся и умоляюще посмотрел на Катарину, - Ваше Величество, может, Вы сами ей объясните? Думаю, у Вас это лучше получится.

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-16 19:16:21)

+3

81

Айрис сморгнула, в очередной раз выслушала длинную, глупую, бессмысленную, но жутко обидную тираду проклятого навозника, который, видно, решил до конца жизни ездить ей по ушам этой "дорогой", "любимой", и как там он еще придумает... Но пришлось признать, что все же она сморозила глупость. Вернее, глупость представила, а думать, что Эстебан поведет их на эшафот - это вполне нормально, учитывая какой он гадкий, мерзкий и подлый, как все его родственники и поборники узурпатора. Айри насупилась и в упор взглядом исподлобья сверлила генерала. У нее просто не умещалось в голове, как. КАК?! КАК может говорить так молодой человек, который заканчивал Лаик, который готовился стать оруженосцем, а потом и РЫЦАРЕМ так говорить с дамой. Да. Какая-никакая она все же дама. И с ней нельзя так разговаривать. Она никогда такого не слышала, и опыта у нее в спорах и словесных перепалок не было, но девушка была уверена, что они появятся... На каждую фразу, на каждое слово, всегда, всегда такие непотребные вещи. В глазах у юной герцогини даже появились слезы обиды и бессильной злости - она просто пока не придумала, что бы такого ответить - Айри не ожидала таких вот нападок и не была к ним готова. Слезы появились, но не потекли. Она сморгнула их и насупилась еще больше. Разве что из глаз искры от ярости не летели. Вот еще! Рыдать из-за проклятого навозника. Ну и что, что брата нет, и он защитить не может, все равно надо справиться. И самой.
- Да ты!.. Вы тупой непробудный идиот! Даже я знаю, что женщин не вешают! И даже такие навозники  и слуги узурпатора как Вы! Да как Вы посмели даже сказать такое?! - Айри вскочила с кресла, принялась ходить туда-сюда, жестикулировать и передразнивать треклятущего мерзавца. - "Если хотите на эшафот - можете остаться".  Во-первых, с чего мне Вам верить? Вы же сами говорили, что были бы рады моей смерти. Так зачем же Вам устраивать побег? И потом, Вы подумали, как это сделаете? Вы посмотрите, сколько нас здесь! Вы спрячете нас в мешок или, быть может, мы станем невидимыми?! И потом если Вы действительно помогаете сбежать Ее Величеству, то как раз правильнее было увести ее одну! Так она была бы в большей безопасности! - девушка скривилась. - Хотя, с Вами никто не был бы в безопасности! Мало, что придет Вам в голову! - Сначала ей хотелось сказать что-нибудь такое же хлесткое, обидное, язвительное, может, даже тоже назвать мерзавца каким-нибудь "миленьким", но теперь ее перекосило от этой мысли. Она только кричала и ругалась, не в силах уязвить протвиника. И правда не понимала, что ему нужно. - Повесить... женщину. Да Вы... Вы просто недостойны называться мужчиной! - в конце концов эмоции хлынули через край, сама особо не соображая, что делает, девушка подскочила к Колиньяру и влепила ему пощечину. Тут же прекратился поток слов и мыслей, и как-то даже как будто замерло все. Айри стояла, тяжело дыша и как-то даже сначала несколько испуганно от того, что она сделала, смотрела на юношу. А потом прошипела: Я буду говорить только с Ее Величеством. Узурпатор никогда не был королем, а Катарина Ариго истинная королева. Пора Окделлам показать, кому они служат. Одной выйти было бы проще, но если моя королева скажет, что для нее лучше, чтобы я ехала, я поеду. Мой долг быть там, где я ей нужна. - Она вспомнила брата, отца, разговоры о сильной духом королеве, о присяге, о Чести, но мало соображала, что говорит. Слова лились как-то сами, а потом наконец закончились. Все было  муторно, как будто закрыто пеленой и было трудно дышать. Айри просто остановилась и стояла чуть поодаль напряженная и прямая как натянутая струна. Ее то и дело пробирала мелкая дрожь.

+2

82

Луизе отчаянно хотелось наятнуть подол на голову и не видеть всего того, что разыгрывалось перед ней. Милая, сонная, несдержанная Айрис в очередной раз перевернула все с ног на голову. Ну почему она не могла просто уточнить вежливо и спокойно? Конечно, кровь предков сказывалась всегда, но сейчас это было так некстати, что женщина не могла бы придумать другой более неподходящей ситуации.

Перепалка изначально была довольно забавной. Капитанша, несмотря на всю свою неприязнь к Колиньяру, не могла этого не признать, но все зашло слишком далеко. И последние слова генералика стали краем для юной герцогини. Слушая яростный поток слов подопечной, видя блестящие от сдерживаемых слез глаза, Луиза молилась, чтобы все прекратилось как можно скорее. Сейчас было не время для глупых ссор. Нужен был ответ. Но когда Айри со всех своих сил отвесила Колиньяру пощечину, женщина поняла, что ответ можно уже не давать. Вряд ли генералик молча вытерпит такое оскорбление. Хотя, нельзя не согласиться с тем, что колиньярья рожа давно просила чего-то даже крепче, чем ладошка герцогини. И все же, дело становилось паршивым. И почему Катарина не попыталась прекратить этот кошмар?! Луиза метнула завуалировано-яростный взгляд на королеву, но тут же осеклась: ах да, нежные гиацинты не разнимают сошедшихся в рукопашной.

Айрис! Хватит. – Резко сказала Луиза, понимая, что надо что-то делать. Да, Айрис обидится, что одернули ее, а не встали на ее защиту, но другого выхода нет. Защита бывает разной. – Ты можешь спровоцировать приступ.

+3

83

Леони смотрела на Айрис и не верила своим глазам. Пожалуй, из всех, кого она видела, только герцогиня Окделл была настолько несдержана. Однако каждой подобной истерике девушка поражалась как в первый раз.
- Создатель! - не выдержала фрейлина. - Ну, нельзя же быть такой... - Леони в последний момент всё же сбавила тон и ласково улыбнулась, - эмоциональной. Мы все тебя ждем, Айрис, так что сначала ответь, идешь ты с нами или нет, а уж потом... кричи про Олларов, - в голосе Леони прозвучала невольная обида, - и про навозников. Кстати, я тоже навозница, если ты забыла, - всё-таки не сдержалась и едко добавила девушка, - жаль, что ты меня раньше так не называла.
Леони перевела взгляд на Колиньяра и опустила глаза. Вообще-то, Айрис в какой-то степени была права: генерал действительно поступил очень некрасиво и недостойно кавалера. Скажи он всё это ей, Леони бы ответила (и ответила бы поизящнее девицы Окделл!), но в данном случае Колиньяр насмехался над Айрис, и это действительно было смешно, потому что она, похоже, соображала невероятно медленно. Во время их перепалки Леони едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться, но не хотелось обижать Айрис, однако её последние слова были неприятны: она никогда не показывала, что ей противно общаться с графиней Дорак, потому что она... "дочь узурпаторов".

Отредактировано Леони Дорак (2012-05-16 02:19:02)

+3

84

Айри была удивлена, да что там, она была в шоке, что творится здесь? Создатель, что?! Кто ее окружает, что они говорят?.. Это так очевидно и так просто. Эстебан не прав. Это видно четко, ясно, что они делали, когда он говорил все эти вещи? Говорили о платьях? Чем они слушали? Леони? Но что она сделала ей? Что за тон, что за едкие слова? Да это просто ... Предательство. Все, все они как будто на его стороне, все они отвернулись от нее. Почему? Разве он не их общий враг, разве он не оскорблял их самих и их королеву?! Луиза, Леони, королева... Она же молчит. И не вмешивается. Почему? Почему?..
- Почему ты... - голос предательски задрожал, но Айри сглотнула и продолжила. - Навозница?.. Если Вы не знаете историю своей семьи - Дораки вассалы Эпинэ. - ни о каком обоащении на ты уже и речи быть не могло. Айрис не могла понять, зачем
Леони все это говорит.- Вам нужен мой ответ? Что ж, хорошо. Я остаюсь. Но Госпожа Арамона с дочерью пусть едут. Надеюсь, мое отсутствие поможет Вам сбежать ТИХО и без лишних Эмоций! - последние слова девушка уже выкрикнула, из глаз брызнули слезы, и она убежала в свою комнату, хлопнув дверью.

Отредактировано Айрис Окделл (2012-05-16 14:25:52)

+3

85

Эстебан и Айрис со стороны напоминали отчаянно ссорящихся подростков, и если бы не сложная и крайне опасная ситуация, в которой они все сейчас находились, и которую нужно было решать быстро, сначала они вызвали бы у Катарины лишь легкую улыбку и воспоминания о детстве в Гайярэ. Но потом стало не до воспоминаний. К сожалению, королева не успела остановить Эстебана еще в самом начале, когда он не смог сдержать свое язвительное остроумие в адрес юной герцогини, готовящейся зашипеть в ответ на его слова, будто дикая кошка, за что он получил от той очередные побои, на этот раз в виде пощечины. Катарина вздрогнула от звука удара по щеке и опустила глаза, не забыв, впрочем, мельком взглянуть при этом на стоящего у дверей теньента.
Высказавшись от души, Айрис задрожала и задышала тяжело - у нее явно начинался настоящий приступ. Высказались и остальные, и теперь нужно было постараться если не пресечь конфликт, то хотя бы приостановить его. Катарина собиралась встать и подойти к Айрис, сказать несколько слов ей и остальным, тем более, похоже, начинала разгораться новая ссора - еще и между ней и Леони, но не успела. Айрис выкрикнула последние слова обиды и скрылась в другой комнате. Катарина обвела взглядом всех остальных.
- Генерал Колиньяр действительно собирается нам помочь, - сказала она, - Мы все сейчас должны довериться друг другу. Это единственный способ спастись. Именно поэтому нам нужно поговорить с герцогиней.
Катарина последовала в комнату за Айрис.

Отредактировано Катарина Оллар (2012-05-16 14:26:29)

+3

86

Колиньяр повидал немало истерик, но как выяснилось - ни одной настоящей. Истерика, укатанная сестрицей Окделла, возникла на пустом месте и развивалась настолько стремительно, что Эстебан - первый дуэлянт покинутой Вороном и Оленями Олларии, при всей своей молниеносной реакции, упустил момент, когда у нареченной окончательно сдуло голову, не успев ни увернуться, ни перехватить её руку. А ручонка у малохольной герцогини оказалась на диво тяжёлой.
Генерал, стиснув зубы, задержал дыхание и с полсотни рвущихся наружу слов. Преимущественно – адуанских. Да что, твари её задери, с этой припадочной?! Он же просто пошутил! Э-э... незлобливо.
Припадочная, между тем, обиделась на Леони за то, что та обиделась на неё и на крыльях истерики унеслась в свою комнату. Королева ушла следом. Остался багровый от сдерживаемого хохота теньент и четыре женщины, объединившихся в мрачную враждебную коалицию в тот самый миг, как Эстебан с ними поздоровался. Парень затосковал.
- Колиньяров в Талиге почему-то не любят, - задумчиво пробормотал он, потирая щеку. Генерал не думал, кто виноват - это и так было ясно (причём - только ему, Эстебану, а все остальные, судя по бросаемым на него укоризненным взглядам, пребывали во мраке заблуждения). Он думал, что делать. Мысли приходили самые разные, кроме одной, идиотской - пойти извиниться. Прошло три минуты, близился регулярный обход - времени на раздумья не оставалось, пришла пора действовать.
- Вы правы в одном, - сказал Колиньяр, ворвавшись в комнату, - сторонники Олларов женщин не вешают. Это прерогатива Людей Чести. Две недели назад Робер Эпинэ убил Амалию Маран - женщину, доводившуюся мне родной тёткой. Он повесил её во дворе. На каштане. 
Не то, чтобы парень тяжело переживал эту потерю: во-первых, терять тётку ему было не впервой - драгоценный племяш "хоронил" её всякий раз, как ему нужна была увольнительная, а во-вторых - Эстебан не любил своей тётки. Но Амалия, какой бы она ни была, была его родственницей. И Эпинэ за её убийство ещё ответит. 
- Но я не Человек Чести. И затеял этот побег не для того, чтоб в отместку поразвешивать вас на деревьях. Я хочу вывезти королеву в безопасное место. Зачем мне это нужно – моё личное дело, верите ли Вы мне – дело Ваше, а как я к Вам отношусь – вообще дело шестнадцатое. Потому что речь сейчас не о Вас и даже не обо мне, а о жизни Её Величества. Разумеется, увести одну королеву было бы проще, но Её Величество сказала, что вас не оставит. И хоть я не в восторге от перспективы совместного путешествия, но тем не менее - Вас приглашаю. Потому что если останетесь Вы - останутся все. И королеву казнят.

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-17 08:31:26)

+3

87

Луиза медленно втягивала носом воздух, стараясь сохранять спокойствие. Годы, прожитые с Арнольдом, давали о себе знать. Захотелось завопить кошкой, которой наступили на все четыре лапы поочередно, а затем еще и откусили половину хвоста. Захотелось в красках рассказать всем собравшимся здесь аристократам, что она, капитанша, думает об их истериках, скандалах и прочем. Захотелось многого. Но Луиза еще раз вздохнула и окончательно пришла в себя. Краем глаза отметив, что Катарина устремилась вслед за Айрис, женщина подумала, что если королева не убедит девушку, то Луизе и Селине точно придется остаться здесь. Королева королевой, но госпожа Арамона отвечает не перед ней, а перед Вороном, пусть его и носят кошки далеко-далече от Олларии. Где это видано, чтоб дуэньи своих подопечных бросали?

Слова о повешанной Маран оставили женщину равнодушной. Как и Робер Эпинэ, в прочем. О том, что Люди Чести вешают женщин, пусть Люди Чести и думают. Ей, незаконнорожденной дочери самого настоящего "навозника" думать об этом не стоит.
Интересно, Катарина действительно останется, если останемся мы? Или двинется в путь с графиней? – Луиза закусила губу, рисуя в голове развитие дальнейших событий. Что случится, если королеву все же решат казнить? Затуманит ей ее святой разум страх? Бросится ли она бежать, бросив своих дам? Дурой будет, если не бросит, решила Луиза.
Сцепив зубы, госпожа Арамона вежливо склонила голову:
Вы же прекрасно понимаете, сударь, что еще чуть-чуть и никто никуда не поедет точно. Это цепная реакция. Не думаю, что в праве это говорить, но скажу. Вам бы, сударь, принести свои извинения герцогине Окделл. И тогда вопрос о спасении королевы решится. И никто не пострадает. – Медленно проговорила Луиза.

+3

88

Вбежав в свою комнату, Айри пометалась еще немного по комнате, соображая, что же случилось, и как вообще такое могло быть, и в конце концов плюхнулась на кровать. Она сгорблено сидела на краю, пялилась на свои коленки и размазывала слезы по щекам рукавом платья. Все казалось каким-то нереальным. И побег этот, и ссора... Оставаться одной, когда все уйдут, а сюда придут Манрики... Но она сама сказала, что никуда не поедет... В сердцах, конечно, но обратного не вернуть. Девушка упрямо поджала губы, а слезы потекли еще сильнее. Окделлы не могут нарушить свое слово... А вернее, именно эта Окделл, конкретная, не могла переступить через свою гордость. Или гордыню, если быть точным. Девушка услышала звук открывающейся двери, порывисто подняла голову и испуганно посмотрела, кто это пришел. Это была королева. Вот теперь Айри даже стало стыдно. И мать, и отец, все ей говорили, что надо  быть сдержаннее, а она не слушала. Разоралась тут про навозников... Могли ведь и казнить за такое... наверное. А теперь пришлось сюда идти Ее Величеству. Айри не знала, что она скажет, но заранее готовилась, что ее будут стыдить. Она сжалась и приготовилась слушать, как в комнату вихрем ворвался ... Эстебан Колиньяр. Интересно, этот человек вообще когда-нибудь с дверями нормально общается? - промелькнуло в голове у Айрис, но развить эту мысль, чтобы она перешла в сборник рассказов о приключениях Ызарга Грозы Дверей, девушка не успела. Эстебан ворвался и первым делом... стал подливать масла в огонь. Нет, закатывать третью истерику никто не собирался. Айри слишком устала и у нее уже болело горло. Поэтому она просто недобро зыркнула на говорившего и просопела:
- Робер Эпинэ так бы не поступил. Он был другом моего отца и нашей семьи. И я не видела еще человека, относившегося к женщинам почтительнее, чем он. Его оклеветали, и иначе быть не может. - рассказывать о том, что видела она его всего раза два и что он сумел как-то даже произвести впечатление на Мирабеллу, она не стала.
То же, что стал говорить Колиньяр дальше заставило ее задуматься и...  что уж там, признать, что она поступила глупо. Конечно же Луиза не бросила бы ее здесь одну. И королева слишком благородна... А она, еще дочь самого Эгмонта Окделла, называется, подставила их всех под удар своим поведением! Вернее, подставила бы. Айри шмыгнула носом,  жалостливо посмотрела на королеву и промычала:
- Прости-и-ите - естественно, к Эстебану это не относилось. Он был лишь тем, кто выдал ей информацию, которая привела ее к мысли, что она не права. Злиться на него меньше никто не стал.

+3

89

На приведенный в пользу Эпинэ аргумент, Эстебан лишь ласково улыбнулся. Он не стал уточнять – с какой стороны характеризует недобитого мятежника дружба с Окделлами. Путь до Ноймара неблизок, у них ещё будет время поболтать об этом и не только. А сейчас...
- Прошу прощения за вторжение, Ваше Величество, я... - парень замолчал и медленно обернулся на голос. Ворвавшись, он не закрыл за собой дверь. И этим тут же воспользовались. И мало того, что стояли-подслушивали, так ещё не постеснялись подслушанное прокомментировать. И вместо того, чтобы попросить извинения за свою беспардонность, его потребовали. У Эстебана! Чуть ли не шантажом!! Колиньяр уставился на торчащую в дверях капитаншу почти с восхищением.
- Согласен, сударыня, - генерал расплылся в медвяной улыбке и подошел к Айрис, - И Вы тоже меня простите, душа моя. Я был излишне горяч и виной тому пылающая во мне страсть. А теперь будет просто замечательно, если мы, рука об руку, вернёмся ко всем. А вернее – в приёмную, потому что почти все уже здесь, - Эстебан покосился на Луизу и галантно выставил локоть, - Прошу! Скоро начнётся обход, а нам ещё нужно многое обсудить и кое-что сделать. Кстати, ненаглядная, нам сейчас очень пригодится Ваша э-э... эмоциональность. Как и Ваш лицедейский талант, госпожа Арамона.

Отредактировано Эстебан Колиньяр (2012-05-18 11:12:29)

+3

90

Катарина едва успела подойти к шмыгающей носом Айрис, собираясь тихонько увещевать ее в необходимости ехать всем вместе и доверять Эстебану, а также перестать его бить, как в комнату ворвался он сам. В общем-то, юноша был прав - время поджимало, вести долгие уговоры и разговоры было нельзя, и примерно все, что хотела сказать королева своей фрейлине, он сказал коротко и быстро, хотя и не удержавшись от доли язвительности. 
- Ничего, герцогиня, - тихо проговорила Катарина Айрис в ответ на ее "простииите", - Главное, что вы смогли успокоиться... Генерал Колиньяр прав - после суда нас наверняка ждет казнь. Мы вынуждены бежать отсюда, пока есть такая возможность, но в дороге нам необходима ваша помощь и преданность. Ваша, госпожи Арамона, Селины, графини Дорак и Аделы. Мы надеемся на всех вас.
Она посмотрела на Айрис своими спокойными светлыми глазами потенциальной жертвы, нарочно повысив голос в конце своей речи так, чтобы дамы из соседней комнаты тоже слышали ее через открытую дверь.

Отредактировано Катарина Оллар (2012-05-17 23:42:44)

+3


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » "Каникулы строгого режима"