Кэртиана. Шар Судеб.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Мал-мала-меньше в оленьем семействе [396, ВВолны]


Мал-мала-меньше в оленьем семействе [396, ВВолны]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Название эпизода: «Мал-мала-меньше в оленьем семействе».
2. Время действия: 396 год, Весенние Волны.
3. Место действия: Старая Эпинэ, замок Сэ и его окрестности.
4. Участники: Арно Савиньяк, Лионель Савиньяк, Эмиль Савиньяк.
5. Краткое описание:
Лионель и Эмиль решают провести отпуск в Сэ, где в это время находится их мать и младший брат. За несколько часов до приезда Лионель отправляет вперед себя посыльного из деревни, чтобы предупредить о времени своего приезда. Арно не может усидеть на месте и, пользуясь случаем, поехал навстречу старшим.

0

2

Чем ближе приближались сроки приезда старших, тем чаще младший ловил себя на том, что не знает, куда себя деть. Сэ хватался сразу за добрую сотню дел, и хорошо, если доводил из них до конца хотя бы четверть – так ему хотелось приносить пользу везде и сразу. Какое-то время слуги мирились с бегающим по лестницам и двору виконтом, но, когда он стал мешать больше, чем из его присутствия можно было извлечь хоть какую-то пользу, слово за слово от крестьянки до кухарки, от кухарки до горничных, от горничных до камеристки и от камеристки до графини дошло, что хорошо бы юношу куда-нибудь деть и занять чем-нибудь одним. Вот почему матушка вызвала ментора Фарнеби и попросила занять сына внеурочными чтениями, которые не могут быть излишни перед Лаик.

Арно воле матушки противиться не смел и как раз уже настроился на то, что ему придется просидеть до приезда старших в библиотеке, когда пришло письмо. Ну ладно, не письмо, а записка, в которой Ли сообщал, что каких-нибудь часа через три они с Эмилем доберутся до Сэ, а пока остановились в одной из деревень, чтобы их кони могли отдохнуть, а сами всадники – перекусить. Виконт ревниво думал о том, что за время дороги близнецы успеют много чего поведать друг другу интересного, и юноше было безумно обидно, что подслушать это «интересное» у него, сидя в замке, нет ни малейшей возможности. Нет, книга, конечно, тоже что-нибудь рассказать да может, но разве сравнится она с новостями из столицы? Или – еще лучше! – из настоящей армии?!..

План был прост и очевиден – бежать. Увести из конюшни старого Ольстра, на котором чаще всего Арно учился держаться в седле, и поехать на встречу. Жаль только, что то, что казалось столь простым навскидку, на деле было практически нереализуемо: Фарнеби хоть и сам читал, но глаз с виконта не спускал, привык за десять лет, что тот при первой же возможности ускользнет. Пришлось отпрашиваться у матушки, пользуясь тем, что та зачитывала записку в его присутствии. Оленьи глазки, бывшие самым страшным орудием виконта, на этот раз не сработали – матушке не хотелось отпускать младшего верхом, учитывая, что учитель верховой езды сопровождать его в этой поездке не мог. Пришлось к природному обаянию подключать и доводы рассудка – взывать к тому, что да сам Эмиль его учил сидеть верхом (ну не могла же матушка усомниться в этом умении собственного сына-кавалериста?), что Ольстр смирный и послушный (разве не сама она на нем когда-то ездила?), что деревенька находится недалеко (а ведь одни только занятия виконта верхом требуют не меньше трех часов! ничего нового!), да и сами старшие двинутся навстречу (так это еще меньше ехать придется!), и вообще – не ему ли через год ехать в Лаик (а как он доберется, если без ментора его даже столь близко пускать не желают?! и как на него другие унары смотреть будут, прознай они о таком?!..)? В общем, деваться графини было некуда, только покачать головой да отпустить нетерпеливого сына навстречу старшим, раз ему так не терпится.

Будучи на седьмом небе от счастья, Сэ даже не возмутился навязанному ему в дорогу слуге. Быстро переодевшись в дорогу и прихватив с собой немного денег, Арно выехал из замка, подставляя сияющее лицо солнцу и довольно жмурясь. Весна совсем вступила в свои права, шел уже третий ее месяц, и все окрестности заливало теплым светом, подобно тому, как в Скалы землю накрывает водами разлившихся рек. Ольстр, похоже, радовался потеплению и долгожданной прогулке не меньше, чем Сэ, и последний, чувствуя желания коня, пустил его галопом, позволяя ветру путаться в светлых волосах и выбивать их из-под ленты. Слуга, Жуль, остался чуть позади. Для него выходка юноши была неожиданной и, стоило ему опомниться, он поспешил нагнать виконта, что, отдавая дань морисской крови Ольстра, удалось ему с его клячей не сразу – к тому времени Арно уже скрылся в роще и перешел на шаг, ровно ступая по избитой многочисленными повозками дороге. Ехать в молчании было для Савиньяка не выносимо, поэтому и четверти часа не прошло, как Арно принялся приставать к своему путнику с вопросами – был ли он в тех краях, есть ли у него братья, что находится с противоположной стороны леса. По пути, Сэ заскочил на ярмарку, чтобы купить себе что-нибудь пожевать в дорогу, и продолжал все так же непринужденно болтать с Жулем, который на вид был не старше лет двадцати.

Часа через два, у родника, Жуль предложил Арно спешиться ненадолго и дать лошадям напиться. Место было почти у дороги, братьев, проезжай они тут, Савиньяк бы не пропустил, так что ответил на предложение согласием и передал поводья своему спутнику. Предложение казалось особенно удачным юноше и потому, что родник, вытекая из своего месторождения, превращался в ручей приличной ширины, перебраться на ту сторону которого можно было лишь двумя способами: либо промочив башмаки, либо осторожно, подобно акробату, перепрыгивая с камня на камень. Арно частенько заставал за подобным развлечением детей служащих в замке крестьян, во всяком случае, уж точно не раз слышал о подобном рассказе, но сам Сэ никогда в подобных развлечениях участия не принимал – и самому оно казалось неуместным, и ментор не поощряли с матушкой. А здесь, в отсутствии людей вокруг, не считая занятого делом и почти не обращавшего на виконта внимания Жуля, можно было сделать то самое – попробовать. Предусмотрительно сняв туфли и чулки (и мысленно порадовавшись, что матушка не видит!), Арно ступил на первый камешек, затем, прицелившись, перескочил на второй, а потом и на третий. Виконт так увлекся своим занятием, проявляя ловкость и грацию истинного оленя, что и не заметил, когда завывающему теплому ветру присовокупился звук стучащих по дороге подков…

+1

3

Весенние Волны были в разгаре. Яркое солнце, летом встающее в жаркий зенит, ещё не успело полностью взять свои права. Ему ещё хотелось подставлять лицо, а не прятаться под шляпой, под его лучами ещё хотелось улыбаться и смотреть в лицо своей дороге. Здесь в этом месяце уже спал дурман цветущих деревьев, растения вошли в пору самого бурного роста, и вся провинция тонула в зелени. В Придде сейчас бы вовсю цвело, а в серерном Бергмарке склоны засыпали мелкие звёздочки северных трав. В Олларии на улицах ещё доцветали каштаны, а яркие парки не померкнут до самой осени. Лионель привык с северному короткому лету, легко переносил городскую духоту, но так, как на родном юге, ему не было комфортно нигде.
А может, дело было не столько в доме, сколько в воспоминаниях. И Эмиле, с которым в кои-то веке можно просто ехать рядом. Такая редкость - дорога, которая ведёт тебя к дому, и разговоры, в которых нет ни слова о бедах и делах - ни прошлых, ни нынешних. Юмиль болтал об армии и выходках местных офицеров, Ли сначала рассказывал о тех, кого видел в столице, а теперь - просто ехал с братом бок о бок, прикрывая под ярким светом глаза и улыбаясь ощущению простого человеческого удовольствия от того, что в душе не скребёт ни единой кошки. И, главное, в ближайшие две недели не собирается.
- Помнишь, как-то ещё до Лаик мы сбежали из дома, чтобы провернуть какую-то шалость без присмотра родителей? - старший обернулся к близнецу, весело улыбаясь. - Не помню уже толком, куда мы собирались, но хорошо помню эту дорогу. Где-то тут был ручей. Как перешли его, стало ясно, что гроза будет. - сузив глаза, Ли вгляделся в дорогу впереди. Честно, он совершенно не помнил, зачем они тогда мчались к покинутой полчаса назад деревеньке. В память запала тёплая шкура коня, его дыхание, бьющий в лицо ветер, вдруг ставший холодным, и лиловые сполохи на почерневшем горизонте. Тогда мир казался другим...

Чужое присутствие Лионель почувствовал раньше, чем из-за очередного свесившего к дороге ветви дерева увидел тот самый ручей, двух лошадей со знакомым слугой и, несколько шагов спустя, Арно.
Арно, прыгающим по камням через ручей.
Ли даже остановил Грато на несколько шагов раньше. Надо сказать, что первое, о чём он подумал - какая практическая нужда погнала младшего через ручей, и только секунду спустя он понял по траектории и увлечённости, что никакая.
- Как много нового узнаёшь, вытелев из гнезда, правда? - шутливо проговорил Ли, обернувшись на близнеца и продолжив наблюдать. Молодой слуга, услышав голос, подскочил и торопливо поклонился господину.
- Добрый день, господин граф! - улыбаясь, поприветствовал он, и Лионель, улыбнувшись в ответ, спрыгнул на землю. Окликать Арно он не стал - зачем отвлекать? Вылавливать его из воды будет, конечно, весело, но совершенно не обязательно.
Так далеко от дома и без толкового сопровождения Ли брата не видел и не думал, что мать полагает младшего для этого достаточно взрослым. Но Савиньяка, когда он повзрослеет и начнёт рваться на подвиги, так просто не остановишь, и графиня это, конечно, прекрасно знает. Помнит, в какие передряги лезли её старшие. Не через ручьи прыгали, прямо скажем. Но это и правильно - через год Арно поедет в столицу, и к тому времени должен быть уже совершенно самостоятельным.

0


Вы здесь » Кэртиана. Шар Судеб. » Память » Мал-мала-меньше в оленьем семействе [396, ВВолны]